Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
31-03-2005 14:03
 
Алексей Муравьев. "ЛУЧШЕ МИ ЕСТЬ СУДИТИСЯ, НЕЖЕ ЯКО НЕМИЛОСТИВНУ ПОХВАЛЕНУ БЫТИ". Древлеправославный пост

Несмотря на общеправославную традицию и, в целом, общий с "никонианами" устав (то есть распорядок церковной жизни), у русских староверов есть свои особенности в "наблюдении святыя четыредесятницы". С одной стороны, Великий Пост – он и на Керженце, и на Рогожке, и на Преображенке, и даже в Чистом переулке – Великий Пост. Но все же есть некоторая разница в том, как новообрядцы и старообрядцы смотрят на это важное время церковного года. Хотелось бы поделиться наблюдениями над некоторыми старообрядческими дискуссиями дискуссиями в Сети по поводу Великого Поста.

Во-первых, у старообрядцев пост, как правило, соблюдается строже. Это касается, прежде всего, разных послаблений "путь шествующим" и болящим. Послаблений для путников уставы особенно не признают, а болящими считаются только те, кто не может ходить или "расслаблен чревом" - имеет тяжелый недуг. Такая ревность и строгость следуют прямо из духовной "расхлябанности" современного человека. Ведь тому, для кого Устав – исконное правило жизни, а не внешние путы, мешающие "наслаждаться жизнью", нет необходимости яростно и мрачно устраивать "запощевание".

Вообще говоря, представление о "талмудизме" староверов является сильно преувеличенным. Строгое и неукоснительное исполнение уставных правил требовалось еще и византийскими Отцами Церкви, а за нарушение некотрых важных правил предлагались строгие наказания епитимии. Но и уставные нормы требуют и получают духовное толкование. Так и с Постом: конечно послабления делаются, если человек не может по медицинским показаниям поститься, но нередко можно видеть, как люди пожилые и немощные постятся усерднее, чем молодые и здоровые.

Ключевым понятием для древлеправославного поста надо считать "истовость", то есть искреннее и серьезное приятие христианского закона как нормы жизни, а не как чего-то устарелого, и в принципе желательного, но "в наше время" неисполнимого. Как говорят, "Царстие Божие нудит ся", то есть для церковной жизни вообще надо налагать на себя суровые условия, переступать через свои желания. А Пост – это "церковная десятина", то есть то время, когда человек должен отдать безвозмездно Богу свое приношение в виде части своей жизни.

Конечно, когда говорят о Посте, то более всего вспоминаются уставные правила, регулирующие питание христиан. Интересно, что в дораскольной Руси часто бытовали нормы пощения, гораздо более умеренные, по крайней мере, для мирян. В дораскольных и ранних старообрядческих уставах устав трапезы был несколько более мягкий, чем сегодня. Кое-где по субботам и воскресеньям разрешалась даже рыба.

Эти нормы о рыбе можно найти и в ранних редакциях "Домостроя", и в распространенной у староверов книге уставных комментариев "Зонар". С разными вариациями мы видим рыбу в великопостных уставах прочих монастырей древней Руси. В Соловецкой обители пост был мягче в отношении рыбы по субботам и воскресениям. Тут необходимо пояснить, что и пресловутые "чрепокожные" (моллюски, ракообразные) были едой голытьбы в средневековой Византии, где на стол богатых людей подавалось в основном мясо. "Номоканон" Патриарха Фотия, правило 220, говорит об этом: "Во святую великую Четыредесятницу ямы единою на день, сухоядение, точию сочиво без масла. Вина же и масла в субботу и в неделю вкушаем: такожде и от черепокожных. Рыбу же ямы точию на Благовещение и в неделю цветоносную".

То есть византийцы действительно таки ели всяких морских ежей и прочий морской мусор. Но время шло, а нравы только ухудшались. В современном обществе существует такое разнообразие яств, что даже то, что было едой бедноты, стало ныне деликатесом. Именно поэтому духовное истолкование норм о креветках состоит в нахождении соответствия в русской культуре аналога этим "чрепокожным", например в виде грибов или ягод, которых византийцы не ели.

Кроме того, если в Церкви установилась какая-то дисциплина, то для староверов сам факт такого установления уже есть священное предание, нарушение которого есть покушение и некоторое внутреннее "никонианство", то есть протестантизм. Во имя "улучшения" богослужебных чинов попираются многовековые обычаи Церкви, ломается весь строй духовной жизни. Этого нельзя допускать. Именно поэтому для староверов устрожение дисциплины пощения есть факт Священного Предания святоцерковного. И со спокойной совестью можно следовать нынешним, а не "реконструированным" уставам. Да, в древних уставах были более мягкие правила (о сем см. в приложении), но нынешнему человеку надо жить построже, ибо вся жизнь мирская есть "путь зело удобный ко греху".

Надо сказать, что в результате 300-летних гонений на древлеправославие среди староверов произошло оскудение видимого иночества, и, как результат, устрожились нормы бытового благочестия и правила церковной жизни. "Мир" для древлеправославного христианина стал монастырем, местом подвизания, поэтому и Пост стал сугубым временем такого подвига.

Известно, что у староверов-поповцев, как и в дореволюционной Греко-российской Церкви, христиане приступают к Святому Причастию довольно редко. И вот время "св. Четыредесятницы" становится таким периодом, когда большинство староверов стремится попасть к своему отцу духовному. Подготовка к "исправлению" - серьезное испытание. Но и число причастников в старообрядческих храмах в период Поста возрастает весьма ощутимо.

Для беспоповцев Великий Пост – прежде всего время сугубой молитвы и исповеди, время, когда христианину надо обязательно очиститься покаянием у духовника (наставника или старца).

У староверов-часовенных прежде было принято ездить на покаяние в далекие скиты к "духовным", инокам и инокиням, умудренным духовным опытом.

Когда староверы рассуждают о посте и его правилах, они обычно сравнивают их с новообрядными обычаями. И хотя теперь в новообрядных Церквах можно увидеть самый широкий спектр постной дисциплины, от строжайшего сухоядного поста до почти полного либерализма (ешь, что хочешь, лишь бы в душе Бог был), нелишне будет перечислить те практики, которые у староверов отсутствуют, либо строго осуждаются:

  1. Благословение на пост или "благословение на освобождение от Поста". В современной духовной практике новообрядчества широко распространено такое явление: приходит прихожанин к батюшке и говорит: "Так и так, у меня день рождения, благословите поесть скоромного". Или, например, говорит: "У меня работа тяжелая (долго ехать, семейные ругаются), благословите на ослабление поста". У староверов тоже бывают нарушения поста, но на это не просят благословения, а за это каются на исповеди перед отцом духовным.
  2. У староверов в пост отменяются все праздники, кроме уставных (Благовещение, Вход Господень во Иеросалим). Если даже кто-то умирает в Великий пост, то поминки по нем справляют после Пасхи. То же и с днями Ангела (именинами), которые справляются торжественно после Поста.
  3. В Пост древлеправославные обычно воздерживаются от всех увеселений, не говоря уже о просмотре телепередач и хождении в театры, что вообще особо не принято у староверов. В современной новообрядной практике же наоборот есть тенденция перейти к "веселому" посту, то есть к харизматическому переживанию постного времени как времени "духовного ликования". Так руководитель миссионерского отдела Екатеринбургской епархии РПЦ МП считает, например, что "представление о том, что пост - время, когда нужно забыть про все земное и сосредоточиться на очищении души, опровергается". Такое отношение рассматривается староверами как опасное харизматическое заблуждение, по сути, отказ от Предания святоцерковного.
  4. В Пост староверы обыкновенно совершают все поклоны "в земь", кроме субботы и воскресения. Это значит, что поклоны в пояс практически не совершаются. Вспомним, что именно с отмены поклонов на молитве Ефрема Сирина начал свои злополучные нововведения патриарх Никон в XVII в. Совершение земных поклонов в современном новообрядном быту отчасти заменено стоянием на коленях во время некоторых молитвословий, а отчасти просто поясными поклонами (как, например, во время чтения Великого канона или Марьина стояния).
  5. Второе воскресение Поста, обычно у новообрядцев посвященное памяти святителя Григория Паламы, не отмечается у староверов, ибо сей обычай был заведен в XVIII-XIXвв. греками. Посему в это воскресение по дониконовским книгам празднуется только явление Федоровской иконы Божией Матери. Григорий Палама же почитается обычно наряду, в обычный день своей памяти, но без полиелеоса – такова особенность русских уставов.

Эти и другие отличия, как кажется, создают образ древлеправославия как чрезмерно строгой, "бесчеловечной" версии православия. Однако это не совсем так. Требования строгости, "истовости" в староверии исходит из сердца человека, а не налагается извне "жестоким батюшкой-запощеванцем". Разумеется, радость от "поста приятного" присутствует и у староверов. Эта радость происходит от желания истово исполнять заповеди Божии именно так, как они требуют это делать, не прибавляя и не убавляя, "работать Богови".

Во многом пост у староверов похож на обычный новообрядный пост – те же упрощения облачений, удлинение молитвословий. Однако постовые распевы староверов, хотя и отличаются от обычных, но все исполняются древним столповым (знаменным) распевом, что не создает такого контраста. У новообрядцев в обычном богослужении исполняются всевозможные "концерты", сложные партии (партесное пение) и произведения Бортнянского, Березовского, Веделя, даже Чайковского и Рахманинова. Во время поста напевы делаются скромнее, что создает особое "постное" настроение. Кроме того, во многих новообрядных храмах Постом начинают читать целую кафизму за утреней вместо, например одной "славы" или даже одного псалма. Это удлиняет службу.

Для старообрядцев такое тоже недоступно, ибо сокращений в их службах не бывает и уставные кафизмы читаются всегда полностью. Справедливости ради надо прибавить, что сейчас появляется много новообрядных храмов, где люди хотят вычитывать все богослужение целиком, однако редко какой священник благословляет такие "бремена неудобоносимые". Считается, что это "разгонит народ". Но во время Великого Поста кое-где даже читаются песни пророческие на стихословии Псалтыря.

Подводя итог нашим рассуждениям, можно сказать, что постовая практика староверов в целом похожа на новообрядную. Есть несколько отличий, которые вызваны, в основном, эволюцией "литургического благочестия" за 300 лет разделения. Кроме того, определенный эсхатологический настрой староверов выражается в их более строгом суждении о мире, в котором мы живем и соответственно в накладывании на себя несколько больших постных трудов и обязанностей.

Что же касается жестокости, то для староверов остается в силе выражение из Тактикона Никона Черногорца "о сих зело милостивых устроениях вем (знаю) яко хочу осужден быти на общем судищи единого Бога, но обаче (все-таки) лучше ми есть сице (так) от таковых судитися, неже яко немилостивну похвалену быти". Поэтому духовный Пост, милостыня и покаяние остаются для древлеправославного християнина наипервейшими требованиями, обязательными так же как и требования самоограничения в пище и удовольствиях.

Для справки: (из Тактикона Никона Черногорца):

См славянский текст

Первый устав:

"В великий пост по возможности мирским не есть рыбы, кроме субботы и воскресения, а инокам не есть и растительного масла. Если не захотят иначе, только во вторник и четверг разрешается рыба, а инокам - масло. Особый случай, если они болеют. Если же можно, и вина не пить, кроме субботы и воскресения.

65 правило святых Апостолов повелевает (по тексту Тактикона), кроме как если нужда будет по каким-то благословенным причинам, в понедельник, среду и пятницу не вкушать вина, а всем, кто может исповедаться на первой неделе и не пить вина всю неделю. В последнюю седмицу и особенно в Великий четверг лишь немного".

Второй устав:

"Если не могут совершать этот устав, то понедельники, среды и пятницы пусть миряне воздерживаются от сыра и рыбы, вкушая разве только масла растительного. Иноки если не болеют, то постятся без масла. А в прочие четыре дня (вторник, четверг, субботу и воскресение) недели не возбраненяется все, что кому положено есть, миряне - все и даже мясо, а иноки - сыр, яйца и молоко. ..."

Третий устав (для немощных):

"Если не получается, как в предыдущих уставах, то последуют ради многих причин или болезни следующему. Три дни в неделю пусть хранят такой пост: масло для монахов, а миряне рыбу (в прочии же дни никаких ограничений не установлено).

Об этих милостивых устроениях знаю, что предпочту осудиться на Страшном суде единого Бога, но лучше для меня будет за это осудиться, чем получить похвалу как немилостивому".

О полиелеосных днях (разъяснение дияк. Александра Панкратова (РПСЦ)):

Если в Великий пост во вторник или четверг случается память святого, имущего полиелеос (т.е. особо торжественное церковно-богослужебное празднование),то Устав даёт разрешение на пищу с растительным маслом".

Алексей Муравьев, для "Портала–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]