Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Преп. Феодор Студит. Огласительные поучения и завещание. Поучения 89-95 и Завещание.


ПОУЧЕНИЕ 89-Е [1].

В третью неделю по Воздвижении.

О том, что нам должно смиряться и ограждаться страхом Божиим, дабы избежать вреда от душепагубных бесов.

Братия и Отцы! Так как Агаряне сделали на нас нападение, то мы тотчас смутились и устрашились, помышляя в уме своем, как бы нам не впасть в руки безбожников и убийц Измаильтян. А о том, что нам предстоит опасность со стороны бесов, мы и не помышляем в уме своем, и не боимся, как бы нам от невнимательности и небрежности нашей не сделаться пленниками лукавых духов. Притом вред от видимых врагов бывает на короткое время, и слух о них доносится издалека и с разных сторон, так что желающим открывается возможность бежать туда или сюда; но о бесах мы не можем сего сказать, ибо они ночью и днем и ежечасно нападают на нас, не давая нам отдыха. Посему здесь более должно страшиться и блюстись, дабы не быть плененными от них и избежать нападений и погубления душ наших. К кому же нам прибегать? Без сомнения к Богу, как и Божественное Писание говорит: Бог нам прибежище и сила: помощник в скорбях обретших ны зело (Псал. 45, 1). И еще: ополчится Ангел Господень окрест боящихся Его, и избавит их (Псал. 33, 8). И: надеющиися на Господа яко гора Сион, не подвижится в век живый во Иерусалиме (Псал. 124, l). Итак, если мы имеем страх Божий, то не убоимся врагов наших. Но будем обращать внимание на то, что никто и никогда не может взять крепости, лишь бы только не оскудевали там хлеб и вода. Что же это значит но отношению к нам? Означает слезы и слово Божие, которыми питается и спасается душа; если же в них будет оскудение, то и душа растлевается и делается пленницею. Итак, Слово Христово, как написано, да вселяется в вас богатно (Кол. 3, 16), и слезы да не оскудевают у вас. Но бывает предательство, как говорят, и извнутри. И это опять на что нам указывает? Не на другое что, как только на живущие в нас страсти, т. е., на волю плоти и худые помыслы, которые, подобно злым предателям, выходят из сердца, отверзают дверь и дают вход супостатам и убийцам бесам. Эти помыслы должно отгонять, и со всякою тщательностию блюстись, дабы не был пленен град наш, т. е., душа наша. И не будем увлекаться грехом и порабощаться злыми страстями, но пребудем в добродетели, для которой и созданы мы, во славу создавшего нас Бога, и в похвалу мне грешному в день Христов. Так как я вчера прогневался на вас за пение, то ныне прошу и умоляю вас петь чинно и правильно, а не просто и как случится, бесчинно. Это оскорбляет не меня только грешного, но и Духа Святого, ибо Он повелевает петь разумно и чинно. Певцы на клиросах должны соблюдать то, чтобы один клирос не начинал стиха пока не совершится и не окончится тропарь, который поется на другом клиросе, и чтобы петь ни громко, ни тихо, не слишком протяжно и не скоро. А так как приключается леность и немощь, а часто и уныние, то пусть один другому помогает, но чин пусть строго соблюдается. Если и в других делах благочиние похвально, тем более беседа с Богом должна быть не с бесчинием, а со вниманием, хранением и сладостию; ибо сказано: коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче медом устом моим (Псал. 118, 103). Посему умоляю вас, братия, будем всячески стараться об исправлении сей добродетели, помогая друг другу, и исправляя один другого в пении. Ибо поя таким образом разумно, мы обрящем покой душам нашим, и других много воспользуем добрым примером; и хотя этим работая Богу, будем наследниками вечной Его жизни. Ему подобает слава и держава, с Отцем и Св. Духом ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] См. Патрологию, том. 99, стр. 637.

ПОУЧЕНИЕ 90-Е [1].

В неделю четвертую.

О том, что похвально и боголепно уму размышлять о неизреченной красоте творений Божиих.

Братия и Отцы! Всегда и во всякое время ум и сердце человека да бодрствуют, да обучаются делу Божию и труду подвижничества, а не влекутся туда и сюда подобно пленнику, но всецело размышляют о Божественном. Оскудевает ли в море вода, или в воздухе ветер? Так и еще несравненно более не должна оскудевать в нас добрая мысль, дабы нам всегда устремлять взор свой в бесконечную пучину чудес Божиих, в которые ум с любовию да погружается, т. е., с любовию да поучается в них, и не слагается с греховными помыслами. Ибо уму естественна всегдашняя подвижность и настоятельность, и он никогда не может стоять на одном месте покоен, но всячески устремляется туда, куда мы его обращаем, или на добро или на зло. И если мы обращаем ум наш на доброе, то можем говорить с Пророком Давидом: Господи, волею Твоею подаждь доброте моей силу; а если на злое, то следующий стих: отвратил же еси лице Твое, и бых смущен (Псал. 29, 8). Ибо отвращение лица Божия в том состоит, когда ум человека вращается в лукавстве и суете; и опять упражнение в лукавстве причиняет душе пагубное смущение и зло.

Посему постараемся всегда обращать ум наш к созерцанию правого и доброго, и взирать только на оное. Что же это такое? Ангельские и небесные силы, неизреченные оные красоты райские, светлые жилища Апостолов, Пророков, мучеников и всех праведных. На сию небесную широту да взирает ум наш, на луч солнца, на свет луны, на хоры звезд, и на все подлежащее чувствам [2]. И на этом пусть не останавливаемся, подобно язычникам, которые обоготворяли светила небесные, но будем познавать художника Бога, который сотворил их и сохраняет красоту и благолепие их не ветшающими и неизменными. Так вначале в раю и нас человеков Бог весьма благолепно украсил, даровал нам достоинство быть образом и подобием Его, как и Христос просиял во время преображения и воскресения. И хотя мы чрез преслушание очернились и обезобразились, и потеряли оную первую благодать; но Бог опять украсил и преобразил нас в благодати Христовой банею паки бытия, т. е., святым крещением и обновления Духа Святого, его же излия на нас обильно Господом нашим Иисус Христом Спасителем нашим (Тит. 3, 5, 6). И хотя мы опять в другой раз очернились грехом, но Он и в третий раз просветил нас Ангельским образом девственной монашеской жизни, который есть как бы другое крещение, простив нам грехи, стер рукописание, написанное против нас диаволом. Итак, да пребудет душа наша в своей красоте; дабы ей сподобиться услышать: вся добра еси ближняя моя и порока несть в тебе (Песн. П. 4, 7). А если осквернимся (ибо мы поползновенны ко греху, и никого нет чистого от скверны, и никто не может сказать, что имеет душу и сердце чистые), то опять очистимся слезами, по сказанному: омыеши мя, и паче снега убелюся (Псал. 50. 9). И еще: измыйтеся, и чисти будете; отъимите лукавства от душ ваших (Ис. 1, 16). И блаженна душа, которая всегда таким образом очищает себя, и оставляет всякое пристрастие к миру и к самой плоти своей, и Бога только любит, и всего Бога имеет в уме своем, и сладко и радостно ежедневно ожидает смерти. Ибо поистине грядет смерть, и мы имеем отдать необходимый долг. Но о дабы нам в час оный обрестись преподобными праведными, чтобы тело каждого из нас, как избранный сосуд и колесница правды, явилось честным и достойным лобзания для видящих оное и поющих (над оным надгробные песни): а самая душа наша взятая святыми Ангелами, да внидет в вечную жизнь Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] См. Патрологию, том. 99, стр. 638.

[2] Исправлено по Латинскому переводу.

ПОУЧЕНИЕ 91-Е [1].

В неделю пятую.

О том, что нам должно подражать житию наших отцев.

Братия и Отцы! Нет ничего блаженнее нашей жизни и выше иноческого жития; и потому как мы называемся монахами, так непременно должны и жить, чтобы название и жизнь не противоречили в нас друг другу. Ибо монах есть тот, который устремляет взор свой только к Богу, единого Бога желает, единому Богу пригвожден, и единому Богу служит и работает днем и ночью благим произволением, и имея мир с Богом, творит и между другими мир и любовь. Ему же бо несть сих, в том бывает противное, т. е., ревность, спорливость, вражды и ссоры; и таковый слеп есть, мжай, забвение прием чищения древних своих грехов (2 Петр. 1, 9), и испытывает только о грехах чужих. Ради чего я это сказал, знают виноватые. Говорю я это не для того, чтобы опять оскорбить их, но для того, чтобы отселе и впредь они блюдись впадать в те же грехи. Отцы наши не слушали осуждения иди клеветы; но если кто клеветал, то слышащий или затыкал свои уши, или обращал клевету на добро. А мы ныне скоро обращаем слух наш к тому, кто осуждает, и с большою охотою слушаем пересуды; к чтению же бываем вовсе невнимательны. Отцы наши никогда не разговаривали с раздражением и смущением, но кротко и чинно, а мы ныне с гневом, криком и искаженным лицем. Что может быть хуже и мерзостнее сего? У оных блаженных нисколько не было ропота, но каждый с благодарением принимал на себя служение, которое ему поручалось; хотя бы оно было тяжело, прискорбно и низко, считал его досточестным, а мы ныне ропщем и порицаем, и говорим то и то не с самими только собою, но и всем жалуемся, чтобы в ропоте иметь многих участников, и чтобы более оскорбить Бога. Но этого, братия мои, не должно быть, и это не свойственно монашескому житию. Не малый грех — досаждение и укоризны: досадители, сказано, царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 10). И ропот не маловажный грех, но великий, ибо сказано: не ропщите якоже Евреи ропташа, и погибоша от всегубителя (1 Кор. 10, 10) И празднословие не малый грех, ибо Апостол говорит: всяко слово гнило и праздно да не исходит из уст ваших; но точию еже есть благо к созданию веры да даст благодать слышащим. Ине оскорбляйте Духа Святаго Божия, о немже знаменастеся в день свободы и избавления (Ефес. 4, 29–30). Видите ли угрозы и гнев Божий, что мы Духа Святого подвигаем на гнев худыми беседами? Как мы не боимся, что и за праздное слово будем отдавать ответ в день судный, как и Христос угрожает (Матф. 12, 36)? Итак, что же мы не храним себя? Отчего не приготовляемся к грядущему и будущему, дабы нам явиться благими и праведными? Тебя укорили? Перенеси укоризну с долготерпением, подавив в себе поношение; ибо сказано: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5); и укоризна пройдет, а добродетель твоя останется на век. Предложена ли была на трапезе пища, показавшаяся тебе неприятною? Но что для тебя неприятно, и чем ты гнушаешься, того другие желали бы хоть вкусить. Если же и сего мы не претерпеваем, то какое же наше отречение, и в чем похвалимся мы оным? Ибо ни воздержание, ни другая какая либо добродетель и подвиг не приносят такой пользы, как отсечение воли, ради которого подвиг жизни общежительной вменяется в мученичество. Отложше убо всякую злобу и всякую лесть, и лицемерие, и ложь, и зависть, всякое осуждение и вся клеветы, не будем говорить одно устами, а другое умом, как и Блаженный Апостол Петр заповедует нам, яко новорожденнии младенцы, словесное и нелестное млеко возлюбим, яко да о нем возрастем во спасение, и вкусим яко благ Господь (1 Петр. 2, 1-3), если только желаем вечной жизни. И не будем тяготиться, когда нас учат не порицать тех, которые всегда призывают нас от зла к добру; ибо жительствуя так благоискусно и преуспевая, мы получим вечную жизнь, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] См. Патрологию, том. 99, стр. 561.

ПОУЧЕНИЕ 92-Е [1].

В неделю шестую.

О ссорящихся и гневающихся, и о мере, кротости и девстве.

Братия и Отцы! Ни я не должен насытиться спасительным поучением, ни вы, братия, не должны насытиться желанием слушания и пользы, подобно жаждущим пить воду. И это есть знак преуспеяния и есть причина спасения. Ибо слова пролагают путь к делам, добрые слова к добрым делам, а противные к противным. Итак, мы, которые желаем жития благого, должны держаться благих слов и назидательных бесед, дабы не погрешить в должном, как и Апостол Павел говорит, что слово смрадно и гнило да неисходит из уст ваших, — но точию еже есть благо к созиданию плода и пользы, да даст благодать слышащим. И не оскорбляйте Духа Святаго Божия (Ефес. 4, 29–30). И еще говорит: всяка горесть и ярость и гнев и клич и хула, да возмется от вас, со всякою злобою. Бывайте же друг ко другу добры и блази, милосерди, прощающе друг другу, якоже и Бог во Христе простил есть вам (ст. 31, 32). Видите ли, что он заповедует? Какова строгость заповеди? И это для кого он говорит? Не для иноков только, но и для всех мирян. К инокам же одним относится следующее: а иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24), дабы нам быть как бы мертвыми и не действенными к совершению греха.

Если же это так, то пусть теперь внимают те, которые ссорятся и укоряют: какого осуждения они достойны, которые не только поссорились, но и подняли руки друг на друга. Если поднимает инок руку, чтобы ударить другого инока, таковый уже не монах и не отшельник, но находится еще в мирском устроении. И ты, будучи монахом, смеешь взять жезл и бить брата твоего единокровного? Нет, ты не монах, а боец, не подвижник, а разбойник, и не сын мира, но сын гнева. От укоризн разве не доходили до ран, а за ранами и побоями разве не следует убийство? Итак, соделавшие сие должны подвергнутся строжайшей епитимии, чтобы они не делали сего в другой раз. Вы же, возлюбленные, как ученики Владыки кроткого и миродавца, живите кротко и мирно, мир имейте и святыню со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа (Евр. 12, 14). Постыдимся тела и крови Господних, которых мы сподобились причащаться. Душа, приемлющая пречистые Дары, не должна предаваться смущению, неистовству и нечистым пожеланиям; уста, принявшие бессмертного Источника, не должны изрыгать смрадных слов и постыдных речей; очи, очистившиеся честною кровию Христовою, не должны смотреть свирепо и зверски, и увлекаться блудными и сатанинскими зрелищами; рука, касающаяся святыни, не должна касаться постыдных членов: по все члены наши, как члены Христовы, будем блюсти чистыми и неоскверненными.

Все добродетели велики, и приобретение их весьма вожделенно, но ни одна из них не равняется девству. Девство есть первая добродетель воссиявшая в раю, прежде нежели змий прельстил прародителей. Девство соделалось Материю Христовою. Девство людей претворяет в Ангелов. Брак начинается от тления, и оканчивается тлением; а девство возводит мир к бессмертию. Как же можно стяжать его? Не иным каким-либо образом, как только великими подвигами, трудами и потами. Ибо где великое исправление, там много нужно и тщательности и подвигов. Как острый меч посекает врагов, так и душа, страхом Божиим, как бы некиим огнем, выкованная, должна посекать и пленять бесовские помыслы. А если она притупится, то пусть опять наострится, и тогда она будет посекать множество бесов, не тысячами только, но и тьмами, подобно Давиду (1 Цар. 29, 5). Яко мнози борющии нас с высоты весь день (Псал. 55, 2. 3), и тьмы лукавых бесов воюют против нас, которым мы как воины Христовы и истинные и непобедимые венценосцы, должны противоборствовать до смерти. Да подаст же Бог по милости своей добрым подвижникам и великое усердие, дабы еще с большею ревностию исполнять им всякую заповедь Божию, и получить Царство небесное, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] См. Патрологию, том. 99, стр. 571.

ПОУЧЕНИЕ 93-Е [1].

В неделю седьмую.

О том, что иноки не должны ума своего прилеплять к житейским и тленным вещам мира сего, но простирать оный к высшим и бессмертным.

Братия и Отцы! Дни наши протекают и проходят, как часы, недели как дни, месяцы как недели, а годы как месяцы: протекающий таким образом год всех влечет к смерти и к последнему дню явления Господа нашего Иисуса Христа; в этот день судный, вся нага и объявлена явятся дела наши пред очима Его, как говорит Божественное Писание (Евр. 4, 13). Что же всуе мятется человек? Что царь уповает на богатство и на золото свое? Что сильный и хищник гордится и хвалится стяжаниями и пастбищами? Что пристрастный к богатству и сребролюбец надеется на сокровища свои? Что сластолюбец ненасытно прилепляется [2] ко греху; — между тем как всякий день должно бы плакать и рыдать, и по возможности очищаться, пока еще не настал суд смертный, дабы избежать гнева, грядущего на сыны непокоривыя? Сии елика убо не видят, хулят, елика же по естеству яко безсловесная животныя ведят, в сих сквернятся. Увы и горе им, яко в путь Каинов поидоша, и в лесть Валаамовы мзды устремишася, и в пререкании Корреове погибоша (Иуд, ст. 10, 11). Опасаюсь я, как бы эти слова, порицая тех, не уничижили и вас, мнящих о себе нечто. Ибо если один домогается отцовского наследства, и для сего предпринимает дальний путь, а другой заботится и подвергается злостраданиям до смерти для того, чтобы приумножить свое богатство; иной же по лихоимству и не по монашески понуждается к приобретению того и другого; то не достойны ли таковые того же осуждения? Даже более, — те могут иметь некоторую, хотя и слабую отговорку, так как должны заботиться о женах и детях; а вам, инокам отрекшимся мира и того, что в мире, и приемшим единый крест, что остается сказать в оправдание себя? Ничего. Не большей ли казни и муки достойны вы, когда делаете тоже, что и миряне? Ибо Писание говорит: сильнии сильне истязани будут (Прем. Сол. 6, 6); и емуже предаша множайше, множайше просят от него (Лук. 12, 48), как-то: от иерея и епископа. Сынове человечестии, доколе тяжкосердии и нераскаянны; вскую любите суесловие и глаголете лжи (Псал. 4, 3) во все время жизни вашей? Посему и говорит еще Давид погубит Господь вся глаголющия лжу (Псал. 5, 7). Мы изобретаем отговорки во извинение наших греховных страстей, и выставляем причиною их гонение, которое нисколько в этом не виновно.

Но воззрите на древние роды, и видите, как вопиет и взывает Слово Божие, говоря: кто верова Господеви, и постыдеся, или кто пребысть во страсе Его, и оставися (Сир. 2, 10)? Не оставил ли Патриарх Авраам, по повелению Божию, дом и отечество свое, и потому сделался отцем многих народов? Не с одним ли жезлом Патриарх Иаков удалился в Месопотамию, и однако оттуда возвратился богатым? Не был ли продан и отведен в Египет Иосиф прекрасный, но из раба сделался равным царю? Не был ли гоним Пророк Илия злою Иезавелью, и не имел при себе даже сумы для хлеба, и вот ворон питает его? Не нагими ли и безоружными блаженные Апостолы вышли на проповедь, как на страшную брань, и однако победили и покорили вселенную? И сами вы, братия, в эти прошедшие годы, не подвергались ли изгнаниям и разграблениям, и однако видели неложность Божиих обетований? Откуда же это непостоянство в нас? Отчего это малодушие и безумие? Оттого, как мне думается, что мы забыли благодеяния Божия, как некогда Евреи, и искушаем Бога, якоже нецыи от них искусиша (1 Кор. 10, 9). Но что говорит о них Бог? Четыредесять лет негодовах рода того, и рех: присно заблуждают сердцем (Псал. 94, 10). Смотрите, братия, как бы и нам не услышать того же от Бога за то, что мы, подобно Евреям, неблагодарны, хотя успокоены во всем, в чем имеем потребность. От сего ноги наши не имеют покоя, и мы ходим туда и сюда подобно Египтянкам; от сего между нами бывают суды и споры, как у язычников. От сего бывает то, что мы живем особняком, а не вкупе с братом; если же с братом, то для виду и лицемерно, а не но произволению. Ибо как может отсечь свою волю и быть нестяжательным тот, кто имеет при себе любезную подругу — сребролюбие? С нею пожелает ли он стяжать единодушие с братиями? Никоим образом. Горе таковым; ибо они, как непотребные, подвергнутся мучению. Говорил я это не о вас, братия мои, и не о тех, которые здесь или в другом месте проводят богоугодную жизнь, но о тех, которые живут нерадиво и законопреступно. Помолимся о них к Богу искреннею молитвою, чтобы, хотя поздно когда-либо, им право шествовать, и достигнуть лучшего, дабы ни один раб Божий не погиб, но дабы всем нам спастись, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] См. Патрологию, том. 99, стр. 665.

[2] Добавл. с Латинск. inhaertat.

ПОУЧЕНИЕ 94-Е [1].

В неделю восьмую.

О памяти смертной и о девстве.

Братия и Отцы! Всему определено и отделено свое время; ибо одно время — для сеяния, а другое для жатвы; одно время - для мира, а другое для войны, иное время — для делания, и иное время для оставления дел и успокоения. Для душевного же спасения прилично всякое время, и на всякий день оно бывает для нас благоприятным, только бы мы сего хотели. Итак, будем всегда удобоподвижны к добру, исполняя на деле сказанное: не слышателие закона праведни пред Богом, но творцы закона сии оправдятся (Рим. 2, 13). Когда найдет на нас невидимая брань, будем всеми силами сопротивляться ей, и при помощи Божией отгоним бесовские помыслы; ибо на сколько они в нас замедляются, на столько нас и умерщвляют. Если предстоит духовная жатва, будем усердно жать, собирая в вечные житницы пощения, бдения, коленопреклонения, и другие духовные делания, да не взалчем во веки. Всегда время — молитв, время слез, время примирения и мира, время прощения грехов, и время восхищать царство небесное. Итак, чего же мы ждем? Для чего прилагаем грехи к грехам? Зачем прельщаем и обманываем сами себя, отлагая день за день исправление душ наших? Не преходит ли образ мира сего? Не умирает ли каждодневно бесчисленное множество? Сияющие гробы не выставляют ли, так сказать, на позор несчастный род человеческий? [2] Не похищает ли земля тела, как однородныя с нею? Или мы одни останемся в сей жизни бессмертными? Не видим ли какое множество братий наших отошло отсюда? Где наши блаженные отцы? Где братия по духу и по плоти? Где наши одноземцы, сожительствовавшие нам, други и соучастники в псалмопении? Не осталось ли одно воспоминовение о их содружестве, а самих уж нет? Мне кажется, мы забываем, что обещали. Ибо когда настанет смерть кого-либо брата или отца, мы тотчас приходим в память, умиление, сетование, и к исправлению: а как пройдет немного времени, забываем о своем обещании жить в умилении и слезах. Святые Божии делали не так как мы, которые то плачем, то смеемся; но во всю жизнь свою памятовали о смерти, и ежедневно умирали и апостольски распинали себя (Гал. 6, 14), и умирали ежедневно произволением пред Богом, живя блаженною и вечною жизнию. Не страшит ли нас притча десяти дев, о которых говорит Евангелие: се Жених грядет, исходите в сретение Его. И мудрые встретили Его с горящими светильниками, и вошли с женихом Христом на брачный пир; юродивые же девы опоздали прийти: и так как, не имея добрых дел, взывали говоря: Господи, Господи! отверзи и нам дверь милости Твоей, то Господь и сказал им в ответ: аминь, аминь, т. е., истинно глаголю вам, не вем вам. Потом прибавляет: бдите убо, яко не сесте дне, ни часа оного (Матф. 25, 1 и след.). Посему будем бодрствовать и возбуждать дремлющие и ленивые души наши к плачу, умилению, покаянию, к очищению, чистоте и просвещению, дабы не пришла внезапно смерть, и не затворили бы двери нам; и тогда никто не отверзет, или не подаст нам помощи. Таким образом все мы благовременно потщимся приготовлять на исход души дела, которые любит Бог: ленивый пусть будет усерден, преслушник - благопокорен, тщеславный и гордый пусть смирится; жестокосердый да смягчится и будет кроток; не имеющий слез да понуждается к плачу; неисповедующий грехов своих пусть исповедуется; праздный пусть трудится; все во всем будем исправляться. Еще скажем и то, чтобы пристрастный к женщинам и юношам не разговаривал с таковыми лицами, ибо от сего возжигается греховный огнь. Послушаем и слов Писания: ввяжет ли кто огнь недра, риз же своих не сожжет ли; или ходити кто будет на углиях огненных, ног же не сожжеть ли. (Прит. 6, 27–28). Тоже будет и с тем, если бы кто вшел к жене мужатей, или деве, или к инокине, или вдове, которые обещались иметь женихом Господа славы. Впрочем это я сказал о тех, которые скитаются тут и там, и желают жить по мирски, и изыскивают извинения грехам своим. Не помните ли что говорит Господь? Аще око твое соблазнят тя, изми е (Матф. 5, 29); вот Его заповедь. А вам одно скажу: должны мы сильнии немощи немощных носити (Рим. 15, l), и послужить образом и примером в исполнении добрых дел, каковыми по благодати Христовой вы и являетесь, дабы воспользовать непокорных и прекословных. И да будете по милости Божией более искусными, дабы спастись вам, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] См. Патрологию, том. 99, стр. 680.

[2] Исправл. с Латин.

ПОУЧЕНИЕ 95-Е [1].

В неделю девятую.

О том, чтобы с послушанием, с верою и от души быть усердным на всякое служение.

Братия и Отцы! Убоявшись осуждения скрывшего талант в землю, которому сказал Господь: лукавый рабе и ленивый, подобаше убо тебе вдати сребро мое торжником: и пришед Аз взял бых свое с лихвою (Матф. 25, 26-27), я по нужде беседую с вами сими немногими словами. А вам, добрым торжникам, предлежит приводить сказанное в дело, что по благодати Божией вы и исполняете чрез доброе ваше повиновение. Впрочем есть между вами такие, которые не только не приумножают данного им, но и то, что имеют, готовы погубить. Кто же это такие? Это отказывающиеся от послушаний, и вместо всякого оправдания говорящие: "прости". Что ты говоришь, брат? Ты до смерти обещал послушание, а ныне отказываешься от служения, к которому ты по благодати Божией способен. Но ты говоришь: "Страшусь переплывать море." Это от неверия: тамо боишися страха идеже несть страх. Если ты будешь уповать на послушание, то не только переплывешь море, но и обнаженным телом можешь перейти воду, подражая тому блаженному послушнику, который держась заповеди отца своего, не побоялся переплыть оную страшную реку (Нил), и переплывши, остался невредим, так что видящие это пришли в изумление. Послушание может укрощать и зверей; свидетельствует о сем тот послушник, который по повелению старца своего связал гиену. Послушание и над мертвыми чудодействует; и это показал Акакий, возгласивший из гроба. И для чего говорю то или другое? Сам Единородный Сын Божий послушлив быв даже до смерти, смерти крестныя (Филип. 2, 8), совершил спасительное искупление мира. Таковые-то плоды послушания.

Хочешь ли теперь знать вред преслушания? Помысли об Адаме, который преслушав Бога, и вкусив запрещенного плода, ввел в мир смерть. Помысли о Сауле: и найдешь, что и он, преслушав Святого пророка Самуила, лишился вместе и царства и жизни на горах Гелвуйских. Кроме сего, вспомни еще о человеке Божием, который быв прельщен лжепророком, впал в грех преслушания, и растерзан львом. А что было с блаженным Апостолом Петром? По благоговению отказавшись от умовения ног Господом, не услышал ли он сего: аще не умыю тебе, не имаше части со Мною (Иоан. 13, 8)? Что было еще с тем братом, который преслушал Евфимия великого, отказавшись от послушания смотреть за скотом монастырским? За мнимоблагословныя отговорки, не овладел ли им тот час бес, и он упал на землю, источая пены? Таков суд над тем, кто отказывается от данного послушания и прекословит. Ибо всякий непокорный послушник воздвигает прекословие, Господь же праведно посылает на него немилостивого ангела. Так как мнози едино тело есмы, а по единому друг другу уди (Рим. 12, 5) и один занимает место глаза, а другой уха, иной место носа, а другой языка, один место руки, а другой ноги; и если члены будут действовать, не как должно, но бесчинно начнут спорить, т, е. глаз захочет слышать, ухо обонять, нос разговаривать, язык осязать и рука ходить, то не расстроится ли весь состав тела? И если это так, то каждый пусть исполняет свое служение, и какое дарование принял от Бога, пусть употребляет к пользе братства, помышляя в уме своем, что все наше в руке Божией, — и что не всякий, кто по морю плавает, там непременно и находит смерть, а кто живет на суше, там непременно и умирает; но как определил Благий Бог наш, еще до сотворения мира, всему и время, и место, и образ, так и наступает кончина каждого. Это я сказал не столько ради тех, о которых идет речь, ибо я их уже принял за послушание, но и ради всех слушающих, дабы они были внимательны и обеты, которые давали пред Богом и избранными Его Ангелами, исполняли всеми силами, и не противились, хотя бы повелеваемое грозило смертию; ибо так заповедают отцы, и прежде всех Василий Великий. Живя таким образом, мы не умрем в грехе, но будем живы в правде, и получим царство небесное, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава, с Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.


[1] Переведено с еллиногреч. См. Патрологию, том. 99, стр. 672.

ЗАВЕЩАНИЕ [1]

Преподобного и богоносного Отца нашего и исповедника, Феодора Игумена Студийского.

Слыша Божественного Давида, говорящего: уготовихся и не смутихся (Пс. 118, 60), и еще: Готово сердце мое, Боже (56, 8), я ныне, впавши в неисцельную болезнь окаянного моего тела, и не имея возможности собрать всех вас к себе, чада мои, братия мои и отцы мои, на день моей кончины, так как монастыри рассеяны по разным местам, и некоторые из братий находятся в отсутствии, а уже пришел час моего исхода из сей жизни: то заблаговременно составляю это мое вам завещание, считая это благопотребным к вашему утверждению, дабы все услышали последнее мое слово, и узнали, как я верую и кого оставлю по смерти своей игуменом, дабы все вы имели между собою согласие и мир о Христе, каковый мир оставил Господь святым Своим ученикам и Апостолам, когда хотел вознестись на небеса.

О вере.

Итак, я верую в Отца и Сына и Святого Духа, во Святую, единосущную и преначальную Троицу, во имя Которой и крестился, и возродился, и принял помазание; исповедаю Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого, триедино но Божеству, равно как едино три по Ипостасям; ибо един Бог есть Святая Троица по единосущию, хотя и разделяется но различию Ипостасей. Еще исповедаю, Единого от Троицы, Господа нашего Иисуса Христа, по бесконечному человеколюбию во плоти пришедшего, т. е., для спасения нашего рода принявшего плоть от Святой и Пренепорочной Богородицы без семени человеческого, и от утробы Ее, по Писанию, родившегося законом естества, сугубого (по естеству), так как Он весь совершен по Божеству, и не приложен оставаясь тем, чем был, и весь совершен по человечеству, восприняв все человеческое (кроме греха); Единый и тот же по Ипостаси, познаваемый в двух естествах, и двух волях и действиях, соответственно которым совершал как Божеское, так и человеческое.

Сверх всего отвращают всякой прелести еретического общения, следуя шести вселенским соборам еще же и (седьмому) который недавно собирался в Никее вторично против (иконоборцев), клевещущих на христиан, покланяюсь и почитаю честные и священные иконы Господа нашего Иисуса Христа, Богородицы, Апостолов, Пророков, Мучеников и всех преподобных и праведных, испрашиваю и святых их молитв, умилостивляющих Бога. Покланяюсь с верою и благоговением пресвятым их мощам, как исполненным благодати Божией.

Еще приемлю всякую Богодохновенную книгу Ветхого и Нового Завета, а вместе и жития и священные писания всех Святых Отцев, учителей и подвижников. Это я говорю ради умоповрежденного Памфила, который пришел сюда с востока, и оклеветал сих преподобных, Марка, Исаию, Варсануфия, Дорофея и Исихия, — т. е., не тех Варсануфия, Исаию и Дорофея, которые, как безглавые вместе с безглавыми (акефалами) и десяторогие с десяторогими, подвергнуты анафеме от Святого Софрония в его Ливелле [2], но других некоторых одноименных, которых я по преданию Отцев признаю, уверившись чрез вопрошение Святейшего Патриарха Тарасия, священноначальствовавшего в то время, и других достоверных лиц, и здешних, и восточных, а также и тем, что образ Варсануфия стоит в великой церкви вместе с прочими образами Святых Отцев в ряду святых икон, т, е. Святого Антония, Ефрема и многих других, и что я не нашел в их учении никакого заблуждения, напротив нашел великую душевную пользу.

Если же, по соборном рассмотрении, будет доказано какое-либо в них заблуждение, и что анафематствованы они или другие некоторые впавшие в ересь; то анафема им, и еще анафема, и все анафема от Отца, и Сына и Святого Духа.

С сим вместе исповедаю, что монашеский образ высок, возвышен, ангельский и очищает всякий грех совершенною жизнию, т, е, если она проводится согласно с законоположением подвижнических уставов Божественного и Великого Василия, а не так как некоторые, одно принимают, а другое оставляют. Ибо кроме трех указанных в Божественной Лествице, устроений (монашеского жительства) [3] иначе как-либо проводить жизнь законно нельзя. Еще никто не должен приобретать ни раба, ни скота женского пола, так как это не сообразно с нашим житием и опасно для душ наших.

Все это изложил я вкратце, — ибо теперь не время излагать это пространно, - для того, дабы кто не приписал мне неправильного образа мыслей, вместо того как я правильно верую и исповедаю.

О настоятеле.

Сказав о всем этом, следует сказать и об Игумене. Итак, во первых я оставляю вам, (как наставника) господина и отца моего и отца вашего, преподобнейшего затворника, и отца, и светило и учителя. Ибо он о Господе выше и меня и вас, и он наша глава, хотя и подчинил себя, живя безмолвно, в Христоподражательном смирении; его наставлениями и молитвами, верую, спасетесь, если только окажете ему должную благопокорливость и послушание. А потом, кого общим избранием боголепно поставите в настоятели но предварительному отеческому совету, и кого будет желать все братство, на избрание того и я соизволяю. Но приди, отец и брат, кто бы ты ни был, вот я пред Богом и избранными Его Ангелами вручаю тебе все о Христе братство, дабы ты его принял. Как же ты его примешь? Какими советами будешь наставлять его? Как будешь соблюдать его? Соблюдай как агнцев Христовых, как члены твои любезнейшие, согревая их, заботясь о них и любя равною мерою любви; ибо в каждом человеке любовь ко всем членам телесным одинакова. Итак отверзи сердце твое милосердием, восприми всех с милостию, воспитай их, преобрази их, соверши их о Господе. Изостри ум твой проницательностию, возбуди усердие твое мужеством; утверди свое сердце верою и надеждою; предходи братиям во всяком добром деле; ратуй за них против мысленных врагов, защищай, наставляй; введи их в место добродетели, соделай их наследниками земли бесстрастия. Посему я и завещаю тебе эти правила, которые ты необходимо должен соблюдать.

Заповеди Настоятелю.

1. Не изменяй устава и правила, принятого касательно всего от моего смирения, без настоятельной нужды.

2. Не приобретай ничего из вещей мира сего; не собирай для себя отдельно даже ни одного сребреника.

3. Не отторгай каким-либо пристрастием и попечением души и сердца твоего от вверенных тебе Богом и преданных мною и соделавшихся твоими духовными чадами и братиями. Не употребляй принадлежащего обители на бывших по плоти твоих сродников, или друзей, или товарищей, ни при жизни своей, ни по смерти, ни в виде милостыни, ни в виде наследства вышеозначенным. Ибо ты не от мира, чтобы тебе иметь общение с живущими в мире, разве только кто из мирской жизни перейдет в наше жительство; тогда, но подражанию Святым Отцам, попекись об них.

4. Не приобретай раба ни для своей потребности, ни для своей обители, ни для полей; ибо и он человек, сотворенный по образу Божию. Это, как и брак, дозволено только для мирян; а ты должен в душе представлять себя рабом единомысленных с тобою братий, хотя по внешности ты считаешься и господином их и учителем.

5. Отрекись совершенно женского пола, не имей скота женского рода для необходимых работ, ни в обители, ни на полях; ибо и из преподобных и Святых Отцев наших, никто сего не делал, и но самой природе это противно (монашескому образу жизни).

6. Не езди на конях и на лошаках, кроме необходимости, но по примеру Христову ходи пешком; если же необходимо, то езди на рабочем скоте [4].

7. Соблюдай, чтобы у братий все совершенно было общим и нераздельным; и никто из них ни над чем не должен иметь власти, даже над иглой. Твои же душа и тело должны быть разделены равною любовию ко всем твоим духовным чадам и братиям.

8. Не заключай братства и кумовства с кем-либо из мирских людей, так как ты бежал от мира и от брака; ибо у Отцев этого не было; а если бы где и было, то редко, и это не закон.

9. Не вкушай с женами, кроме родной матери и сестры, ни с мирскими, ни с монахинями, разве какая-нибудь нужда и необходимость заставит, как заповедают Св. Отцы.

10. Не учащай выходов твоих и выездов, без нужды оставляя твое стадо; ибо лучше, оставив внешние дела, пребывать в ограде, чтобы иметь возможность спасать многонравных и далеко блуждающих словесных овец Христовых.

11. Соблюдай неизменно, чтобы поучения читались в неделю трижды, и еще каждый вечер тобою, или другим кем-либо из твоих чад; ибо так предано от Отцев, и это спасительно.

12. Не преподавай кому-либо так называемый малый образ, а потом великий, ибо образ один, как и крещение; так обыкновенно делали Св. Отцы [5].

13. Не нарушай законоподожений и правил Святых Отцев, а в особенности Божественного и Великого Василия; но если что делаешь, или говоришь, поступай так, как имеющий на сие свидетельство в Божественных Писаниях, или по отеческому обычаю, без нарушения заповеди Божией.

14. Не оставляй свою паству, чтобы перейти к другой и не принимай и высшего сана без согласия твоего братства.

15. Не заводи дружбы с какою-либо инокинею; не медли в женском монастыре. Не беседуй наедине ни с монахинею, ни с мирянкою, разве необходимость заставит, и тогда да присутствуют два лица, с той и с другой стороны; ибо наедине, говорят, скорее подвергаются искушению.

16. Не отворяй ворот обители для входа женщин, кроме великой нужды; если же ты силен побеседовать с ними (по нужде их), не открыто [6], то и это не отвержено.

17. Не делай ночлега ни для себя, ни для духовных чад твоих в доме мирском, в котором есть женщины, и не учащай туда, но когда нужно останавливаться, или ночевать вне обители, избирай домы мужей благоговейных.

18. Не имей по пристрастию в келлии твоей учеником юношу, но принимай услужение от лица, не подающего повода к соблазну, и от кого придется из братий.

19. Не имей одежд, изысканных и многоценных, кроме священных, но по подражанию Отцев имей и одежду и обувь смиренную.

20. Не имей роскошной трапезы ни для себя, ни при приеме посетителей, увлекаясь заботою о сем, ибо это свойственно жизни чувственной.

21. Не собирай в обители своей золота, но весь избыток от чего бы то ни было раздавай нуждающимся, для которых двери твои должны быть отверсты, по примеру Святых Отцев.

22. Не имей ни кладовых за ключем, ни излишней заботы об экономии; но вот тебе ключи - попечение о душах, решить и вязать по Писанию. Золото и что потребно вручай экономам и келарям, и как требуется по послушанию каждого, сохраняя сам власть над всем, и давая назначение каждому лицу, как рассудишь с старшими братиями, и требуй отчет по каждому послушанию.

23. Не предпочитай пользе братства никакое другое человеческое лице знатное и могущественное по нынешнему веку, и не отступай до крови от соблюдения Божественных законов и заповедей, хотя бы положить за них самую душу свою.

24. Не делай и не предпринимай по собственному рассуждению никакого дела, относится ли оно душе или телу, во первых без совета и благословения господина и отца твоего, а потом (братий), преуспевших в разуме и благочестии, смотря по предлежащему делу, будет ли потребность в совете одного, или двух или трех или больше, как мы заповедали отечески и как сами исполняли.

Все это и другое, что ты принял, соблюдай и сохраняй, да благо тебе будет, и благоуспешен будешь о Господе; а о противном сему не хотелось бы ни говорить, ни мыслить.

Заповеди братиям.

Придите и вы, чада мои, и братия мои, и послушайте умиленный мой глас. Приимите господина Игумена, как и избрали его вы все. А искать другого жительства кроме установленного никому никаким образом не дозволено; это узы, (связывающие нас) о Господе. Приветствуйте его, как моего преемника, взирая на него с благоговением и почтением. Соблюдите заповедь о повиновении к нему, как ко мне самому, не унижая его но причине недавнего его поставления о Господе, и не истязуя от него более тех дарований, какие дарованы ему от Духа Святого; ибо довольно с него, если сохранит то, что заповедано моим смирением. И если вы любите меня, чада мои, то соблюдите заповеди мои, и имейте мир между собою. Соблюдите ангельский ваш обет ненарушимо [7], проводя небесную жизнь.

Возненавидевши мир, не обращайтесь к делам мира. Освободившись от уз пристрастия, не связывайте себя опять плотскими узами.

Отрекшись всякого суетного наслаждения настоящей жизни, по малодушию не отбегайте от подвижнического вашего повиновения, дабы не соделаться поруганием бесов.

Претерпите до конца на поприще послушания, дабы получить вам и неувядаемый венец правды. Водясь смиренномудием, отрекайтесь собственной своей воли, принимая только то, что одобрено игуменом. Аще сия весте, блажени есте, аще сохраните я до конца (Иоан. 13, 17); Ибо приимет вас лик мучеников, и вы, увенчанные в небесном царстве, будете наслаждаться вечными благами.

Заключение.

Итак, чада мои, спасайтесь! ибо я пойду теперь в путь безвозвратный, куда отошли все, бывшие от века, куда и вы немного спустя, пойдете, совершивши служение сей жизни.

Но не знаю, братия мои, куда пойду, какой суд встретит меня, какое место ожидает меня; ибо я не сделал пред Богом ни одного доброго дела, и повинен всякому греху. Впрочем я радуюсь и веселюсь, что иду от мира на небо, из тьмы в свет, от рабства на свободу, из странничества в истинное жилище, из страны чужой и иноземной в свою, яко пресельник аз есмь у тебе и пришлец, якоже вси отцы мои (Псал. 38, 13). Скажу и еще дерзновеннее: иду к Владыке, к Господу и Богу моему, Его же возлюби душа моя, Которого я познал как Отца, хотя и не послужил Ему, как сын, Которого я стяжал вместо всего, хотя и не поработал Ему, как истинный раб, не в мудрости глаголю; сказал же это ради вас, чтобы вы были усердны и молились о моем спасении. Если я сего сподоблюсь, вот даю слово перед истиною, что неумолчно буду молиться Господу и Владыке моему о всех вас, чтобы вы были благополучны, чтобы спаслись, чтобы умножились. И уповаю, о отшествии из сего мира каждого из вас видеть, принять и облобызать. Ибо надеюсь, что благость Его, как здесь, так и в будущем веке, всех вас, сотворивших заповеди Его, соберет вкупе воспевать всесвятую Его державу.

Чадца, поминайте смиренные мои глаголы, предание сохраните о Христе Иисусе Господе нашем. Ему же слава и держава во веки веков. Аминь.

Почил Святейший Отец наш и великий Исповедник Феодор, имея лет от роду 67, месяца Ноября в 11-е число, в день воскресный, в час 6, индикта 5-го, в лето 6335-е.

КОНЕЦ.


[1] Переведено с еллиногреческаго. См. Патрологии Минья том 99-й, стр. 1813–1824.

[2] Св. Софроний, Патриарх Иерусалимский (как пишется в ЧетьМинеи 11-го Марта) "собрав у себе поместный собор, прокля единовольников (Монофелитов) ересь, и писанми утвержденная на своем Соборе разосла всюду".

[3] Все житие монашеское содержится в трех главных устроениях и образах подвига: или в подвижническом уединении и отшельничестве, или в том, чтобы безмолвствовать с одним и много с двумя; или наконец в том, чтобы терпеливо пребывать в общежитии (Св. Иоанна Леств. Слова 1, отд. 26).

[4] В Слав. пер. с новогреч. аще есть мужеск меск.

[5] Примечание. Позднейшие же отцы по причине усиливающихся немощей человеческих рассудили прежде постригать и в малый образ, т, е., в мантию, а еще позднее стали давать и рясофор, чтобы человек постепенно обучался монашеской жизни, и таким образом приготовлялся к принятию великого ангельского образа.

[6] В Лат. пер. citra mutuum aspectum, т, е., не глядя друг на друга.

[7] По слав. несолган.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования