Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

М.А. Новоселов. Письма друзьям. Письмо 19


Неделя Всех Святых 1927 года.

Хотел было конкретно представить вам, друзья мои, "златую цепь", о которой говорит преп. Симеон Новый Бо­гослов, т. е. наименовать живые духоносные звенья этой цепи, которые, сопрягаясь преемственно друг с другом, несли и донесли до нашего времени подлинную богочеловеческую жизнь, принесенную на землю Сыном Божиим и засемененную в человечестве Духом Святым в день Пяти­десятницы. Хотел, но раздумал и решил на этот раз поде­литься с вами, мои дорогие, суждениями известного вам епископа Игнатия о великом значении богоносных Отцов наших. Не знаю, говорил ли кто другой о святоотеческом пути с такой убежденностью, яркостью, свежестью мысли и силой, как еп. Игнатий, сам на глубоком опыте личной жизни познавший всю неизмеримо-ценную правду и спа­сительность этого пути (см. мое 15-е письмо в конце).

Суждения епископа Игнатия о святых Отцах заимст­вованы мною почти исключительно из его писем, поме­щенных в IV т. его творений. Привожу лишь часть, прав­да, более значительную и существенную, извлеченного мною материала. Заглавия (кроме 2-го) принадлежат мне. Прошу не смущаться решительностью некоторых сужде­ний епископа-подвижника, памятуя, что, с одной стороны, человек этот строго относился к слову, с другой - имел не только глубокое общее и богословское (хотя в Духовной Академии и не учился) образование, но и в высшей степе­ни редкий для современного епископа духовный опыт.

Дух святый и духоносцы

Дух Святый - истинный наставник христиан. Его ор­ганами были пророки, апостолы и другие угодники Бо­жий: Он говорил ими. Он да будет руководителем вашим и "да наставит вас на всякую истину" [1]. Вы поступите под это блаженное руководство, когда будете почерпать наставле­ния для жизни вашей единственно из Священного Писа­ния и писаний святых Отцов Восточной Церкви, единой истинной [2].

Учение святых Отцов Восточной Церкви - верно: оно - учение Святаго Духа. Умоляю вас: держитесь этого учения! оно будет руководить вас к блаженной вечности.

Возжен блистающий светильник в Святой Христовой Церкви - учение Святато Духа: не устремляйте взоров ва­ших к другим светильникам, светящим на различных пу­тях. Один путь святой истины ведет во спасение; прочие пути все ведут в погибель. Многие трудятся, многие стра­дают, многие подвизаются, но увенчаны будут только "под­визающиеся законно" [3]. Истинный, законный подвиг во Христе Иисусе и Святом Духе, в ограде Святой Восточной Церкви [4].

О чтении Святых Отцов

Беседа и общество ближних очень действуют на чело­века. Беседа и знакомство с ученым сообщает много сведе­ний, с поэтом - много возвышенных мыслей и чувствова­ний, с путешественником - много познаний о странах, о нравах и обычаях народных. Очевидно: беседа и знакомс­тво со святыми сообщают святость. С преподобным препо­добен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши (Пс. 17,26-27).

Отныне, во время краткой земной жизни, которую Пи­сание не назвало даже жизнию, а странствованием [5], поз­накомься со святыми. Ты хочешь принадлежать на небе к их обществу, хочешь быть участником их блаженства? от­ныне поступи в общение с ними. Когда выйдешь из хра­мины тела, - они примут тебя к себе, как своего знакомо­го, как своего друга (Лк. 16,9).

Нет ближе знакомства, нет теснее связи, как связь единством мыслей, единством чувствований, единством цели (1 Кор. 1,10).

Где единомыслие, там непременно и единодушие, там непременно одна цель, одинаковый успех в достижении цели.

Усвой себе мысли и дух святых Отцов чтением их пи­саний. Святые Отцы достигли цели: спасения; и ты дос­тигнешь этой цели по естественному ходу вещей. Как единомысленный и единодушный святым Отцам, ты спа­сешься.

Небо приняло в свое блаженное недро святых Отцов. Этим оно засвидетельствовало, что мысли, чувствования, деяния святых Отцов благоугодны ему. Святые Отцы из­ложили свои мысли, свое сердце, образ своих действий в своих писаниях. Значит: какое верное руководство к небу, засвидетельствованное самим небом, - писания Отцов!

Писания святых Отцов все составлены по внушению или под влиянием Святаго Духа. Чудное в них согласие, чудное помазание! Руководствующийся ими имеет, без всякого сомнения, руководителем Святаго Духа.

Все воды земли стекаются в океан, и, может быть, оке­ан служит началом для всех вод земных. Писания Отцов соединяются все в Евангелии; все клонятся к тому, чтоб научить нас точному исполнению заповеданий Господа нашего Иисуса Христа; всех их источник и конец - святое Евангелие.

Святые Отцы научают, как приступать к Евангелию, как читать его, как правильно понимать его, что содейст­вует, что препятствует к уразумению его. И потому снача­ла более занимайся чтением святых Отцов. Когда же они научат тебя читать Евангелие: тогда уже преимуществен­но читай Евангелие.

Не сочти для себя достаточным чтение одного Еван­гелия, без чтения святых Отцов! Это - мысль гордая, опасная. Лучше пусть приведут тебя к Евангелию святые Отцы, как возлюбленное свое дитя, получившее предварительное воспитание и образование посредством их пи­саний.

Многие, все, отвергшие безумно, кичливо святых Отцов, приступившие непосредственно, со слепою дерзостию, с нечистым умом и сердцем к Евангелию, впали в гибельное заблуждение. Их отвергнуло Евангелие: потому что оно допускает к себе одних смиренных.

Чтение писаний отеческих - родитель и царь всех добродетелей. Из чтения отеческих писаний научаемся истинному разумению Священного Писания, вере правой, жительству по заповедям евангельским, глубокому уваже­нию, которое должно иметь к евангельским заповедям, словом сказать - спасению и христианскому совер­шенству.

Чтение отеческих писаний, по умалении Духоносных наставников, соделалось главным руководителем для же­лающих спастись и даже достигнуть христианского совер­шенства (Преп. Нил Сорский. Правила [6]).

Книги святых Отцов, по выражению одного из них, подобны зеркалу [7]: смотрясь в них внимательно и часто, душа может увидеть все свои недостатки.

Опять - эти книги подобны богатому собранию вра­чебных средств: в нем душа может приискать для каждого из своих недугов спасительное врачевство.

Говорил святой Епифаний Кипрский: "Один взор на священные книги возбуждает к благочестивой жизни" [8].

Чтение святых Отцов должно быть тщательное, вни­мательное и постоянное: потому что невидимый враг наш, ненавидящий глас утверждения (Притч. 11,15), нена­видит в особенности, когда этот глас исходит от святых Отцов. Этот глас обличает козни нашего врага, его лукавс­тво, открывает его сети, его образ действий: и потому враг вооружается против чтения Отцов различными гордыми и хульными помыслами, старается ввергнуть подвижника в суетные попечения, чтоб отвлечь его от спасительного чтения, борет его унынием, скукою, забывчивостию. Из этой брани против чтения святых Отцов мы должны зак­лючить, как спасительно для нас оружие, столько ненави­димое врагом, усильно заботящимся о том, чтоб исторг­нуть его из рук наших.

Каждый избери себе чтение Отцов, соответствующее своему образу жизни. Отшельник пусть читает Отцов, пи­савших о безмолвии; инок, живущий в общежитии — От­цов, написавших наставления для монашеских общежи­тий; христианин, живущий посреди мира — святых Отцов, произнесших свои поучения вообще для всего христианс­тва. Каждый, в каком бы звании ни был, почерпай обиль­ное наставление в писаниях Отцов.

Непременно нужно чтение, соответствующее образу жизни. Иначе будешь наполняться мыслями хотя и свя­тыми, но неисполнимыми самим делом, возбуждающими бесплодную деятельность только в воображении и жела­нии; дела благочестия, приличествующие твоему образу жизни, будут ускользать из рук твоих. Мало того, что ты сделаешься бесплодным мечтателем, - мысли твои, нахо­дясь в беспрестанном противоречии с кругом действий, будут непременно рождать в твоем сердце смущение, а в поведении неопределительность, тягостные, вредные для тебя и для ближних. При неправильном чтении Священ­ного Писания и святых Отцов легко можно уклониться со спасительного пути в непроходимые дебри и глубокие пропасти, что и случилось со многими ("О чтении святых Отцов") [9].

P. S. Неоднократно и настойчиво повторяемое еп. Иг­натием требование, чтобы каждый христианин занимался чтением отеческих писаний, соответствующих его образу жизни, предполагает в читающем всецелое и неуклонное руководствование этими писаниями. Но есть предметы и мысли, общие для всех христиан, и, конечно, рассудительное ознакомление с ними может быть рекомендовано не­зависимо от того, какого рода житие по преимуществу имел в виду Святой писатель. Сам еп. Игнатий в пятом то­ме своих сочинений, восхваляя творения святителя Тихо­на Задонского, предлагает их к пользованию христианам всякого образа жизни, начиная от мирян и кончая от­шельниками [10].

Свящ. Писание и свв. Отцы

Вы спрашиваете, почему необходимо чтение святых Отцов? Не довольно ли будет руководствоваться одним священным Писанием, — чистым словом Божиим, в кото­ром нет примеси слова человеческого?

Отвечаю: непременно нужно при чтении Писания чте­ние святых Отцов Восточной Церкви. Вот что говорит свя­той апостол Петр о священном Писании: "Всяко пророчес­тво книжное по своему сказанию не бывает" (русский пе­ревод: "никакого пророчества в Писании нельзя разре­шить самому собою") "Ни бо волею бысть когда человеком пророчество, но от Святаго Духа просвещаеми глаголаша святии Божий человецы" (2 Пет. 1, 20-21). Как же вы хотите произвольно понимать духовное слово, которое и произ­несено не произвольно, а по внушению Духа, и само зап­рещает произвольное толкование себя. Дух произнес свя­щенное Писание, и только Дух может истолковать его. Вдохновенные Богом мужи, пророки и апостолы, написа­ли его; вдохновенные Богом мужи, святые Отцы, истолко­вали его. Поэтому всякому, желающему стяжать истинное познание священного Писания, необходимо чтение святых Отцов. Если ж вы ограничитесь чтением одного священного Писания, то по необходимости должны пони­мать и объяснять его произвольно. По той же необходи­мости невозможно вам будет избегнуть заблуждения, пото­му что "душевен... человек не приемлет яже Духа Божия... и не может разумети, зане духовые востязуется" (русский перевод: "душевный человек не принимает того, что от Ду­ха Божия... и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно"). "Божия никтоже весть, точию Дух Бо­жий" (1 Кор. 2, 14, 11).

Особенно ненавидят отеческие писания еретики всех времен: писания Отцов открывают прямой смысл свя­щенного Писания, который враги Истины хотели бы ис­казить для утверждения своих лжеумствований... Вселенс­кая церковь, напротив того, всегда питала особенное уважение к Отеческим писаниям: этими писаниями сохрани­лось единение церковное, для которого необходимо всеми принятое, истинное, благодатное изъяснение Писания. Вселенские соборы всегда начинались с чтения тех отеческих писаний, в которых с особенною подробностью излагались догмат или предание, рассмотрение которых составляло предмет совещаний собора. И, опираясь на отеческих писаниях, собор обличал ересь, произносил православное учение и исповедание. Точно так же и в частной жизни святые подвижники первоначально воспи­тывались отеческими писаниями, только тогда они переходили к чтению преимущественно священного Писания, когда уже достигали особенного духовного преуспеяния. "Глубоко море Писания, - сказал св. Иоанн Лествичник, - и не безбедственно носится по нему ум безмолвника: опасно плавать в одежде, и касаться богословия страст­ному" (Слово 27-е. О безмолвии) [11]. Эта опасность, это бедствие, очевидно, заключается в произвольном толкова­нии, в ложном понятии Писания...

Напрасно еретики выставляют свое мнимое уважение к священному Писанию, коварно намекают, что Правос­лавная Церковь мало его уважает, излишне уважая свя­тых Отцов, которых они отвергают, которых они осыпают клеветами и ругательствами бесстыдными и бессовестны­ми. Уважение еретиков к священному Писанию - ложное, лицемерное: что за уважение к слову Божию, когда предос­тавлено каждому, как бы он порочен ни был, понимать и толковать его произвольно? святая Церковь, принимая благодатное толкование священного Писания святыми Отцами, этим самым доказывает свое глубокое уважение к священному Писанию: она чтит его, как должно чтить слово Божие. Она научает чад своих не быть дерзкими относительно слова Божия, удерживает их от гордостного своеволия и бесчиния, повелевает воспитываться чтением святых Отцов и при руководстве их проникать в чудный свет слова Божия, поражающий слепотою тех, которые ос­меливаются воззреть на него без должного приготовления, умом нечистым и сердцем грехолюбивым...

Имейте благоговение к священному Писанию, благо­говение, должное для истинного сына истинной Церкви; имейте должную доверенность и благоговение к писаниям отеческим. Тот же самый Дух Божий, который действовал в пророках и апостолах, - действовал в святых учителях и пастырях церковных: свидетель этого догмата святый апостол: "положи Бог, — говорит он, — в Церкви первее апостолов, второе пророков, третие учителей" (1 Кор. 12, 28).

Сообразно словам апостола, словам священного Пи­сания и указанию Церкви - первое место в благочестивом чтении вашем должны занимать писания апостолов. Между писаниями апостолов первое место занимает Евангелие. Чтоб правильно понимать Новый Завет, чи­тайте святых учителей церковных, читайте и псалтирь и прочие книги Ветхого Завета. Очищайте себя евангельски­ми заповедями и благочестивыми подвигами. Сообразно чистоте души является ей Бог, открывается ей Божие сло­во, для плотских очей прикрытое непроницаемою завесою слова человеческого [12].

Отцы Церкви и западные подвижники

Ныне занимаюсь чтением книги, имеющейся у меня на славянском, русском и других языках, заключающей в себе "собрание изречений святых пустынножителей Егип­та" [13]. Эти изречения - "бесценные перлы"! Спускается в глубокое море водолаз, чтоб достать дорогую жемчужину: и святые Отцы удалялись в глубокие пустыни, там глубоко вникали в себя, находили различные бесценные, духов­ные перлы: христоподражательное смирение, младенчес­кую простоту и незлобие, ангелоподобное бесстрастие, рас­суждение и мудрость духовные, — словом сказать, находи­ли Евангелие.

Сегодня я прочитал то изречение великого Сисоя, ко­торое мне всегда особенно нравилось, всегда было мне особенно по сердцу. Некоторый инок сказал ему: "я нахо­жусь в непрестанном памятовании Бога". Преподобный Сисой отвечал ему: "это — не велико; велико будет то, когда ты сочтешь себя хуже всей твари" [14].

Высокое занятие — непрестанное памятование Бога! но эта высота очень опасна, когда лествица к ней не осно­вана на прочном камне смирения.

Смотрите - как Писание согласно с Отцами! Писание говорит: "Всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничи­жит" [15]. Жертвы и самые всесожжения человеческие долж­ны быть основаны на чувстве нищеты духовной, на чувст­ве покаяния. Без этого они отвергаются Богом.

Также мне очень нравится изречение Великого Пиме­на: "Если всегда и во всем будем обвинять себя, - сказал он, - то везде найдем покой" [16]. Другой отец сказал: "Мы оставили легкое бремя, состоящее в обвинении себя, и взя­лись за тяжкое, состоящее в обвинении других" [17]. Такие из­речения стоят целых книг! Никто, кажется, столько не вник в Евангелие, сколько вникли в него святые пустын­ножители; они старались осуществлять Евангелие самою жизнию, самыми помышлениями и чувствованиями сво­ими. Отличительною чертою их было глубочайшее смире­ние; падение человека было постоянным предметом их размышления; постоянным их занятием был плач о гре­хах своих.

Другое направление получили подвижники Западной Церкви и писатели ее о подвижничестве со времени разлу­чения этой Церкви от Восточной и отпадения ее в гибель­ную тьму ереси. Преподобный Венедикт, святый папа Григорий Двоеслов еще согласны с аскетическими настав­никами Востока; но уже Бернард отличается от них рез­кою чертою; позднейшие уклонились еще более. Они тот­час влекутся и влекут читателей своих к высотам, недос­тупным для новоначального, заносятся и заносят. Разго­ряченная/ часто исступленная мечтательность заменяет у них все духовное, о котором они не имеют никакого поня­тия. Эта мечтательность признана ими благодатию. <...>

Святые Отцы Восточной Церкви приводят читателя своего не в объятия любви, не на высоты видений, - при­водят его к рассматриванию греха своего, своего падения, к исповеданию Искупителя, к плачу о себе пред милосер­дием Создателя. Они сперва научают обуздывать нечис­тые стремления нашего тела, соделывать его легким, спо­собным к духовной деятельности; потом обращаются к уму, выправляют его образ мыслей, его разум, очищая его от мыслей, усвоившихся нам по падении нашем, заменяя их мыслями обновленного естества человеческого, живо изображенного в Евангелии. С исправлением ума святые Отцы заботятся об исправлении сердца, об изменении его навыков и ощущений. Очистить сердце труднее, нежели очистить ум: ум, убедясь в справедливости новой мысли, легко отбрасывает старую, легко усвояет себе новую; но за­менить навык навыком, свойство свойством, чувствование другим чувствованием, чувствованием противоположным, это - труд, это - усильная, продолжительная работа, это — борьба неимоверная. Лютость этой борьбы Отцы выражают так: "дай кровь и прими дух" [18]. Значит: надо, умертвить все греховные пожелания плоти и крови, все движения ума и сердца, зависящие от плоти и крови. На­до ввести и тело, и ум, и сердце в управление духа. Кровь и нервы приводятся в движение многими страстями: и гне­вом, и сребролюбием, и сластолюбием, и тщеславием. Последние две чрезвычайно разгорячают кровь в подвиж­никах, незаконно подвизающихся, соделывают их исступ­ленными фанатиками. Тщеславие стремится преждевре­менно к духовным состояниям, к которым человек еще не способен по нечистоте своей, за недостижением исти­ны - сочиняет себе мечты. А сладострастие, присоединяя свое действие к действию тщеславия, производит в сердце обольстительные, ложные утешения, наслаждения и упое­ния. Такое состояние есть состояние самообольщения <...> Оно развивается в них больше или меньше, смотря по тому, сколько они усиливают свои подвиги. Из этого состояния написано западными писателями множество книг. На них-то с жадностию кидается, их-то исповедует преимущественно святыми и духовными, достойными стоять возле св. Писания, слепотствующий и гордый мир, признающий себя просвещенным в высшей степени и по­тому не нуждающимся держаться неотступно преданий Восточной Церкви.

В святых Отцах Восточной Церкви отнюдь не видно разгоряченного состояния крови <...> Из их сочинений дышит истинное самоотвержение, дышит благоухание Святого Духа, мертвящее страсти. От этого благоухания бегут прочь сыны мира, как осы улетают прочь от куряще­гося фимиама. "Мир любит свое", — сказал Господь [19]. Со­чинения западных писателей, написавших из состояния самообольщения, находят многочисленных читателей, переводятся не раз на русский язык, печатаются, перепе­чатываются; им произносятся, пишутся и печатаются громкие похвалы; то, что исполнено смертоносного яда, одобряется и утверждается. Сочинения святых Отцов забыты! То, что они с давних времен приняты святою Цер­ковью, признавались единым правильным руководством в подвижнической жизни, нисколько не принимается в уважение. Их сочинения критикуют, находят в них несооб­разности, противоречие священному Писанию. Всему это­му причиною, что святые Отцы наставлены были Духом Святым, что они отвергли премудрость мира для стяжа­ния премудрости Духа. Тщетны покушения тех, которые, вопреки учению апостола, вопреки учению Церкви поку­шаются войти в премудрость Духа премудростию мира. И "запинаются премудрые в коварстве их" (1 Кор. 3, 19), прет­кнулись, пали падением страшным. Они захотели "духов­ное" объяснить темным душевным разумом — и это "духовное" в писаниях святых Отцов показалось им стран­ным, противоречащим священному Писанию. "Духовная духовными сразсуждающе, — сказал св. апостол Павел. — Душевен же человек не приемлет яже Духа Божия: юродс­тво бо ему есть, и не может разумети, зане духовне востязуется" (1 Кор. 2, 13-14). Последние слова в русском пе­реводе Нового Завета читаются так: "потому что о сем <о духовном> надобно судить духовно"[20].

Верность Церкви и учению свв. Отцов

"Сердцем... веруется в правду, — сказал апостол, — усты же исповедуется во спасение" [21]. Нужно исповедание прав­ды устами и, когда можно, самими делами. Правда, испо­веданная словами и делами, как бы осуществляется, делается принадлежностию человека. И потому, что она су­щественна - она верный залог спасения.

Вы убедились, что единственный непогрешительный путь ко спасению - неуклонное следование учению свя­тых Отцов при решительном уклонении от всякого учения постороннего, от самих своих разумений, доколе разум не исцелится от недуга своего и не сделается из плотского и душевного - духовным. Признав умом и сердцем эту правду, исповедуйте ее устами: дайте обет Богу, что вы бу­дете руководствоваться учением святых Отцов, уклоняясь от всякого учения, не засвидетельствованного Святым Ду­хом, не принятого святою Восточною Церковью. Испове­дав правду Божию устами, исповедуйте и делами: дав обет, исполняйте его.

Не устрашитесь этого обета! его обязан дать каждый православный сын Церкви, должен его истребовать у каж­дого сына православной Церкви его духовный отец при совершении таинства исповеди. Между вопросами, которые именно положено делать исповедующемуся, первое место занимают следующие: "1) Рцы ми, чадо: аще веруеши, яко церковь кафолическая, апостольская, на востоце насажденая и возращеная, и от востока по всей вселенней разсеяная, и на востоце и доселе недвижимо и непремен­но пребывающая, предаде и научи? - 2) Аще не сумниши-ся в коем предании? - 3) рцы ми, чадо: не был ли еси ере­тик или отступник? - 4) Не держался ли еси с ними, их ка­пища посещая, поучения слушая, или книги их прочитовая?" [22] Чтение еретических книг и внимание их поучени­ям - тяжкий грех против веры, грех ума, недугующего гордостию и потому свергающего иго послушания Церкви, ищущего вольности безумной, греховной. А ныне этот грех уже не ставят в грех! ныне позволяют себе безразбор­чиво читать всевозможных еретических писателей. Про­тив них Церковь прогремела анафемой! но ослепленные грешники не внемлют грому церковному, или внемлют ему, но только для того, чтоб посмеяться над предостере­гающим от погибели голосом Церкви, чтоб ее суд и опре­деление несмысленно назвать суеверием и варварством...

Истинные христиане всех времен со всевозможным тщанием хранились от яда смертоносного ереси и прочих учений лжи. Они неотступно держались догматического и нравственного предания Церкви. Не только веровали православно в Святую Троицу, но и жизнь свою, и подвиги свои, и нравы направляли по преданию Церкви. Отличи­тельною чертою всех святых Отцов было неуклонное руководство нравственным преданием Церкви, и они заповедали такого только духовного наставника считать истинным, который следует во всем учению Отцов Вос­точной Церкви и их писаниями свидетельствует и запе­чатлевает свое учение. Кто ж думает руководить ближних из начал премудрости земной, из начал падшего разума, как бы он ни был блестящ, тот сам находится в само­обольщении и последователей своих приводит к само­обольщению. Святые Отцы постановили непременным правилом для желающего спастись — исследование нравс­твенному преданию Церкви. Для этого они заповедуют же­лающему жить благочестиво и благоугодно руководство наставлениями истинного учителя или руководство писа­ниями отеческими, соответствующими образу жизни каж­дого. По прошествии восьми столетий по Рождестве Хрис­товом начинают церковные святые писатели жаловаться на оскудение духовных наставников, на появление множества лжеучителей. Они заповедуют по причине не­достатка в наставниках обращаться к чтению отеческих писаний, удаляться от чтения книг, написанных вне недра православной Церкви. Чем далее времена отклонялись от явления на земле Божественного Света, тем усиливался недостаток в истинных святых наставниках, усиливалось обилие в лжеучителях; они со времен открытия книгопе­чатания наводнили землю, как потоп, как горькие апока­липсические воды, от которых умерло множество людей душевною смертию [23]...

С оскудением наставников оскудел и великий подвиг послушания, скоро приводивший подвижников к святос­ти: вера, составлявшая сущность этого подвига, требует, чтобы предмет ее был истинный и духовный: тогда она приводит к Богу (послушание основывается на признании разума человеческого падшим и на отвержении его буйством веры [24]. От веры — послушание, от послушания — смирение, от смирения — духовный разум - прим. М. Но­воселова). Вера в человека приводит к исступлен­ному фанатизму. Руководство писаниями святых Отцов ведет гораздо медленнее, слабее; на пути этом гораздо больше преткновений: книга, начертанная на бумаге, не может заменить живой книги - человека. Чудная кни­га - ум и сердце, исписанные Святым Духом! так и ды­шит из нее жизнь! так и сообщается эта жизнь слушаю­щим с верою. Но руководство писаниями отеческими сде­лалось уже единственным руководством ко спасению по конечном оскудении наставников. Кто подчинится этому руководству, того можно признать уже спасенным; кто же водится собственными разумениями или учением лжеу­чителей, того должно признать погибшим [25].

В одном из своих писем еп. Игнатий рекомендует "христианину, которого жребий - проводить и окончить жизнь среди мира" - читать, главным образом, творения св. Иоанна Златоуста, св. Димитрия Ростовского, святите­ля Тихона Задонского, Георгия Затворника [26]. "Обильное духовное пастбище, на котором до насыщения и тучности могут питаться словесные овцы Христовы!" [27] В другом письме он особенно останавливается на св. Златоусте: "Примите мой искреннейший совет: займитесь глубоко чтением всех сочинений святого Иоанна Златоустого... займитесь на свободе определительным воспитанием ва­шего духа. Предлагаю вам того церковного писателя, кото­рый необыкновенною чистотою, ясностию, силою христианского учения возносит читателя превыше всего земного; на высоте заоблачной витает этот духовный орел и оттуда показывает землю питомцу своему" [28] .

Разноголосица в христианском мире.
Необходимость единства. Где оно?

Ныне во многом люди дерзнули в установления Святаго Духа ввести свои установления. По этой причине сде­лались установления небесные земными, духовные плотс­кими, святые греховными, мудрые нелепыми. Видят несообразность, видят текущее из нее разрушение; но не видят начала, из которого текут бедствия: потому что смотрят при свете собственного падшего разума, а не при свете Божием. Начало бедствий заключается в непозволительном и гордом презрении велений Святаго Духа, в заменении их своими уставами. Вот где причина всеобщего расстрой­ства, причина падения христианства, падения нравствен­ного, всегда предшествующего расстройству гражданско­му, предвещающего это расстройство. Есть в частности христиане, но утрачено общее одинаковое знание Истины, которым бы все соединялись в одно духовное тело, с од­ним образом мыслей, в одном духе, под одною общею гла­вою - Христом. Ныне всякий имеет более или менее свой образ мыслей, свою религию, свой путь, принятые произ­вольно или случайно, признаваемые правильными или только оправдываемые. Это бесчисленное стадо, потеряв­шее связь и единство в истине и духе, представляет духов­ному наблюдателю вид величайшего беспорядка: каждая овца бредет в свою сторону, не зная, куда идет она; никто ее не останавливает, никто о ней не заботится; люди уже более не слышат - так отяжелел слух их - спасительного гласа истинного Пастыря, раздающегося из Его святой Церкви, который еще громко обличает их неправду, возве­щает им о пути правом, указывает его. Оглушил их шум земных, лютых попечений, шум увеселений чувственных, шум земного преуспеяния. Прильпе земли душа их [29], неспо­собна к восприятию впечатлений духовных.

Но некоторые избранники доселе слышат голос ис­тинного Пастыря, Господа нашего Иисуса Христа. На этот голос идут они, пробиваясь с величайшим усилием и тру­дом сквозь густую толпу, несвязно шумящую, их окружаю­щую. Доселе эти избранники отдают справедливость на земле небесной правде. Очень мало число их! но Господь ободряет их: "Не бойся, - говорит Он, — малое стадо: яко благоизволи Отец ваш даты вам царство" [30].

Какой признак этих овец, по которому тотчас можно было <бы> узнать их? Этот признак - точное послуша­ние святой Церкви, верность святой Истине и Святому Ду­ху. Водимые истинным смирением, они отрекаются от ра­зумений своего падшего естественного разума и от всех разумений человеческих, как бы они по наружности ни ка­зались возвышенными и привлекательными. Чтоб сохра­нить верность Богу, они не стыдятся, что мир называет их безумными. Не только терпят они великодушно гонения от мира, но и сами себя подвергают различным лишени­ям и тем сохраняют в себе "мертвость Иисусову и живот Его" [31]. Это значит: "погублять душу свою в веке сем, чтоб приобрести ее для вечности чрез оживление Духом" [32].

Пребудем в верности Святому Духу. Он Пресвят и Пречист - почивает в одних чистых и святых, любит сми­ренных, доказывающих свое смирение не чем-нибудь на­ружным, но повиновением ума Евангелию и Церкви. Он отвращается от своеразумных, отделяющихся от единства Церкви для какой-нибудь мысли, льстящей уму и сердцу. Он удаляется от них — и приступает к ним темный дух прелести. "Одна мысль ложная, - сказал некоторый свя­той отец, - может низвести в ад" [33].

Легче думают омраченные сыны мира сего о мыслях о Боге; по их мнению мыслить о Боге так или иначе - не большая беда. Несчастные! они не знают, как важны мыс­ли о Боге, как важна в них Истина и ей всегда соприсутст­вующий и содействующий Дух. От взаимного их дейст­вия - оживление человека во спасение, которое состоит в причастии естества человеческого Божественному естест­ву. Напротив того, мыслям ложным всегда соприсутствует и содействует темный и лукавый дух обольщения. Отец лжи — диавол [34], так говорит Евангелие; ложь — диавольское свойство. Усвоивший себе мысли ложные усвоил себе свойства диавола, вступил в сродство с отверженными ан­гелами, сделал для себя соединение с Богом несродным, неестественным. Чуждый Бога - чужд спасения и жизни духовной.

Будем сохранять себя от мыслей ложных и истекаю­щих от них сердечных ощущений. Из таковых ложных мыслей и ощущений составляется так называемая "пре­лесть" [35], или самообольщение, имеющие бесчисленные разнообразные виды, по степени, по роду принятых чело­веком ложных мыслей и ощущений за истинные. Стяжем истинное познание о Боге, чуждое заблуждений и умство­ваний; оно сияет из священного Писания и писаний свя­тых Отцов, как свет из солнца, ярко блестящего в час по­луденный с лазоревого безоблачного неба" [36].

В заключение позволю себе повторить небольшую вы­держку из творений святителя Игнатия, однажды уже при­веденную мною в 15-м письме. Вот что она гласит:

"Когда в осеннюю ясную ночь гляжу на чистое небо, усеянное бесчисленными звездами, столь различных раз­меров, испускающими единый свет, тогда говорю себе: та­ковы писания Отцов. Когда в летний день гляжу на об­ширное море, покрытое множеством различных судов с их распущенными парусами, подобными белым лебеди­ным крылам, судов, бегущих под одним ветром, к одной цели, к одной пристани, тогда говорю себе: таковы писа­ния Отцов. Когда слышу стройный многочисленный хор, в котором различные голоса в изящной гармонии поют единую песнь Божественную, тогда говорю себе: таковы писания Отцов" [37].

"Аминь", - скажем мы святителю, в единомыслии с ним склоняясь перед "торжествующим собором" [38] правед­ников, достигших совершенства.

Их молитвами да умудрит и да укрепит нас Господь наш Иисус Христос! Простите! Не забывайте поминать брата вашего, во отшествии сущего.

[1] Ин. 16,13. - 265

[2] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 487 (письмо 32). - 265

[3] '"Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться" (2 Тим. 2,5). - 266

[4] Еп. Игнатий. Цит. соч. С. 497 (письмо 43). - 266

[5] 1 Пет. 1,17. - 266

[6] См. прим. IX, 48. - 267

[7] Ср.: "Молитва есть зеркало души для монаха" (Древний патерик, изложенный по главам. 3-е изд. М., 1899. С. 413 (гл. 21, §13). - 267

[8] Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. СПб., 1871. С. 103. - 268

[9] Еп. Игнатий (Брянчанинов). О чтении святых Отцов // Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 1. 3-е изд. СПб., 1905. С. 112-114. - 268

[10] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 5. 3-е изд. СПб., 1905. С. 118; в этом томе, носящем название "Приношение современному монашеству", речь идет о чтении творений св. Тихона монахами; однако эти же книги св. Игнатий рекомендует и мирянам (см. ниже с. 276 и прим. XIX, 26). - 269

[11] Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица. Сергиев Посад, 1908. С. 218. - 270

[12] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 515-518 (письмо 55). - 271

[13] Речь идет о так называемых "Патериках" — сборниках свиде­тельств о жизни отшельников (преимущественно египетских), которые известны с глубокой древности, переведены на многие языки и существуют в трех формах: алфавитной (рассказы расположены по именам св. отцов), систематической (например, "Древний Патерик, изложенный по главам". М., 1891) и смешанной. На основе этих книг св. Игнатий сос­тавил свой сборник алфавитного типа: "Отечник. Избранные изречения святых иноков и повести из жизни их". СПб., 1870. - 271

[14] Отечник. С. 351. - 277

[15] Пс. 50, 18-19. - 277

[16] Отечник. С. 335; Достопамятные сказания. С. 296. - 277

[17] Отечник. С. 374. - 272

[18] См. прим. X, 21. - 272

[19] Ин. 15, 19. – 273

[20] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 497-500 (письмо 44). - 274

[21] Рим. 10, 10. – 274

[22] Требник в двух частях. Ч. 1. М., Издание Московской Патриархии, 1979. С. 78-79 (нумерация вопросов принадлежит святителю Игнатию). — 274

[23] Откр. 8, 11. - 275

[24] Т. е. безумием веры: ср.: "аще кто мнится мудр быти в вас, в веце сем, буй да бывает, яко да премудр будет. Премудрость бо мира сего, буйство у Бога есть" (1 Кор. 3, 18-19). - 276

[25] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова), Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 509-512 (письмо 53). - 275

[26] В этот перечень св. Игнатий включает также Никифора Астраханского. - 276

[27] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 460 (письмо 22). - 276

[28] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 444 (письмо 10). - 276

[29] Пс. 118, 25. - 277

[30] Лк. 12,32. - 277

[31] 2 Кор. 4,10.-277

[32] Ин. 12, 25; Лк. 17, 33. - 278

[33] Ср.: "Прежде не безопасным почиталось сказать одно лишнее слово" (Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова, Архиепископа Константинопольскаго. Ч. 2. М., 1844. С. 234 (Слово 23-е)). - 278

[34] Ин.8, 44. - 278

[35] "Прелесть" (одно из основных понятий христианской антропологии) есть усвоение человеком, естество которого повреждено первород­ным грехом, лжи под видом истины; в более узком смысле - состояние мечтательности, видений, галлюцинаций, порождаемое усиленным мо­литвенным подвигом, но без необходимого самоконтроля, очищения, смирения. - 278

[36] Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 4. 3-е изд. СПб., 1905. С. 524-526 (письмо 58). - 278

[37] Епископ Игнатий. Плач мой // Сочинения епископа Игнатия (Брянчанинова). Т. 1. 3-е изд. СПб., 1905. С. 640. - 279

[38] Евр. 12, 23. - 279


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования