Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
29-03-2012 16:25
 
Председатель Исламского комитета России ГЕЙДАР ДЖЕМАЛЬ: «Литература, искусство, культура – все подпадает под «антиэкстремистские» статьи УК РФ»

"Портал-Credo.Ru": Позавчера у Вас был произведен обыск. Как бы Вы могли это прокомментировать? В рамках какого конкретно дела он проводился? И чем это вызвано?

Гейдар Джемаль: Обыск был произведен в рамках дела о появлении в 2008 году статьи "Женщины в джихаде", которая являлась переводом текста одного арабского автора. Она была поставлена в 2008 году администратором сайта и не вызвала никакого внимания и никаких движений по этому поводу.

Я думаю, что сейчас, поскольку идет активизация применения 280-й (призыв) и 282-й (экстремизм) статей УК РФ, происходит резкое похолодание в отношениях, наступление на свободу слова и самое главное на свободу информации. В контексте нынешней ситуации — при спаде протестного движения и в канун инаугурации Путина — власти решили напомнить общественности, что сегодня не до шуток. И что наступает новый тренд в отношениях между властью и общественностью. Это выражается, прежде всего, в наступлении на свободу информации, свободу слова — вещи, связанные с самоидентификацией личности внутри общества.

На самом деле эти статьи бессмысленные и антиправовые. Что значит "экстремизм"? "Экстремизмом" можно назвать что угодно. Как известно, в понятие "экстремизм" входит, допустим, критика чиновника — обвинение его в коррупционности. И это так расшифровывалось вполне официально.

А под 280-ю статью попадают такие фильмы, как, например, "Неуловимые мстители". Такие книги, как роман Трифонова, посвященный народовольцам.

- "Нетерпение"?

- Да, то есть очень большой сегмент культуры, литературы, на которой мы воспитаны, начиная с "Овода", он весь попадает под 280-ю статью — призыв к экстремизму. Литература, искусство, культура — это призыв, который попадает под 280-ю. Поэтому, я считаю, что это антиправовые статьи, против которых нужно бороться, требовать их отмены и требовать освобождения политзаключенных. В частности, тех, которые сидят именно по этим двум статьям.

- Как долго продолжался обыск? И что они искали?

- Формальным предлогом был поиск экстремистской литературы. Они хотели, конечно, найти распечатку этой статьи у меня. Но, честно говоря, я о существовании этой статьи узнал, только когда со мной пару недель назад беседовал следователь. Он мне впервые в моей жизни показал русский перевод этой статьи.

Два часа они совершали обыск по месту жительства и потом поехали на другую квартиру — где я прописан. И там искали уже четыре часа и забрали оттуда два компьютера. Насколько я понимаю, они не нашли этого текста и не могли найти. Но до меня дошла информация, что меня предполагают автором этой статьи. То есть они не верят в существование арабского автора, они думают, что это я все написал и перевел. То есть делать мне больше нечего, как переводить такого рода статьи.

Я считаю, что никто не вправе запрещать такого рода статьи, хотя бы просто потому, что анализ или рассуждения по поводу тех или иных событий, поступков и так далее запрещать бессмысленно.

Когда я познакомился с материалом, то узнал, что 90 % текста посвящено женщинам, фигурирующим в первом поколении ислама. В качестве единственного примера из нашей жизни там упоминалась Хава Бараева, которая на грузовике въехала в расположение части. Но если они запрещают анализировать действия Хавы Бараевой, то как они сами чувствуют себя относительно тех преступлений, которые были совершены режимом против русских и чеченцев в двух больших войнах, в которых погибла масса гражданского населения?

Эти вещи их менее всего касаются. На этом фоне, конечно, запрет обмениваться информацией, изучать вопрос и поднимать схему выглядит, я думаю, криминальным в отношении общества со стороны власти.

- Что Вы собираетесь предпринять в дальнейшем?

- Я боролся и буду бороться за освобождение политических заключенных и против этих двух статей.

- А конкретно по Вашему делу?

- Я думаю, что я буду обращаться к общественности. Я думаю, что я буду проводить пресс-конференции, круглые столы, которые будут иметь достаточно масштабный резонанс.

- А еще о каких-то конкретных примерах таких же нарушений, как произошло с Вами, Вы знаете?

- Могу сказать, что сейчас в местах заключения находятся тысячи людей, осужденных по 282-й и по 280-й. Причем не только мусульмане, но и русские, не только националисты, но и левые, поэтому, собственно говоря, что значит "знаю"? Есть огромные списки людей, которые уже пострадали, против них дела частью фабриковались, а чаще всего использовались эти вот запреты на свободу слова и информации.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]