Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
19-03-2009 15:01
 
Вадим Ярмолинец. ВСПОМИНАЯ ЕВГЕНИЯ МАГЕРОВСКОГО. Борьба белых и красных продолжается, считал Евгений Львович, и в этом конфликте он не был пассивным наблюдателем

Всего лишь два месяца прошло со дня кончины доктора Евгения Львовича Магеровского. За три недели до этой даты его друзья собрались, чтобы помянуть его и первоначально осмыслить его роль и значение в современной русской иммиграции. Панихиду по случаю 40 дней со дня смерти воина Евгения – в миру полковника американской армии и профессора истории доктора Евгения Львовича Магеровского (11.12.1934 – 18.01.2009) – отслужили 27 февраля 2009 года в том же храме, где с ним прощались в начале этого года – Св. Сергия Радонежского, что на Толстовской ферме. Служил митрофорный протоиерей Григорий Котляров. Ему помогал о. Всеволод Дутиков. Проникновенно пел хор. В храме были и те, чьи отношения с Евгением Львовичем насчитывают больше полувека послевоенной истории, и те, кто узнал о нем относительно недавно, когда он стал голосом оппозиции лавровской РПЦЗ, вступившей в унию с Московской патриархией. День выдался пасмурный, но к концу панихиды солнце вышло из-за облаков, и в огромное окно церкви хлынул поток света, как обещание встречи в другой жизни.

За поминальным столом, как повелось, много говорили об ушедшем. Член Академической группы в США профессор Георгий Сергеевич Пахомов знакомился с Магеровским дважды. В конце 50-х, поступая в аспирантуру Нью-Йоркского университета, он нашел в списке своих будущих педагогов имя профессора Евгения Львовича Магеровского. А когда сообщил об этом дома, мать всплеснула руками: "Боже мой, это же – Женечка!" В последовавшем разговоре вспомнилась встреча осенью 1945 года в Регенсбурге, где 13-летний Женечка водил удить рыбу 5-летнего Георгия. При первой же университетской встрече они по старой памяти перешли на "ты".

"Женя для меня был своеобразной иллюстрацией высказывания Ключевского о том, что де в России законы строги, да нравы мягки. Он был предельно строг к научным изысканиям, проверял всякую мелочь, но не было более милого и жизнерадостного человека на застольях, которые устраивала его супруга Екатерина Викторовна".

В завершение своего выступления Георгий Сергеевич напомнил собравшимся о сне Алеши Карамазова, увиденном после удручившей его кончины старца Зосимы. Он увидел большой светлый зал, где за столом сидел Зосима. Улыбаясь ему, старец пригласил его садиться рядом. "Я верю, что и Женя встретит нас за этим небесным столом и пригласит сеть рядом с ним", – закончил свое выступление профессор Пахомов.

О феноменальной эрудиции профессора Е. Магеровского в вопросах истории России вспоминала председатель Русской академической группы профессор Надежда Алексеевна Жернакова. Первое впечатление об их встрече оказалось обманчивым – полный человек в форме офицера американской армии, отрекомендовавшийся профессором, никак не походил на профессора, но многолетняя совместная работа опровергла это впечатление.

"Он стал не только ценным коллегой, неизменно привлекавшим своей открытостью и принципиальностью, но и личным другом", – сказала Надежда Алексеевна.

О регенсбургской юности вспоминал член Объединения российских кадетских корпусов за границей Валентин Николаевич Мантулин. По его мнению, любовь к России, которую Евгений Магеровский хранил всю жизнь, была заложена в его сердце в гимназические годы. В Регенсбурге работали лучшие педагоги русской эмиграции.

"Увы, у нас нет такой гимназии, а без обучения наших детей русскому языку, истории, культуры, наша иммиграция может исчезнуть как явление", – посетовал Мантулин.

Эту же тему поддержал священник отец Всеволод Дутиков, подтвердивший, что наиглавнейшей задачей зарубежной Церкви является привлечение молодежи.

Татьяна Алексеевна Родзянко возразила: даже приходские субботние школы, в одной из которых она продолжает работать, давали и дают детям ту базу знаний, которые остаются с ними на всю жизнь, не дают забыть о своем происхождении, о своей национальной культуре.

Разговор неизбежно зашел и о том деле, которому отдал последние годы своей жизни Евгений Львович – делу спасения РПЦЗ, сплочению приходов зарубежной Церкви, отказавшейся следовать за ныне покойным митрополитом Лавром. Неизбежно возникший раздел, в том числе и в среде старой эмиграции, очень ярко описал Алексей Яхно. Поддержавшие воссоединение с Московской патриархией любят повторять: "В России свобода, Церковь разрешена. Вы только посмотрите, как у них купола золотом сияют!"

"Я хотел бы посмотреть как выглядят их купола с той стороны, которой нам отсюда не видно", – заметил Яхно.

Дружба Евгения Львовича Магеровского и Петра Николаевича Колтыпина насчитывает 60 лет. И, может быть, поэтому рассказ Петра Николаевича был так насыщен историческими фактами. Происхождение, воспитание, научная работа, армейская служба – все это было фундаментом безграничной любви Магеровского к России и ненависти к тем, кто стоял у ее штурвала после октябрьского переворота.

"Борьба белых и красных продолжается", – считал Евгений Львович, и в этом конфликте он не был пассивным наблюдателем. В советские годы он был в числе организаторов акций протеста у советских дипломатических учреждений в США, выступал с докладами о положении в СССР в Конгрессе. Е Магеровский был в составе научной группы, которая подвергла сомнению заявление российских властей об истинности царских останков и убедительно доказал, что достаточных оснований для такого заявления не было.

Последний занятый Магеровским рубеж был в битве с теми, кто ратовал за унию с Московской патриархией. Позиции обозначились во время памятного Всезарубежного пастырского совещания 2003 года в Наяке, где Магеровский сказал Колтыпину: "Мы должны что-то сделать, иначе мы потеряем нашу церковь". Собрав единомышленников, они учредили Общество памяти блаженнейшего митрополита Антония – первого возглавителя РПЦЗ, которое стало трибуной сплотившейся вокруг него оппозиции. Печатным органом этой оппозиции был "Живой Журнал" Евгения Львовича. За четыре года существования он сделал в нем более одной тысячи комментариев к процессу слияния РПЦЗ митрополита Лавра с МП и его последствиям. Последняя запись датирована 14 января 2009 года. Через четыре дня Евгений Львович скончался.

"Я имел удовольствие работать с Евгением Львовичем в организации и в подготовке Лояльной оппозиции РПЦЗ к проведению IV Всезарубежного Собора, на котором нам вновь, как ранее в Наяке, удалось выступить сообща против униатов, – вспоминает священник РПЦЗ отец Виктор Добров. – А через год после ухода Синода митр. Лавра из РПЦЗ в сергианский раскол МП, Евгений Львович вместе с верным остатком Зарубежной Церквипродолжил активную деятельность, увенчавшуюся проведением V Всезарубежного Собора и восстановлением РПЦЗ во всем ее каноническом блеске. Д-р Магеровский был офицером и русским дворянином, что называется, с большой буквы, ав моей памяти он навсегда останется верным чадом Зарубежной Церкви. Вечная ему память!"

Автор сердечно благодарит П. Н. Колтыпина за предоставленные материалы.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2020. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]