Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
31-12-2008 14:45
 
Роман Лункин. ИГРА НА ПОВЫШЕНИЕ. Митрополит-пиар "модернового патриарха" Кирилла может привести к обратному результату

После своего избрания местоблюстителем патриаршего престола митрополит Кирилл (Гундяев), кажется, затронул все важные церковно-общественные темы. Он говорил о молодежи, о миссии, о культуре, о государстве и "духовных рубежах", о Грузии и Южной Осетии, а также поднял государственническую идеологию Церкви до небывалых высот, сделав ее священной – "Русь называли святой вовсе не потому, что в ней было возведено много храмов. Ее именовали так потому, что национальными лидерами на Руси были святые, именно они сформировали народное сознание и систему ценностей". Возможно, в речи митрополита Кирилла содержался намек и на нынешнего "национального лидера" России, помимо президента РФ.

Однако игра на настроениях общества, политиков, сотрудников администрации президента РФ, на повышение собственного рейтинга в СМИ и на телевидении имеет в реальности лишь отдаленное отношение к выборам патриарха. Даже если подобное политически активное поведение и нравится некоторым властным структурам, государство не будет "продвигать" своего кандидата. С некоторых пор, когда православный по вероисповеданию президент Медведев пришел к власти, чиновники даже больше уважают РПЦ МП и говорят о социальном партнерстве. Но чиновники остаются такими же людьми, как и большинство населения страны, которые в православии хотят видеть размышления о духовности и пышные богослужения, а не иерарха, который требует принятия законов, заключения конкордата и вообще ведет себя иногда как духовная ипостась Путина. Ведь даже для светского политика в высказываниях митрополита Кирилла слишком много идеологии, слов об упадке Запада и процветании великой России.

Политтехнологии, как отметил владыка Кирилл, действительно, мало применимы в Церкви, по крайней мере, на этапе голосования за кандидатов. Перед иерархами РПЦ МП стояла сложная задача – избежать конфликтов и скандалов, то есть именно публичного противостояния различных групп и их кандидатов в рамках Церкви, чего избежать не удалось. Бурно идущая дискуссия внутри епархий, духовных учебных заведений, монастырей и между архиереями стала достоянием гласности если не в полном, но весьма значительном объеме.

Другая важнейшая задача – сделать так, чтобы избрание нового патриарха было воспринято как всенародное, без подковерной борьбы, чтобы через делегатов Поместного Собора слышался глас Божий и глас российского народа. Только таким образом для массы православных людей, которые часто или раз в год ходят в храм, предстоятель РПЦ МП станет новым "отцом нации". К новому Святейшему народ, хочет он этого или нет, со временем привыкнет. Именно для достижения этих целей Священный Синод на заседании 24 декабря предложил, чтобы выборы патриарха на Поместном Соборе проводились тайным голосованием. Более того, тайным голосованием трех кандидатов на патриарший престол определит и Архиерейский Собор. Это означает, что все пройдет с тайными перекрестными договоренностями с епископами из разных лагерей, которым могут пообещать определенные блага, повышения и передвижения.

В отличие от государственного аппарата, который может слаженно работать в России на выборы нового президента, во внутрицерковной среде нет монолитности, она пестра и многообразна, а епископы, как показал опыт выступлений владыки Диомида, могут напрямую выступать против патриарха. Среди архиереев есть сочувствующие Диомиду, противники митрополита Кирилла и т.д., и если они проголосуют на Поместном Соборе как-то не так, то им ничего не будет если они в процессе подготовки Собора и его проведения будут молчать, в отличие от какого-либо губернатора, который отказался бы поддержать "Единую Россию" и Путина.

Помимо этого, в процессе избрания патриарха есть еще один фактор, который отличает их от светской избирательной кампании – у патриарха нет сроков правления, он будет предстоятелем всю оставшуюся жизнь, его власть будет формально ограничена Священным Синодом, но его слово все равно будет много значить. Поэтому церковные иерархи, в отличие от светских политиков, должны думать на 10-15 лет вперед.

В реальности оказывается, что первоиерарх РПЦ МП должен обладать далеко не только теми, качествами, которые прописаны в церковном уставе. Помимо этого,
а) он должен быть принят православным народом, по возможности, без особых споров,
б) он должен быть умеренно консервативен и быть примирителем, что особенно важно в эпоху социальной напряженности (а совсем не быть опорой государства, как полагает дьякон Андрей Кураев),
в) он не должен восприниматься в качестве угрозы архиерейским церковным аппаратом или какими-либо его частями. Ни по одном у из этих критериев митрополит Кирилл не подходит на пост кандидата в патриархи.

Резкий политический старт владыки Кирилла, который стал местоблюстителем, сделал его главным претендентом на патриарший престол, но при этом очевидно, что в связи с присутствием Кирилла ему будет противостоять собирательный образ "более смиренного и духовного умеренного консерватора". Для того, чтобы избежать лобового противостояния с таким кандидатом, митрополит Кирилл, возможно, предпринимает определенные шаги. Прежде всего, в качестве кандидата на Поместном Соборе выступит глава УПЦ МП митрополит Владимир (Сабодан), уважаемый, но больной,  смена которого на посту предстоятеля УПЦ МП нежелательна. Не исключено, что в какой-то момент митрополит Владимир сам снимет свою кандидатуру. Другой сильный кандидат – митрополит Климент (Капалин), который подходит под все критерии кандидата на патриарший престол на все 100 процентов. Причем, в ситуации голосования за Климента или за Кирилла – шансы у Климента стать патриархом чрезвычайно высоки. Фигура Климента помогла Церкви сохранить внутреннее единство и избежать многочисленных споров – это был бы спокойный и стабильный патриарх. Именно поэтому сторонник митрополита Кирилла диакон Андрей Кураев объявил, что выборы делегатов на Поместный Собор от семинарий были лживыми, и это явное свидетельство того, что митрополит Климент и в самом деле собирается стать главой Церкви. А почему бы, собственно, и нет?

Появление других возможных кандидатов, кроме Кирилла, Климента и Владимира, происходит также, исходя из их противопоставления митрополиту Кириллу в силу яркости сияния его звезды на церковном небосклоне. К примеру, Союз Православных братств обратился к иерархам Русской Православной Церкви Московского патриархата в связи с предстоящим избранием Патриарха и предложил свой список кандидатов, которых называет, по мнению братства, народ. Это: 1. Вениамин (Пушкарь)– архиепископ Владивостокский и Приморский. 2. Климент – митрополит Калужский и Боровский, управляющий делами Московской Патриархии. 3. Сергий (Генсицкий) – архиепископ Тернопольский и Кременецкий. 4. Иларион (Капрал) – митрополит Нью-Йоркский и Североамериканский. 5. Агафангел (Саввин)– митрополит Одесский и Измаильский. 6. Викентий (Морарь)– архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский. 7. Никон (Васюков)– архиепископ Уфимский и Стерлитамакский.

В он-лайн голосовании за кандидатов, который устроил интернет-сайт "Правая.Ру", лидирует совсем не митрополит Кирилл, а Алексий (Фролов), архиепископ Орехово-Зуевский (61 год), викарий Московской епархии, консерватор, который с марта 1991 года является наместником Новоспасского московского ставропигиального монастыря. После него в рейтинге "Правой.Ру" идет владыка Кирилл, а затем митрополит Ювеналий (Поярков) и на одном из последних мест - владыка Климент. Кончено, скорее всего, читателями "Правой.Ру" является много духовных чад владыки Алексия. В общецерковном масштабе подходящей фигурой для патриарха-консерватора, которому не чужды монашеская делание, является архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов). Он был наместником Данилова монастыря, а также Введенской Оптиной пустыни, а после кончины Патриарха возглавил комиссию по его имуществу. Вполне умеренным и приемлемым смотрится кандидат, который упорно продвигает себя сам – митрополит Воронежский Сергий (Фомин), но его можно назвать, скорее, умеренно либеральным. Таким же умеренным либералом в лице консерваторов является митрополит Санкт-Петербургский Владимир (Котляров), однако он обладает большим авторитетом и среди священнослужителей, и в глазах власти.

Кого бы еще ни предложили архиереи и церковный народ, кандидат в патриархи чисто психологически будет реакцией на митрополита Кирилла. Даже консервативных экспертов, которые сами сильно идеологизированы, пугает та связь с властью и российской дипломатией вместе с демагогией, которые наполнят общественно-церковное пространство с приходом митрополита Кирилла. В статьях Дмитрия Данилова "Церковь на распутье" и Ильи Бражникова "Спортивный, активный, гламурный, позитивный" государственники сами ужасаются цинизму и внутренней пустоте торжествующего государственного православия современной России, ярким примером которого является митрополит Кирилл.

Нет сомнения, что кто бы ни стал патриархом, митрополит Кирилл будет такой же звездой телеэкрана, и никто у него не отнимет "Интерфакс-Религию". А диакон Андрей Кураев богословски оправдает значение для Церкви любого нового патриарха. Уже сейчас можно сказать, что уникальное время подготовки Поместного Собора не используется для обсуждения важных церковных проблем, для пробуждения приходской жизни и активности мирян – все пространство заполнила и еще заполнит и после Собора идеологическая риторика владыки Кирилла. Как обычно, "православное большинство" России поддержит любое решение сверху, однако оно вполне может не совпасть с мнением Церкви.

Роман Лункин,
для "Портала-
Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]