Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
06-01-2004 15:28
 
Директор проекта "Евангелизм и свидетельства", до 2000 года - глава квакерской деноминации ИОАНН МАУРЕР (Johan Fredrik Maurer): "Квакеризм и постмодернизм весьма совместимы"

Портал-Credo: Каково соотношение между общинами, которые возглавляют пасторы, и остальными?

Иоанн Маурер: Группы, которые имеют пасторов, составляют три четвертых в мировом квакерстве, - это почти все квакеры в Африке, почти все в Южной Америке, Центральной Америке и в Азии. В США две трети имеют пасторов, в Англии практически ни у кого нет пасторов, у квакеров в Северной Европе нет пасторов вообще.

Однако это не теологическая проблема. Просто система пасторов появилась у квакеров в конце 19 века, когда отмечался резкий рост числа квакеров, особенно на бывшей границе (frontier) Америки. В тех условиях было почти невозможно спокойно развивать общины, как это было на Востоке или в Англии. То есть там во втором поколении квакеры уже жили вместе, общинами, почти по соседству друг с другом. Они могли оберегать друг друга и совместно воспитывать детей. Но в условиях frontier это было невозможно. На квакеров в условиях frontier имели влияние другие христиане. Они жили рядом с другими людьми, не квакерами, и они ощущали влияние "большого обновления" - это движение среди христиан, например, евангелистов и методистов.

Нередко бывало, что евангелист приходил в поселок, а евангелист в те времена означал просто бродячего проповедника, все имели таких министров, - и если он (или она, поскольку у квакеров были женщины-евангелистки) пользовался популярностью и вырастала новая группа из членов и интересующихся, то возникал очень важный вопрос: как их воспитать? Часто случалось, что они по образцу соседних христианских общин приглашали именно этого евангелиста остаться с ними, помогать ассимилировать новых людей. Это было самое начало системы пасторов у нас, просто по необходимости. Это не было развитой философией отрицания или отвержения старой системы, просто они нуждались в каком-то руководстве. И вначале они не думали, что эти пасторы будут похожи на пасторов других деноминаций.

Это верно, что есть разница между пасторами других конфессий и нашими. Например, у нас нет рукоположения, у нас нет такой теории наследования от первых апостолов. Просто пастор – это человек, мужчина или женщина, который имеет дарование быть публичным Другом. С самого начала, с эпохи Джорджа Фокса, среди этих бродячих проповедников были и женщины.

Портал-Credo: И сколько групп пасторы объединяют сегодня?

Иоанн Маурер:  В Америке насчитывается 500 групп. В одном собрании примерно в 50% случаев есть один пастор с полным временем работы, но часто бывает, что церковь не имеет достаточно людей, чтобы иметь пастора на полную занятость, тогда пастор обеспечивает себя благодаря другой работе. Чтобы поддерживать пастора не в нищете, нужно не менее пятидесяти членов. Конечно же, маленькие церкви не остаются без пасторов, но они работают и на другой работе. Так часто бывает, особенно в Африке, где вообще экономическая ситуация не позволяет оплачивать полное время пастора. Но и в Америке тоже это бывает.

Портал-Credo: Как Квакерский всемирный комитет по сотрудничеству (FWCC) пришел к идее создания пасторских общин в России?

Иоанн Маурер: FWCC связывает всех Друзей вне зависимости от теологии или принадлежности к пасторской системе, или к программированным общинам. Эта миссия старается стимулировать общение между всеми.

Но наше годовое собрание - North West Yearly Meeting, Северо-Западное годовое собрание – получило приглашение от Московского месячного собрания (ММС), которое мы интерпретируем не как "пришлите нам пастора", но как "способствуйте нам в подыскании пастора, потому что это был бы хороший путь развития для нас". Так мы это понимаем. И если есть человек, который мог бы помогать развитию ММС, у нас есть соответствующее разрешение. Но это не означает, что пастор здесь должен действовать по такому образцу, как у нас, или что пастор должен строить программированное собрание.

Программированное означает, что есть программа во время богослужения – не только молчание, но, может быть, песни и гимны, проповедь, даже сбор средств. У нас в Америке среди "программированных" квакеров очень простая протестантская служба, у нас нет святых таинств. Это мы понимаем как внутреннее дело каждого. Как сказал Роберт Баркли, первый проповедник квакеров: они существуют, но в духовном смысле, не как обряды. Так что у нас программирование собрание означает: проповедь, период молчания, проповедь для детей, и, может быть, общие песни, иногда в исполнении солиста – в общем, вещи, взятые из протестантских служб. Меньше, конечно, потому что этих обрядов у нас нет.

Портал-Credo: В который раз вы приехали в Россию?

Иоанн Маурер: Это мой двенадцатый раз. Первый раз я побывал здесь в 1975 году, когда я только что окончил университет. Часть моего сердца всегда остается здесь: когда я не в России, то планирую следующий визит, всегда в ожидании, когда опять буду возвращаться.

Но я хотел сказать, что в России есть возможность третьего варианта квакерства. У квакеров в Америке, в Европе, Африке, Азии - или пастор и программированное собрание, или без пастора и без программы. Я думаю, что есть возможность "пастор с не-программированным собранием", или какой-то иной новый гибрид, что-то особенное, для русских обстоятельств.

Я думаю, что люди в Москве нуждаются в каком-то духовном руководителе, ответственном, не только в роли "большого человека", "вождя". Но я не вижу, что они хотят изменить богослужение. Их устраивает следовать по не-программированному пути, им это удобно. Это красивый и изначальный для квакеров путь: служба на основе ожидания, то есть ожидания, что Бог, но не человек будет служить, Сам прямо вести собрание. В таких случаях пастор не будет руководителем собрания, но просто представителем или представительницей собрания миру, и, может быть, заниматься воспитанием новых членов, рекламировать, осуществлять public relations, - но всегда под руководством старейшин, а не самостоятельно, как начальник.

Портал-Credo: Что вы можете рассказать о ваших проектах здесь?

Иоанн Маурер: В январе мы вручаем премию мира, но до этого мы проведем конкурс на лучший рисунок в школах Чечни и России, а также дадим детям уроки мира. Те дети, чьи рисунки будут признаны лучшими, посетят Москву, а их рисунки войдут в премию мира, так что победитель получит приз от всех детей. Мы дадим информацию в прессе, чтобы люди в России могли прочесть, так как русские и чеченцы должны вместе идти к миру. И это не только преодоление негативного отношения друг к другу, порожденного войной и убийствами, но и создание позитивного потенциала на пути к миру.

Портал-Credo: Почему вы отказались от своего поста?

Иоанн Маурер: Я ушел в отставку с должности церковного бюрократа, потому что правительство США не позволяло мне по моей воле навещать мои церкви на Кубе, моих братьев и сестер, квакеров в других странах, чтобы помочь им строить свои собрания. Для этого надо было следовать правилам, изложенным на 77 страницах. Это же просто религиозные дела, не что-то такое, что предполагает разрешение со стороны правительства. Поскольку Куба имеет такую странную историю, что покинувшие ее люди получили на континенте такое влияние на политический процесс, мы не можем сказать правды о мстительности, с которой относимся к этой стране.

Портал-Credo: Насколько усилился процесс старения в общинах, приходит ли молодежь?

Иоанн Маурер: Приходит, но меньше, чем хотелось бы, это общая проблема. У нас 150 регулярно участвующих в нашем собрании [в Портленде, штат Орегон], и среди них только 4-5 в возрасте средней школы – меньше, чем ожидается при таком количестве [взрослых]. И я знаю, что есть 20 – или даже больше – семей, но их дети школьного возраста не участвуют. То есть детей у нас много, но трудно узнать, какие влияния отвлекают их от собрания.

Мне кажется, что те собрания и церкви, которые пользуются популярностью среди молодежи, имеют одаренных руководителей. У них очень оживленные программы – с экскурсиями, с песнями и гитарами, с современной музыкой. А наша организационная культура, субкультура квакеров, мне кажется "застенчивой". Наша культура более всего [подходит] для интровертов.

Если у молодого человека будет выбор между нашими "застенчивыми" группами и другими, где есть современная музыка и очень вдохновленные проповедники, постмодернистская культура через образы – не на основе текста, но на основе картин, - то выбора не останется, ибо молодежь всегда предпочитала более оживленные центры. Есть квакеры, которые смогли бы создать такую атмосферу, но есть еще одно: у нас аллергия, если можно так выразиться, то есть мы категорически против искусственной оживленности. Мы, как квакеры, не хотим создавать что-либо, что нам кажется эмоциональной манипуляцией. Нам лучше всего спокойно сидеть и обсуждать, или долго думать без всякого физического движения. Это не очень привлекательно для молодежи.

Портал-Credo: Значит ли это, что в эпоху постмодернизма квакерское движение обречено?

Иоанн Маурер: Напротив, я полагаю, что квакеризм и постмодернизм весьма совместимы. В первую очередь, людям постмодернизма не нравится иметь систему продиктованных всеобщих объяснений, и для квакеров какие-то всеобъемлющие объяснения не нужны. Мы основываем наши свидетельства на том, что нам известно внутри нашего персонального поля - внутри местной паутины взаимоотношений и внутри нас самих. Это основа нашей евангелизации и основа нашего общественного завета. Мы стали тем, кто мы есть, не потому, что какие-то большие системы сказали нам быть этим. Потому квакеризм весьма сочетаем с современными взглядами.

Во-вторых, философия лидерства у квакеров такова, что мы являемся лидерами лишь в тех пределах, в каких община считает, что мы полезны общине в отношениях с другими людьми. Концепция лидерства основывается, во-первых, на личном даре, во-вторых - на солидарности, то есть на власти давать другим указания. И никакая другая власть не является легитимной. Люди постмодернизма отнюдь не заинтересованы в том, чтобы иметь над собой власть, - таковы же и квакеры. Все, для чего мы имеем власть, это чтобы ее отдать. В-третих, лидерство у Друзей базируется на нашем месте в "сети". Это не столько офис, сколько место в паутине взаимоотношений. То есть лидер имеет стратегическое место в этой паутине, откуда он или она могут укреплять других. И когда он/она покидает это стратегическое место, потому что так захотелось, то это лидерство просто отбрасывается, поскольку это не закон, это всего лишь место в паутине отношений.

Третья причина, по которой - помимо нашего отношения к рассказам обо всем и к лидерству – я полагаю, квакерство и постмодернизм совместимы, это то, что мы не стремимся доверять вербальным формулам. Например, я думаю, что мы - как квакеры - глубоко христианские люди, хотя и не используем христианские символы веры (creeds), – не потому, что мы не верим в это, но потому что мы верим, что вербальные формулы неполны и неспособны вместить то, что мы в них влагаем. Вследствие этого мы знаем, что истина приходит через личный опыт и через образ. Если Господь вложил Свой закон в наши сердца, как сказано в Ветхом Завете, это не вербальный закон, не закон в словах, он в интуиции и воображении, в том, как мы хотим относиться друг к другу, каковы наши отношения с Господом. Я думаю, что это также совместимо с постмодернизмом.

Таким образом я уверен, что мы должны быть в тесных связях с людьми постмодернизма и радоваться этому, потому что эти люди в большинстве не основываются на текстах, но вдохновляются в зависимости от вселенской "смеси". В этом много радости, много искренности, и это позволяет нам, квакерам, быть вовлеченными в постмодернистское искусство, в постмодернистскую теорию, поскольку мы были пятидесятниками 17 века, - я был бы пятидесятником сегодня, если бы так вышло, но не потому, что пришлось бы, - но я думаю, что быть в гармонии с эмоциями и в действительности пребывать в теле, - это суть квакеризма, и также суть постмодерна. И с таким настроем эта культура весьма привлекательна. Люди, живущие в своем теле, наслаждаются своей компанией - так же, как и компанией других, потому что им не нужно "выходить из себя", лечить себя через пристрастия (addictions). Можно жить внутри своей кожи и встречаться с другими людьми – на основе единения, радости и творчества. Чтобы иметь коммуникацию с другими, не требуется друг другом управлять.

Беседовал Валерий Никольский


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]