Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

"Дело" митрополита Вениамина. Гл. 1


"Дело" митрополита Вениамина

Глава первая.
Сущность обвинения. —
Послание патриарха Тихона и письма митрополита Вениамина. —
Правление Союза православных приходов. — Обвиняемые

Данные, положенные в основу обвинительного акта по так называемому делу петроградских церковников, в общих чертах сводятся к следующему.

В связи с изданием декрета об изъятии церковных ценностей патриархом Тихоном 15 февраля ст. ст. было издано известное послание "Ковсемвернымчадам Российской православной церкви", направленное про­тив изъятия ценностей. Это послание было преподано митрополитом Вениамином духовенству как директива высшейцерковнойвласти.Длявыясненияусловий практического проведения декрета в жизнь митрополит вступил в переговоры со Смольным, причем предъявил ряд требований, на исполнении которых настаивал, как путем личных переговоров и переговоров через особо уполномоченных лиц, так и путем посылки писем. 6-го марта было послано первое письмо в Помгол, в кото­ром, в виде условий,перечислялись эти требования; 13-го марта -второе письмо с шестью ультимативны­ми пунктами. Между прочим, в одном из писем насильственное изъятие ценностейпризнавалось актом"ко­щунственно святотатственным".

Эти письма были использованы как орудие пропа­ганды, переписывались, распространялись, оглаша­лись в некоторых церквах. Одно из них было опублико­вано на лекции священником Забировским.

Кроме того, митрополит в конце февраля произнес в Лавре речь, которая была признана контрреволюци­онной, а 5 марта в алтаре Исаакиевского собора созвал особое совещание все по тому же вопросу.

Соглашение со Смольным было заключено, после чего было приступлено к изъятию ценностей, которое, однако, не везде прошло благополучно.

Так, 15-го марта у Казанского собора собралась большая толпа народа, которая, узнав о предстоящем изъятии, стала волноваться, грозить, были случаи антисоветской агитации.

14-го апреля у Иоанновской церкви 2-тысячная толпа ворвалась в кельи, начала бомбардировать ко­миссию по изъятию ценностей камнями, некоторые забрались на колокольню и стали бить в набат.

26-го марта у Рождественской церкви толпа была рассеяна лишь воинской силой.

21 апреля у Князе-Владимирской церкви совершено насилие над членами комиссии, то же самое 26 апреля у церкви Покрова и у Андреевского собора.

14-го марта толпа бушевала у церкви Скорбящей Божьей Матери.

16-го марта на Сенной площади, близ церкви Спаса многочисленная толпа произвела беспорядки, был из­бит представитель милиции.

30 марта у Знаменской церкви в толпе пелась агитация против изъятия ценностей, сопровождавшая­ся избиением милиции.

4-го мая трехтысячная толпа бесчинствовала около Пyтиловской церкви, причем были избиты члены ко­миссии.

Следственная власть, остановившись на предполо­жении, что все беспорядки носят организованный ха­рактер, направила свои силы на установление той организации, которая играла в этом деле руководящую роль. В результате следствие пришло к заключению, что такой организацией является Правление Союза православных приходов, близко соприкасающееся с митрополитом Вениамином. По заключению следственной власти, по Правление в лице его активной группы, совместно с митрополитом вырабатывало текст его писем в Помгол, созывало собрания, причем протоко­лов не вело. Эти письма распространяло в целях агитации и пропаганды. Помимо обычных собраний, предусмотренных уставом, было собрание на квартире Аксенова, где обсуждались вопросы, связанные с изъятием ценностей. Результатом этой деятельности яви­лись беспорядки и бесчинства у церквей и ряд случаев противодействия изъятию в различных формах.

На основании этого привлечены к ответственности по 62 и 119 статьям нового уголовного кодекса, предус­матривающим применение высшей меры наказания, следующие лица:

1) митрополит Петроградский и Гдовский Вениа­мин, в мире В. Казанский, 49 лет;
2) бывший присяжный поверенный И. М. Ковшаров, 44 лет;
3) профессор уголовного права Ю. П. Новицкий, 39 лет;
4) секретарь Правления православных приходов Н. А. Елачич , 50 лет;
5) профессор богословия В. Н. Бенешевич, 47 лет;
6) настоятель Казанского собора Н. К. Чуков, 52 лет;
7) священник Исаакиевского собора С. И. Зинкевич, 37 лет;
8) епископ Кронштадтский Венедикт, в мире Плотников, 50 лет;
9) настоятель Троицкого собора М. П. Чельцов, 52 лет;
10) профессор богословия П. А. Карабинов, 44 лет;
11) настоятель Исаакиевского собора Л. К. Бого­явленский, 51 год;
12) профессор военно-юридической академии М. Ф. Огнев, 59 лет;
13) архимандрит Сергий, в мире С. П. Шеин, 56 лет;
14) Сапетов;
15) протоиерей Семеновской церкви Бычков;
16) настоятель церкви Спаса Петровский;
17) помощник секретаря канцелярии митрополита, асси­стент политехникума Парийский.

Заключительная часть предъявленного им обвине­ния говорит о том, что митрополит Вениамин, состоя главой православной церкви в Петрограде, а осталь­ные из перечисленных лиц - членами Православного

Общества церковных приходов, добивались изменения декрета об изъятии церковных ценностей, для чего использовали свою организацию, действуя тем самым, заведомо для себя, в целях возбуждения религиозного населения к волнениям, в явный ущерб диктатуре рабочего класса и пролетарской революции, чем содей­ствовали той части международной буржуазии, кото­рая стремится к свержению рабоче-крестьянского пра­вительства,— т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 62 и 119 уголовного кодекса.

Кроме того, по ст. ст. 72, 73, 77, 86, 119, 150, 180, 185 привлечены следующие лица: протоиерей и благо­чинный 9-го округа М. Ф. Союзов, настоятель Влади­мирской церкви П. А. Кедринский, священник церкви при консерватории А. М. Толстопятое, ктитор той же церкви С. М. Ляпунов, священник Спасо-Колтовской церкви Флеров, настоятель церкви Скорбящей Божьей Матери С. С. Никиташин, свящ. В. П. Семенов, Н. А. Комарецкий, настоятель церкви Покрова В. А. Акимов, настоятель Спасской церкви М. В. Тихо­миров, П. П. Виноградов, А. М. Борисов, М. И. Перепелкин, Е. И. Закржевская, В. И. Изотов. А. Г. Анто­нов, М. В. Кравченко, Бессалов, свящ. церкви Волкова кладбища Н. В. Никольский, Козеинов, Пешель, Фила­тов, Абдамов, Емельянов, Зальман, Янковский, Дубровицкий, свящ. Дымский, Янковская, свящ. Ливенцов, врач-хирург Соколов, настоятель Знаменской церкви Козьмодемьянский, свящ. церкви Знамения Соколов, Сенюшкин, Высокоостровский, Гурьянов, Миронов, Смирнов, зав. 29 убежищем престарелых Черняева, Кудрявцева А., Кудрявцева Е., Попов, Травин, Пестовой, Киселев, П. Чельцов, Островский, Касаткин, свящ. церкви Скорбящей Божьей Матери Ивановский, Дмитриев, Жабров, Федоров, Корчагина, Низовцева, Маркин, Пилкина, Власова, Позднякова, настоятель церкви Покрова Дьяконов, Королев, Орнадский, на­стоятель церкви Марии Магдалины Бобровский, Пет­рова, Левитский, Гусаров, Шекленок, Соустов, Анань­ев, Герасимов, Беззаборкин, Смирнов и Савельева.

Из числа подсудимых группа лиц — директор ин­ститута глухонемых Янковский, его жена Янковская, преподаватель Дубровицкий, священник Дымский, ктитор церкви при институте Зальман - обвинялись в сокрытии и хищении церковных ценностей, для чего проникли в опечатанное помещение при церкви.

По делу вызывалось 43 свидетеля. Весь след­ственный материал составил огромное "дело" в не­скольких томах, и в процессе судебного разбиратель­ства это дело еще более распухло.

Из данных обвинительного акта видно, что в один судебный процесс, в сущности, соединен ряд дел со слабой взаимной связью,— настолько слабой, что вре­менами эта связь имела механический характер и стра­дала даже хронологическая последовательность. Так, события, вызвавшие дело "о сокрытии и хищении церковных ценностей" в институте глухонемых, прои­зошли в декабре 1920 г.,— до издания декрета об изъятии,— тогда как большинство дат обвинительного акта в отношении других дел относятся к апрелю—маю 1921 г. и связаны с проведением в жизнь декрета.

Слабую зависимость между собою отдельных групп подсудимых в свое время усиленно подчеркивала защита, указывавшая, между прочим, что в одном и том же процессе много лиц, обвиняемых в тягчайших преступлениях, и лиц, которых можно было бы привлечь разве только за нарушение общественной тишины и спокойствия, если бы соответствующая статья имелись в уголовном кодексе.

Эти разнородность преступлений очень ярко сказы­валась в той пестроте возрастов, социального положе­ния, уровня интеллектуального развития, которая рез­ко бросалась в глаза при первом взгляде на скамьи подсудимых...

Состав трибунала: председатель Н. И. Яковченко, члены - Семенов и Каузов, заместитель — Смирнов, секретарь Давыдова.

Общественное обвинение: Смирнов, Красиков, Крастин, Драницын.

К общественной защите допущены проф. Жижиленко,Гурович,Гиринский,Равич, Элькин,Павлов, Генкен,Бобрищев-Пушкин, Масин-Зон, Ольшанский. Гамбургер, Гартман, Энтин, Рауш.

Рассмотрение дела началось 10-го июня. Порядок заседании: утреннее с 12 ч. до 3—4, двухчасовой перерыв и вечернее - до 10-12 ч. ночи.

Вход –– по билетам, выданным в Революционном Трибунале, хотя во вторую и третью недели в зал суда был разрешен доступ по партийным (РКП) билетам и по студенческим удостоверениям. Проверяли билеты при входе в здание филармонии и у дверей зала су­дебных заседаний. Требовалось предъявление билетов и по выходе из зала и из здания.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования