Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
20-06-2007 14:52
 
Валерий Емельянов. БЛЕСК И НИЩЕТА ЦЕРКОВНОЙ ДИПЛОМАТИИ. Международная деятельность ОВЦС мало адекватна международно-политическим реалиям, но вполне подходит к карьерным амбициям его главы

Церковь как мистическое Тело Христово, как известно, ведома в нашем бурном мире Духом Святым. Это позволяет даже на самых крутых поворотах бытия сохранять неугасимый огонь веры, молитвы и евхаристическую жизнь. Внешний, в том числе и международно-политический курс социального института, именуемого Русская Православная церковь Московского патриархата (РПЦ МП) определяет учреждение, именуемое Отдел внешних церковных связей. И глядя на деятельность этого учреждения, возглавляемого митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом (Гундяевым), куда несколько десятков сотрудников ежедневно ходят на работу, сильного огня веры как-то в душе не загорается. Зато возникает множество вопросов.

Не так уж давние события именно на международном направлении никак нельзя поставить в плюс патриархийному МИДу. Уход Сурожской епархии под омофор Константинополя, провальный июльский саммит религиозных лидеров в Москве, неоднозначные отношения с исламом (об этом чуть ниже) и т.д. Хромает и диалог с католиками, несмотря на внешнюю его активность, поскольку маленький шаг вперед в этом диалоге сопровождается двумя шагами назад. РПЦ МП вновь пеняет католикам пресловутым прозелетизмом и церковным расколом в Украине. И, наконец, далеко не триумфальный процесс объединения РПЦ МП и РПЦЗ(Л) на фоне фактического раскола, произошедшего в зарубежной Церкви и сопровождающегося потерей трети, если не больше, приходов и прихожан.

На фоне всего этого продолжает оставаться одна очевидная тенденция – активное проталкивание ОВЦС и лично митрополитом Кириллом своеобразной "православноцентричной" или, если хотите "московско-православно-церковноцентричной" концепции прав человека, озвученной на Х Всемирном русском народном Соборе – событии, схожем с каноническим церковном Собором (на котором, наверное, и должны обсуждаться подобного рода концептуальные положения) только по части названия. Суть ее известна – концепция прав человека возникла на либеральном Западе, в России возможно только ее прочтение в "православном" понимании, где индивидуальным и потому универсальным правам человека, противопоставляются ценности " клерикал-патриотизма" не самые, надо сказать, универсальные. Проще говоря, если кто помнит песню-агитку советских времен с припевом "Раньше думай о Родине, а потом – о себе". Вот нечто подобное нам и предлагает народнособорное прочтение понятия прав человека.

В последнее время глава ОВЦС МП сделал активную попытку продвинуть оную концепцию, видимо, в качестве краеугольного камня патриархийной внешней политики на западном, прежде всего, европейском направлении. Достаточно вспомнить участие митрополита Кирилла в семинаре " Эволюция моральных ценностей и прав человека в многокультурном обществе" прошедшего под эгидой Совета Европы в Страсбурге, куда его высокопреосвященство прибыл вместе с "группой товарищей" церковных и светских, также зачитавших доклады в русле, разумеется, хода мыслей владыки Смоленского и Калининградского. Сам Кирилл, несмотря на изрядно узко-академичный характер этого мероприятия, активно о нем рассказывал в СМИ. Например, в интервью программе "Вести" он без обиняков назвал свое выступление вызовом со стороны Русской Православной Церкви. Как-то не по себе стало от такой интонации, когда по вопросу прав человека вновь из Москвы на Запад пошли вызовы, по сути своей, конфронтационные.

В своем докладе шеф ОВЦС подчеркнул, что "сейчас самое подходящее время для глубокого осмысления этой концепции с позиции нашей тысячелетней духовной и национальной традиции". Традиции, добавим, до самого новейшего времени вообще не знавшей таких категорий, как права человека, или просто примат личности. Собственно, владыка признает, что концепция прав человека и ее институты это "реальность, которая сформировалась в западной культуре". Очень примечателен следующий пассаж из доклада: "С другой стороны Русская Церковь стремится внести свой вклад в развитие универсального характера прав человека. Мне уже не раз доводилось слышать мнение, что русские захотели обзавестись своей карманной концепцией прав человека, а затем оправдывать с ее помощью любые свои действия. Хотелось бы со всей ясностью сказать, что никто еще не придумал другого способа говорить об универсальных истинах, кроме как на языке своего национального опыта". Перевести это на более понятный язык, без дипломатических иносказаний можно следующим образом. Мы стояли и будем стоять на нашем понимании вопроса о правах человека и оный опыт будет, видимо, резко конфронтационным, поскольку, как выше уже говорилось, универсальное понимание прав человека чуждо тому, что принято называть русской духовной традицией. Дальше владыка Кирилл пускается в обширные рассуждения про христианское видение человека

Рассуждения в целом понятные и правильные, если бы из контекста не видеть, что общехристианский подход здесь подается как видение только одной из православных Церквей. Несколько непонятны и рассуждения о том, что именно только религия привносит в понятие прав человека мораль и нравственность, претензии на то, что именно религия обладает монополией на мораль ("религиозные организации должны иметь возможность… реально влиять на принятие основополагающих решений, поскольку они являются главными носителями моральных ценностей в любом обществе".) Что это, как не попытка оправдать такое явление как политический клерикализм?

Несколько в кривом зеркале видится положение, где говориться, что в Европе стало обыденным делом, когда из ее публичной сферы удаляется все, что связано с христианством, для того, чтобы не оскорблять представителей других религий. Митрополит явно преувеличивает, поскольку речь может идти в целом об определенном ограничении религиозной (причем не только христианской) составляющей в сфере государственной публичной политики, но отнюдь не общественной жизни в целом. В результате, по мнению митрополита Кирилла, почему-то происходит потакание "нетерпимости религиозных меньшинств, умаление прав религиозного большинства". Воистину, каждый видит то, что хочет увидеть, даже если этого нет в реальной действительности. И на фоне такого видения Московский патриархат может активно оправдывать то, что он порой бесцеремонно лезет во все сферы российского общества и государства, причем даже туда, где его присутствие смотрится, мягко говоря, странновато. Вон уже, вытрезвители начали освящать. Попутно, заметим, что происходило это в те самые дни, когда наблюдатель Ватикана при ООН заявил, что право на свободный выбор и перемену религии должно быть включено в перечень универсальных прав и свобод человека. Это красноречивый шаг для консервативного Ватикана.

Еще очень важно было бы сказать о том, чего не было сказано, но что по логике вещей следовало бы акцентировать. Например, о православии, как интегральной части наряду с другими конфессиями и религиями европейской цивилизационной идентичности. Это звучало бы как очень необходимый в данной ситуации призыв к многостороннему и равноправному диалогу европейских религий. Но тональность всего доклада митрополита Кирилла создает ощущения прихода в чужой европейский монастырь с уставом монастыря Свято-Даниловского.

Еще один факт обратил на себя внимание. В начале ноября 2006 г. патриарх Алексий II обратился к братьям-болгарам с отеческими наставлениями в связи с тем, что эта страна скоро вступит в ЕС. Глава РПЦ МП предупредил, что этот процесс "должен сопровождаться сохранением православной идентичности и напоминанием Европе о ее христианских корнях, а также свидетельствовать перед народами Европы о Иисусе Христе, сыне Бога живого". Интересно, почему предстоятель возлагает эту миссию на братьев-славян болгар, но никак не обмолвился об этом в диалоге с уже имеющимся православным членом Евросообщества – Грецией, либо с идущей вместе с Болгарией в том же направлении также православной Румынией? Кроме того, тональность послания почему-то навела на мысль и о том, что в Европе живут некие совсем не знающие Благой Вести племена, а также о том, как болезненно РПЦ МП реагирует на пресловутый прозелетизм на своей канонической территории, причем настолько болезненно, что видимо, решила отплатить старушке-Европе той же монетой.

Ясно одно – Московская патриархия дает понять – пустите ее в Европу. Причем, не в качестве довеска к казенному миротворчеству советской эпохи, но как самостоятельную религиозно-политическую силу. При этом существуют очень большие сомнения в том, что вектор европейского направления дел церковных совпадает с таковым в делах государственных. Только вот не адекватно все это нынешним реальным возможностям и весу РПЦ МП в делах международных вообще, и европейских в частности.

При всем этом, где-то на уровне подсознания даже возникает ощущение, что наши иерархи также на уровне подсознания, может быть даже в снах, вновь видят старую никонианскую мечту о православной паневропейской империи или что-то вроде этого. Хотя митрополит Смоленский и Калининградский буквально чуть ли не в любви признавался именно к старой вере, направленной на внутреннее совершенствование православия, в противовес никонианскому стремлению к внешней экспансии.

На восточном, еще точнее, на исламском направлении церковной дипломатии картина вообще безотрадная. При том, сколько сказано слов об исторически уникальном симбиозе православия и ислама в России за последнее время – ни одной полноценной встречи с представителями исламского сообщества России. На этом направлении у патриархии нет даже концептуальных разработок, типа тех с которыми она пытается проникнуть на Запад. Зато есть Роман Анатольевич Силантьев, кандидат исторических наук (несомненно, у него даже соответствующий диплом есть) и "исламовед" (последнее крайне сомнительно, если прочесть его труды, где за ворохом информации о скандальных фактах современной жизни верхушки российских мусульман скрывается элементарное незнание религиозных и культурных реалий ислама, включая и незнание арабского языка). Тем не менее, г-н Силантьев издал второй вариант своего так называемого исследования и разразился прямо-таки дождем публикаций, в которых утверждает, что Равиль Гайнутдин использует межрелигиозный диалог исключительно в корыстных интересах и с целью подрыва межрелигиозного сотрудничества, что все последние инициативы нижегородских мусульман исключительно провальные. В общем, работает этот деятель, являющийся, кстати, руководителем программ Всемирного русского народного Собора, в рамках известной парадигмы: "пусть поищут себе другую страну".

А в целом напрашивается серьезный вывод о блеске и одновременно нищете патриархийной дипломатии. И как первое, так и второе связано только с одним – особенностями личности ее главы митрополита Кирилла. Его шумная, часто импульсивно -рефлексивная деятельность, очевидно не опирается на четко сформулированную и адекватную стратегию, тактику и понимание долговременных интересов России и русской Церкви. Она, в конечном счете, определяемое только одним – стремлением к возможно более громким декларациям и другим формам самопиара. Все это свидетельство того, что вся деятельность нынешнего главы ОВЦС МП обусловлена главной составляющей – личными карьерными соображениями, стремлением быть в фокусе публичного внимания. Но это скорее нищета церковной дипломатии, нежели ее блеск.

Валерий Емельянов,
ИАЦ "Время и мир",
для "Портала-
Credo.Ru".


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]