Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-12-2007 18:08
 
Сергей Мозговой. КОММУНИКАЦИОННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ И МУСУЛЬМАНСКОЕ СООБЩЕСТВО В РОССИИ. Доклад на конференции "Интернет в жизни мусульман современной России" в Москве, прочитанный 19 декабря 2007 г.

XXI век называют "веком информационного общества". Основой информационного общества сегодня являются информационные и коммуникационные технологии.

Основным средством повышения эффективности информационного обмена в условиях глобализации является коммуникационный менеджмент (КМ) [1], если рассматривать коммуникацию как акт общения между двумя или более индивидами, основанный на взаимопонимании, сообщение информации одним лицом другому или ряду лиц. Для любого сообщества, в том числе, конечно, и мусульманского, КМ может служить средством управления "создания коммуникационной среды", деятельности "по обеспечению надёжного функционирования коммуникационных процессов", достижению "эффективной коммуникации как внутри организации, так и между организацией и её внешней средой", "использование закономерностей обмена информацией, знаниями и интеллектуальной собственностью…", профессиональное "использование законов коммуникации с целью внедрения в сознание масс определённой идеологии" и т.п.[2]

Правильная организация коммуникационного менеджмента позволяет организации или сообществу получать высокие нематериальные активы: престиж и привлекательный имидж в глазах общественности, благоприятное общественное мнение, позитивное паблисити и репутацию, а также эффективно управлять кризисными ситуациями.

Самым эргономичным и оперативным способом коммуникации является Интернет, благодаря которому значительно интенсифицируется политический, культурно-религиозный, иной информационный "трафик".

К тому же религия в силу своих особенностей обладает рядом социальных функций (мировоззренческой, компенсаторской, коммуникативной, регулятивной, интегрирующей-дезинтегрирующей, культуротранслирующей, легитимирующей и др.), которые способствуют успешному коммуникационному менеджменту, правда, не всегда "мирному". Тем не менее, мне представляется первостепенным и основополагающим значение коммуникативной функции в ряду других социальных функций религии. Высокие интегративные свойства религиозного фактора свидетельствуют, что его роль в КМ будет возрастать [3].

Сегодня Интернет позволят формировать, структурировать исламское сообщество, ощущать, с одной стороны, некую исламскую солидарность и корпоративность, а с другой - видеть особенности разных сегментов исламского сообщества. Он позволяет установить коммуникации внутри мусульманского сообщества, оптимизировать широкие дискуссии, ведущиеся сегодня в мусульманском сообществе, сделать прозрачным и понятным для широкой, прежде всего - немусульманской - общественности ислам, так как у многих в силу тех или иных, нередко субъективных, причин наличествует искаженное представление об исламе.

Ведь нередко с исламом отождествляют так называемый "политический ислам" или "исламизм", представляющий собой бескомпромиссную и зачастую воинственную идеологию и политическое течение. Особенно часто злоупотребляли такими некорректными сравнениями официальные государственные СМИ в период активной фазы "чеченской войны". Оперативно противостоять подобной "установке" было практически невозможно, и в этом случае на выручку приходил Интернет. И хотя он не мог "перебить" разнузданную информационную агрессию против мусульманских организаций, тем не менее, ответная реакция была достаточно оперативной.

Все помнят, как после событий 11 сентября 2001 года печатные СМИ были наполнены агрессивной антиисламской риторикой. Причем, в таких крупных газетах, как "Известия", "Комсомольская правда" или "Независимая газета", материалы пестрели заголовками типа "Война именем Аллаха!", "Ваххабистское подполье", "Бей ислам – спасай планету" и т.п.  Позитивное об исламе услышать в таких СМИ было невозможно, и только Интернет позволял дать иное мнение.

Я неслучайно остановился на проблеме исламофобии, эффективно противостоять которой можно, только задействовав электронные СМИ. А учитывая, что мусульмане имеют относительно ограниченный доступ на телевидение, важным средством профилактики любой ксенофобии является Интернет. Необходимо иметь не только сеть образовательных и просветительских сайтов, где можно было бы подчеркнуть правду об исламе, но и научиться формировать у читателей высокую правовую культуру, как это делает, например "Портал-Credo.Ru", избегать оскорбительных оценочных и неправовых терминов и ярлыков в отношении религиозных объединений, например, таких, как "тоталитарная секта", "деструктивный культ", "ваххабизм", "религиозный…" или "исламский экстремизм" и т.п.

В этой связи на мусульманские интернет-ресурсы сегодня выпадает задача активно развенчивать навязываемую рядом исламофобских сайтов связь ислама и терроризма ("Dark side of Islam" ("Темная сторона ислама"), а также насилия, когда делается попытка доказать, что насилие и вытекающие отсюда другие негативные черты имманентно присущи исламу (например, ресурс "Православие и ислам", который ведут "православный публицист" Юрий Максимов и священник-миссионер Даниил Сысоев). А целью такого исламофобского сайта как "Tell children the truth" ("Скажи детям правду") является показать историческую и типологическую связь между современным "джихадизмом" и гитлеровским нацизмом.

Пока многие исламофобские сайты англоязычные, но нужно ожидать, что в ближайшее время количество русскоязычных будет возрастать. Расслоение и противоречия в обществе нарастают, и велик соблазн списать все проблемы на иноверцев и инородцев, с одной стороны, и мощную финансовую подпитку деструктивных ксенофобских сил. Некоторые из них рядятся в русофильскую одежду типа "Движения против нелегальной иммиграции" (ДПНИ), которое, кстати сказать, в последний год вложило значительные средства в свой многоязычный интернет-ресурс (http://www.dpni.org/) и весьма активизировалось.

Ислам ещё долго в покое не оставят. То, что мы видим сейчас в период перманентной предвыборной кампании, когда на мусульманское сообщество смотрят как на электоральный ресурс, скоро сойдет "на нет", и на кого-то опять потребуется "списывать" все огрехи власти. Не стоят в стороне и внешние силы. На мой взгляд, в ближайшее время Россию ждёт суровое испытание. Политические процессы оформления границ на постсоветском пространстве ещё не завершились, нет стабильности и внутри России. Всё это на фоне общемирового кризиса и схватки за энергоресурсы так или иначе будет втягивать Россию в эскалацию большого международного конфликта, борьбу за ресурсы жизнеобеспечения, прежде всего - энергетические. И линия противостояния уже определена и обозначена как "столкновение цивилизаций". Это тот самый случай, когда некий образ, созданный в голове госдеповского американского чиновника Самуэля Хантингтона, впоследствии обретает некие формы и содержание и начинает жить своей жизнью, формировать систему международных отношений и влиять на мировую политику.

Проблема заключается в том, что российский политический истеблишмент, несмотря на патриотическую риторику, по серьёзным мировым проблемам в конечном счёте всё равно следует в кильватере американской внешней политики. А эта исламофобская политика и практика широко используют коммуникационный менеджмент, в том числе посредством Интернета для осуществления своих внешнеполитических акций против богатых нефтью стран полумесяца. Расколет ли это Россию, одна часть населения которой смотрит на Запад, а другая стремится ощутить себя частью мировой исламской уммы? И опять роль мусульманского сетевого интернет-сообщества в данном вопросе весьма велика.

Религия и религиозные объединения, в том числе исламские организации, являются объектом политического КМ в интересах властных групп. Это приводит к нарушению свободы совести и прав религиозных меньшинств, размыву демократических принципов. Об этом нельзя забывать исламским интернет-ресурсам, так как сегодня в каком-то смысле борьба за умы людей все больше перемещается в киберпространство.

Каково предназначение информационных ресурсов? Не только нести информацию, но и формировать общественное мнение об исламе и мусульманах в этом неспокойном мире. Это станет проблематичным, если собственно исламский ресурс, борющийся с исламофобией и позиционирующий себя как толерантный, сам скатится к желтизне и ксенофобии. Для того, чтобы этого не было, необходимо редакторам и корреспондентам иметь соответствующий культурный уровень (я подразумеваю не только религиозную и общую культуру, но и, прежде всего, правовую), т.е. как минимум не употреблять оскорбительных терминов типа "секта", тоталитарная секта", "деструктивный культ", "ваххабизм", религиозный (исламский) экстремизм", а также понятия, которые напрямую не оскорбляют, но способствуют разработке желтых категорий и обучению им – "религиозная безопасность", "духовная безопасность".

Подобные категории и лживые ненаучные методологические конструкции сегодня внедряют и такие образовательно-научные структуры, как Военный университет, Академия управления МВД, РАГС при президенте, Комиссия по духовной безопасности при полномочном представителе президента РФ в ЦФО, РПЦ (прежде всего, её миссионерский отдел), а также ряд НКО, таких как Институт правовых и сравнительных исследований при Ассоциации работников правоохранительных органов Российской Федерации.

Исходя из сказанного, хотелось бы дать некоторые рекомендации:

В основе информационной политики должен обязательно быть принцип свободы совести, который является значительно большим и универсальным средством, нежели пассивная толерантность. Толерантность – это следствие, призыв "Давайте терпеть друг друга" или - в лучшем случае - жить дружно, а свобода совести – основа, фундамент, принцип функционирования системы.

Свободу совести мы рассматриваем как свободу мировоззренческого выбора, без которого, как известно, не может быть никакого иного выбора, ни религиозного, ни политического. Свободе препятствуют политические, политтехнологические манипуляции общественным сознанием. Они достаточно изощрённы и направлены, прежде всего, на сталкивание людей, общества "внутри себя" - по горизонтали: мусульман с христианами, православных с католиками и протестантами, "традиционных" с нетрадиционными", "сектантов" с господствующими… по линии противостояния "свой – чужой". Это старая схема канализации протеста на своего брата, сородича. Хотя проблемы заложены не в горизонтальной системе координат, а в вертикальной. Отсюда буржуазная вертикаль любит эксплуатировать ксенофобию. Свобода совести же предлагает все отношения сделать прозрачными, в том числе между властью и обществом по линии той самой вертикали. Кому это понравится?

Свобода совести способствует созданию светского государства. Это единственный принцип, на основе которого сегодня возможен мир и развитие, барьер для любой ксенофобии и исламофобии.

(...)

Полный текст доклада будет опубликован в сборнике материалов конференции.
 


[1] Коммуникационный менеджмент – это прежде всего профессиональное управление людьми и капиалами посредством коммуникаций. См.: Пашенцев Е.Н. Коммуникционный менеджмент: стратегия успеха в современном бизнесе // Коммуникационный менеджмент в мировой политике и бизнесе. М.: МЦСПИК, 2007. С. 21.

[2] См.: Е.Н.Пашенцев Коммуникационный менеджмент: стратегическая роль в управлении мировой экономикой и сферой международных отношений // Пространство и время в мировой экномике и международных отношениях: материалы 4 Конвента РАМИ. В 10 т. – М.: МГИМО-Университет, 2007. С. 11.

[3] Подробнее см.:Мозговой С.А. Религиозный фактор в коммуникационном менеджменте США //Паблик рилейшнз и коммуникационный менеджмент: зарубежный опыт. М.: МЦСПИК, АНХ при Правительсвте РФ, БФРГТЗ "Слово", 2006. С. 153-200.


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]