Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
23-07-2009 15:15
 
Офицер ВС РФ, член Церковного совета Рогожской старообрядческой общины в Москве АЛЕКСЕЙ РЯБЦЕВ: «Акцентирование религиозных различий в армейской среде неизбежно приводит к расколу воинских коллективов»

"Портал-Credo.Ru": Прокомментируйте, пожалуйста, последнее решение президента Медведева о введении священников в воинских частях. Насколько Вы считаете это целесообразным? Насколько это выполнимо?

Алексей Рябцев: Мне кажется, что это решение на самом деле принято давно. В рамках осуществляющейся последовательности реформ это рано или поздно должно было произойти. Сколько бы ни происходило обсуждений этого вопроса за последние 10-15 лет, всегда оставался привкус того, что всё давно решено. Просто не был выбран конкретный момент. Мне даже иногда казалось, что некоторые осторожные и разумные люди в самой Московской патриархии сознательно сдерживали этот процесс.

Чем это вызвано именно сейчас, я не могу сказать. Я на тему о том, что вводить военных священников ни в коем случае нельзя, высказывался очень много (последняя статья – "НГ религии" за 15 апреля 2009 г.).

Возражения у меня самые банальные: страна многонациональная, многоконфессиональная. Армия – тоже. Акцентирование любых различий (а религиозных – особенно) между людьми в армейской среде неизбежно приводит к расколу воинских коллективов, росту "дедовщины" и криминальности.

Кстати о криминальности. То, что в нашей армии чуть ли ни всех подряд убивают и калечат, давно стало общим местом. Но всё познается в сравнении. Демографы утверждают, что смертность российских мужчин призывных возрастов (18-20 лет) на "гражданке" почти в три раза выше, чем в армии. Хотя должно было бы быть наоборот, поскольку армия – это место повышенной опасности. Значит, там, где у священников свободный доступ к молодежи, смертность высокая, а там, где "окормление" еще не на должном уровне (в армии), - низкая. Нелепо же считать, что священники рвутся в армию, чтобы смертность повышать. Хотя… Кто знает? Есть же такая профессиональная пословица: "При кладбище еще ни один поп с голоду не помер!"

Кроме Московской патриархии никто реально священнослужителей в армию не пошлет. Даже мусульмане, скорее всего, будут присутствовать только номинально. Будут появляться время от времени. Или назначат одного-двух на все Вооруженные силы.

– Но это будет уже зависеть от самих конфессий…

– Ну, как от конфессий?

– Президент сказал, что если только в части будет 10 процентов…

– …народа той национальности, в которой есть "традиционная конфессия". По-моему, даже татары не потянут. Чтобы в воинской части было 10 % татар – такое вряд ли может быть. Мусульман в целом, конечно, много, но чтобы в воинской часто было 10 % какого-то "условно исламского" народа – это вряд ли. Есть какие-то данные, по-моему, по дагестанцам. Но, кажется, всё равно их не 10 %.

Это в рамках не очень больших частей возможны процентные выбросы, а чтобы во всей бригаде сразу было 300 человек одной национальности – даже дагестанцев, хотя их и может быть много – все равно не получится.

– Но президент, вероятно, имел в виду не столько национальный, сколько именно религиозный состав.

– Нет, он сказал "национальности". Было сказано так: национальности, у которой есть "традиционная конфессия". Это очень важный момент, потому что религиозность на самом деле в стране очень низкая, и очень может статься, что в реальности 10 % верующих (всех конфессий) могут и не набрать. Вот все говорят, что в стране 80 % православных, хотя недавно был опрос, который показал, что из этих 80 % в Бога верит только половина. Очень интересная такая вещь! Православие воспринимается как этническая принадлежность, а не вероисповедная.

Получится так, что больше 10 %, разумеется, будет русских. А к русским прилеплена одна "традиционная конфессия" – РПЦ МП. Мы, старообрядцы, "традиционной конфессией" для русских вроде как и не являемся. Это нам чиновники (особенно в регионах) неоднократно говорили. Никто этого письменно, конечно, не обозначит, а в глаза говорят, что вы, дескать, "некоторый, пока терпимый выверт".

Поэтому, конечно, там будет Московская патриархия. Но возникает вопрос, почему это всё должно делаться за наш счёт – за счёт налогоплательщиков, принадлежащих к другим конфессиям или неверующих? Я не особо верю в демократию, но в рамках принимаемых правил игры ("мы, дескать, платим налоги, а правительство их под нашим контролем тратит") можно спросить: почему деньги собирают со всех, а реально поддерживают только одну конфессию?

И потом – были у нас уже замполиты. Ничего особо хорошего из этого не получилось (в дискредитации советских идеалов есть весьма весомый вклад замполитов), и от них постарались избавиться. Теперь снова вводят? Было сказано, что священнослужитель в армии будет оплачиваться как заместитель командира бригады по воспитательной работе. То есть это будет оплачиваемая единица и это, скорее всего, будет патриархийный священник.

А что остальным делать? Они все получаются второго сорта? Я понимаю, конечно, что люди, которые принимают такие решения, от религии весьма далеки. И им религиозные чувства других людей не очень понятны. Кажется, что будет поп - и ладно. Это других трогать не будет.

Ну как же не будет?! Он придет и освятит знамя, под которым я служу. А для меня этот обряд освящения - оскверняющий. Я служу на этом корабле, а его взяли и полили водой, которую я не считают святой. Ну и почему я все это должен терпеть? Резонный вопрос или нет?

На это обычно отвечают, что реальная религиозность низкая, а мнение 1-2 % вполне можно проигнорировать.

Действительно, если бы в Москве сейчас было 80 % православных, то в 400 или 500 существующих храмах РПЦ МП на каждой воскресной службе было бы тысячи по три народу, даже если люди будут ходить в церковь раз в месяц. Но все знают, что на воскресных службах ни в одном московском храме, даже в храме Христа Спасителя, трех тысяч людей не насчитаешь.

Реальная религиозность – 3 %. Еще 10-15 % смогут худо-бедно объяснить, почему они относят себя к этой конфессии, а не к другой. Для всех остальных отличие православия от католицизма – это такой высший пилотаж, что лучше их и не спрашивать. И на базе таких вот процентов хотят ввести государственную поддержку одной конфессии?

Знаете, есть такое знаменитое выражение: "Это хуже, чем преступление, это ошибка". Мне кажется, что те, кто принимает подобные решения, не понимают, насколько вредны они для них самих.

Хотя… "Темна вода в облацех". Я вот не так давно разговорился с одним молодым человеком в поезде. Он оказался убежденным троцкистом. Так вот, он утверждал, что все подобные мероприятия надо всячески поддерживать. И вообще надо стремиться сделать сейчас в России всё, что можно, таким же, как в 1914 году. Тогда через три года обязательно наступит 1917-й!

– А что Вы можете сказать по поводу введения Основ православной или другой религиозной культуры в школах?

– Примерно то же, что и про военных священников. Но это будет ещё более напряженно, чем в армии. В армии у нас все-таки русских побольше. А в школах возникнет лишнее напряжение. Зачем это нужно? У нас светское государство. Это достаточно большое достижение на всех этапах развития, честно говоря. Мы скатываемся назад. К чему? Ну, к религиозным войнам, например. Может, кому-то нужны, конечно, религиозные войны, как этап дальнейшего продвижения куда-нибудь.

Религиозное окормление вне школы, вне воинской части вполне возможно. То есть не трогай людей, не обижай их за то, что они исповедают какую-то религию. Этого вполне достаточно с точки зрения государства, то есть – не преследуй и ладно. И вообще – не лезь со своими чистыми государственными руками людям в душу. Мы с Богом как-нибудь сами разберемся без государственной помощи.

Конечно, деятельность явных отморозков и экстремистов надо пресекать. А остальных-то верующих зачем трогать? Люди вполне лояльные, никаких государству пакостей не делают. Зачем их надо обижать, объявлять вторым сортом?

Мы же в реальности знаем, когда мы регистрируем общины на периферии, как долго приходится доказывать, что ты не "враг народа". Когда к тебе приходят с проверкой, то приходят не так, как в Московскую патриархию. Приходит какая-нибудь наглая чиновничья рожа и пишет такую чушь, которая ни на одном законе не основана. А жаловаться некуда. По судам ходить - большие деньги нужны. Да и боятся наши бабки в суд ходить и с властями конфликтовать.

Я сейчас разбираю замечания на уставы наших местных организаций, которые нам пишут органы регистрации и прокуратура в разных субъектах Федерации. Можете себе представить: ни в одном субъекте Федерации ни одно замечание не повторилось, хотя устав везде одинаковый!

По одному этому факту можно сказать, что это все блажь, потому что если что-то неправильно, должно быть неправильно везде. А так – в одной области одно, в другой – другое. И очень сложно жаловаться. Приходится ходить, унижаться, делать им подарки. А патриархия всего этого не делает. Может быть, с президентской высоты все это не и видно.

Или слышал кто-нибудь, чтобы у прихода РПЦ МП отобрали храм да еще под каким-нибудь нагло-абсурдным предлогом? А у старообрядцев в тамбовском Моршанске отобрали храм под тем предлогом, что он не соответствует строительным нормам, утвержденным Московской патриархией. И это при том, что здание храма – памятник архитектуры дореволюционной постройки.

Справедливости ради следует сказать, что в некоторых регионах отношение к старообрядцам очень хорошее. Но это только потому, что кто-то из местной элиты (губернатор или еще кто) оказывает личное покровительство.

Но личное покровительство – вещь ненадежная и преходящая. Хотелось бы более надежной основы.

Возникающая на наших глазах политическая роль Московской патриархии – это то, с чем смириться невозможно. Мы российскую историю хорошо знаем. Знаем, каким аккордом эти "симфонии" заканчиваются.

Никакой политической нагрузки мои высказывания не несут. Я не хочу участвовать ни в чьём вознесении к вершинам российской власти, ни в низвержении с оных.

Пусть Владимир Михайлович Гундяев хоть министром становится, хоть президентом. Был, в конце концов, такой министр – кардинал Ришелье. И неплохо у него получалось. Но только пусть он обладает политической властью в силу личных способностей и влияния в чисто политических структурах. А не в силу занимаемой должности в какой-либо религиозной конфессии. Пусть и самой крупной.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2021. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]