Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
17-06-2013 15:06
 
Ведущий программы «С христианской точки зрения» Радио «Свобода» священник ЯКОВ КРОТОВ: «Если Путин демонстрирует приверженность Православию, то он его ненавидит. Если утверждает, что хочет развестись, значит он скоро женится»

"Портал-Credo.Ru": Вы могли бы как священнослужитель прокомментировать информацию о разводе "православного президента" Путина?

Священник Яков Кротов: Мне кажется, что тут налицо не факт развода, потому что не было факта брака, а факт лукавства. Лукавство, исходящее от государственного деятеля — это всегда нехорошо.

- Лукавство в чем?

- Лукавство в том, что этот брак, видимо, изначально был своего рода сделкой, союзом, который в подобном формате заключают многие люди, а уж тем более силовики. В этом смысле то, что сейчас объявлено, я думаю, это какой-то свой внутренний расчет. Почему? Вряд ли мы когда-нибудь узнаем. Люди пытаются предотвратить, мне кажется, какую-то беду.

- Однако Путин декларирует свою православность. А тут такой шаг, который любая православная Церковь одобрить вряд ли может…

- Еще в начале путинского правления — где-то на второй неделе — в тогдашнем журнале "Итоги" я напечатал маленькую заметку, в которой подчеркивал, что все, что говорит Путин, надо понимать наоборот.

Он получил образование в школе КГБ. Их учили прикрытию, учили маскировать свои намерения. Многие учителя были плохие, а ученики были еще хуже. И все, что он умеет, — это просто вместо "да" говорить "нет".

Если он демонстрирует приверженность Православию, то он ненавидит Православие. Если этот человек утверждает, что он хочет развестись, значит он скоро женится. Если он обещает поднять стипендии студентам, значит он их урежет? и так далее. Это много раз проверено за последние 13 лет — все точь-в-точь так.

- Он же не может не отдавать себе отчет в том, что сам подрывает те основы, за которые демонстративно борется?

- Не соглашусь, потому что основа власти Путина, как и предыдущих правителей России, — это военная сила. Они любят говорить, что они внушили, что они убедили, что народ идет за ними, потому что они красиво говорят. Но они знают, что, начиная с Ленина, это люди, пришедшие к власти в результате военного переворота. И вся их пропаганда и агитация не стоят выеденного яйца.

Не для того Сталин положил 60 млн человек, что он красиво говорил. Он плохо говорил. И все они плохо говорили.

- Почему? Троцкий говорил красиво.

- Хороший оратор — это человек, защищающий хорошую идею. Люди идут за такими. Человек — не скотина, которая ориентируется только на интонацию. Поэтому речи ни Гитлера, ни большевиков не пользовались никаким эффектом — это большой обман. Гитлер, в конце концов, прибегнул к насилию, а большевики — еще раньше.

Так что и в этом случае Путин прекрасно знает, что те, кто за ним идут, делают это не потому, что он сказал, что он православный. И если есть люди, которые считают Путина православным и идут за ним, потому что он назвал себя православным, то это их проблема — у них что-то крепко не в порядке с головой.

- Хорошо так говорить, находясь в центре. А как на это смотрят люди в глубокой провинции, где таких тонких материй особо не касаются?

- Я как русский патриот решительно вступаюсь за русскую провинцию. Русская провинция не глупее русской столицы. Русская провинция дала всех выдающихся русских мерзавцев, включая Сталина, Ленина, Хрущева и прочих — они не в столицах родились. Путин — глубоко провинциальное явление. Его хитрость, его лживость и лукавство — это классические черты провинциала. И, наконец, главная черта провинциала — агрессивность. Столичный человек уже "наелся" в каком-то смысле.

Основную поддержку Путин имеет среди провинциальных людей, военных и прочих, потому что армия — это как бы законсервированная провинция. И то, что сейчас часто говорят, что сегодня происходит одичание — это не одичание, это провинциализация России, то есть ее столичный небольшой элемент исчезает.

Революция совершилась в Петербурге, но совершили ее 200 тыс. призывников из провинции, которые в тот момент находились в городе. И революция продолжилась и победила в провинции прежде всего. В столицах бы загасили эту заразу.

Провинция прекрасно знает, чего она хочет. К сожалению, ее хотелки больше, чем ее нравственные установки.

- Но я как раз и говорю о том, что провинция в этом смысле гораздо более консервативна. И может иначе отреагировать на поступок Путина, чем столица.

- Провинция никогда не верила в православность Путина.

- Вы уверены в этом?

- Да, конечно. Провинция очень цинична. А уже то, что мы теперь называем провинцией — после революции — это ведь после коллективизации и репрессий, когда остались худшие — полвека их выбивали. Раньше в провинции были и предприимчивые крестьяне, и деловые купцы, а теперь в провинции все это было выбито. И остались только законченные конформисты, законченные лжецы, такие же как Путин. Им для того и нужно Православие, чтобы прикрыть свою внутреннюю пустоту.

Прошу прощения, но развод Путина — это наименьший из его грехов. Там, в основном-то, грех против заповеди "не убий", начиная со взрывов домов в Москве. Это грех против заповеди "не лги", как я уже имел честь отмечать. Наконец, это грех против заповеди "не укради". Вот три основных греха. По сравнению с этим, развод — это такая мелочь.

- Тем не менее, резонанс она имела больший, чем все остальные грехи.

- И это очень характерно. Это как дымовая завеса для греха. В Большом театре мне говорили, что там все статисты, чтобы создать шум на сцене, говорят фразу: "О чем говорить, когда говорить не о чем".

- Это в любом театре так.

- Прошу прощения. Точно так же именно в странах, где почти ликвидирована и оттеснена на периферию свобода слова, получают значение ничтожные вопросы.

Кстати, до революции истерика вокруг Мясоедова, истерика вокруг Распутина — это тоже были примеры массовой лукавой истерики, потому что дело было не в Мясоедове и не в Распутине. И Вырубова оказалась девственницей. Люди говорили не о том.

И сейчас вся эта суета вокруг развода Путина и спасает, потому что в ситуации полностью обездвиженных людей остается только чесать языками об забор.

- Вы считаете, что это что-то типа социального громоотвода?

- Нет, это не громоотвод. Видно, что он чего-то хочет, а чего - непонятно. Может быть, он действительно боится, что она ему какой-нибудь отравы в чай подсыпет. Она, кажется, осталась единственным человеком, который имеет доступ к телу и может этим злоупотребить.

- Вряд ли.

- Хорошо, я очень рад за него, потому что чем больше близких людей, которые могут меня убить, тем более я живой, и тем больше меня любят, потому что не убивают.

- Это мне напоминает паранойю товарища Сталина, который тоже боялся всех…

- Я думаю, что эту паранойю можно экспортировать. Когда у России кончатся нефть и газ, мы будем экспортировать паранойю российской номенклатуры.

А куда идут все наши доходы нефтяные? Они все идут на защиту параноиков от паранойи — от вымышленных каких-то угроз.

Беседовал Владимир Ойвин,

"Портал-Credo.Ru"

 

© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]