Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Преподобный Иустин (Попович): Гуманистическая и Богочеловеческая культура


  Преподобный Иустин (Попович):
Православная Церковь и экуменизм
  

Гуманистическая и Богочеловеческая культура

Европейская культура своим основанием имеет человека. Человеком исчерпывается ее программа и цель, ее средства и содержание. Гуманизм является ее главным архитектором, вся она построена на софистическом принципе: человек есть мера всех вещей, и к тому же это - европейский человек. Он - верховный созидатель и распределитель ценностей. Истина - это то, что он провозглашает истиной; смысл жизни - то, что он считает смыслом жизни; добро и зло то, что он считает добром и злом. Короче говоря, европейский человек провозгласил себя богом. Неужели не видно, как он неизмеримо любит жить как бог жить "как бог" наукой и техникой, философией и культурой, религией и политикой, искусством и модой; жить как бог любой ценой, даже инквизицией и папизмом, огнем и мечем, и людоедством? Он языком своей гуманистическо-позитивистской науки объявил, что нет Бога, и руководимый этой логикой, он смело сделал вывод: поскольку Бога нет, то я сам - бог!

Ничего более не любит европейский человек, как представляться богом, хотя во Вселенной он как мышь в мышеловке. Чтобы доказать свою божественность, он объявил, что нет "того" света, а следовательно, нет и др. небесных живых существ. Он так или иначе хочет овладеть природой, подчинить ее себе, и поэтому организовал систематический поход на природу, который назвал культурой, в него он запряг свою философию, свою науку, свою религию, свою этику, свою политику, технику... Ему удалось отшлифовать некоторый участок в материальном мире, но не преобразовать его. В борьбе с природой человеку не удалось ее "очеловечить"; зато она смогла ограничить, "оземлить", "овеществить" человека, прочно приковать его к земле, свести его к материи, и теперь он сознает себя только как материю. А кто победил? - Ирония, ибо культура сделала человека рабом материи, рабом вещей, рабом тления, Очевидно положение: европейский человек не бог, а раб вещей. Самозванный бог холопствует перед вещами и идолами, которых сам изготовил В своем походе против всего сверхъестественного он достижениями своей культуры подменил все духовное: небо, душу, бессмертие, вечность, живого и истинного Бога. И культуру провозгласил богом, ибо на этой помраченной планете человек не может выдержать и выжить без бога, любого бога, будь то лжебог, - такова фатальная ирония так устроенного человека.

Разве не очевидно, что европейский человек в своей культуромании превратил Европу в фабрику идолов? Почти всякое достижение стало идолом; потому наше время есть прежде всего время идолопоклонства. Ни один континент так не наводнен идолами, как Европа. Нигде так не пресмыкаются перед вещами и не живут для вещей и ради вещей, как в Европе. И это идолопоклонство в худшем виде, ибо оно представляет собой поклонение глине, земле. Скажите, разве человек не поклоняется розовой глине, когда самолюбиво обольщает земляное, бренное тело свое и упрямо твердит я есть плоть и ничего, кроме плоти? Скажите, разве не поклоняется человек розовой глине, когда своим идеалом провозглашает массу или народ, или человечество?

Несомненно, Европа страдает не от атеизма, но от многобожия. Потеряв настоящего Бога, она захотела насытить свой безбожный голод созданием многих лжебогов, идолов. Она создала идолов из всего: из науки, ее гипотез и открытий, из техники, из религии и ее представителей, из политики и ее партий, из моды и ее манекенов. А посреди всех идолов на космический трон эгоизма посадила европейского человека, европейского Далай-ламу.

По существу, европейская культура - это фетишизм вампиров, фетишизм в европейском костюме. "Погоня за вещами" - вот отличительная черта европейского человека. Фетишистская метафизика европейской культуры практически выражается в фетишистской этике. Древний языческий фетишизм отличался людоедством. А разве новый европейский фетишизм не отличается людоедством, только замаскированным, культурным людоедством? Разве европейская культура своими устами не провозгласила главным принципом жизни борьбу за сохранение? Что это, если не призыв к людоедству? Не означает ли это: человек, борись за самосохранение всеми средствами, а если нужно - и людоедством! - ведь главное: сохранить себя в жизни. А каким образом - это не регулируется контролем совести. Жизнь - это бойня, в которой господствует право заколоть более слабого, и слабые люди являются материалом для сильных. Поскольку ни Бога, ни бессмертия нет, постольку человеку ради самосохранения все разрешено. Разрешены грехи, зло, преступление. Позитивистская наука объявила, что все случающееся происходит по природным законам, а в природе главным законом является закон необходимости, который сейчас и господствует над людьми, их мыслями, чувствами, стремлениями, поступками. Когда грешат, грешат-де по необходимости. Человек, ты не виноват даже в самом большом преступлении, ибо все делаешь по естественной необходимости... Не удивляйтесь - грех не может существовать (его не может быть) для человека, для которого не существует Бог, ибо грех есть грех пред Богом, и если нет Бога, то нет и греха, как нет ни зла, ни преступления.

Метафизический нигилизм европейской культуры, выраженный принципом: "нет Бога" - должен быть причиной практического нигилизма, принцип которого: нет греха, все дозволено! Обратите внимание: своей философией, наукой, техникой и т.д. европейская культура систематически вытесняет из человека все вечное и бессмертное, виртуозно парализует в нем чувство бессмертия, сдавливает его душу, пока не сведет ее к нулю.

Нужно освободиться от Бога - вот явное и тайное желание многих творцов европейской культуры. Они хотят осуществить его через гуманизм и ренессанс, через натурализм Руссо и обтрепанный романтизм, через позитивизм и агностицизм, через рационализм и волюнтаризм, через парламентаризм и революционность, А самые смелые из них создали лозунг: нужно убить Бога! Наконец, самый последовательный и искренний творец и исповедник европейской культуры Ницше с вершины пирамиды человекомании и эгоизма объявил: "Бог умер!".

Когда нет ни вечного Бога, ни бессмертной души, тогда нет и ничего абсолютного, всеценного, но все относительно, смертно, преходяще. И действительно, отвергнуты абсолютные ценности и воцарены относительные. Несомненно, относительность - это логика, природа и душа гуманизма. Теория относительности Энштейна есть конечный, суммарный результат гуманизма и всех его философских, научных, технических и политических ответвлений. И не только это, но в самой последней своей конкретности гуманизм является не чем иным, как нигилизмом.

Кризис европейского духа так описывает немецкий философ Карл Йоил: "Нашей точке зрения на мир недостает стремления к целому вообще и к абсолютному. Недостает нам силы убеждаться, а вместе с тем и силы верить; в нашей морали нет великих характеров; в нашей истории нет личностей, которые бы выражали в неразрывной связи интересы времени и народа. Нет у нас великой поэзии, потому что наша фантазия, отторгнутая от космического целого, ухватывается лишь за незначительное, а к великому относится лишь как к забаве, так как наши поэты не обладают больше тем космическим чувством классиков, которое их поэзии придавало высшее звучание, а их образам - внутреннюю необходимость. Налицо лишь одурманивающее художество тона без мелодичности и самое пестрое иллюстрирование и инсценировка без души; налицо богатая и живая сцена без актеров, герои которой лишь массы и марионетки; налицо режиссура как искусство явлений без сущности; налицо, наконец, богатая как никогда жизнь, но без мира и спокойствия, без внутренней гармонии, ибо этой жизни недостает стремления к целости, абсолютности, к определению смысла мира и человека. Так кризис философии становится кризисом времени".

Гуманизм не мог не развиться в нигилизм. Не может человек не стать нигилистом, если не признает никакой абсолютной ценности. Если продолжать логику, то мы придем к выводу, что относительность - это мать анархизма, ибо поскольку все существа относительны, то ни одно из них не имеет права навязывать себя другим в качестве абсолютного, а если оно попытается это сделать, то необходимо бороться до уничтожения. Если все ценности относительны, то какое право имеет какая-либо из них провозглашать себя верховной? Поскольку в человеческом мире нет ничего абсолютного, то не существует ни иерархии существ, ни иерархии ценностей, - существует лишь анархия.

И действительно, нигилизм и анархизм есть логический финал европейской культуры, неизбежная заключительная форма европейского гуманизма и релятивизма. Гуманизм обязательно развивается в атеизм, проходит через анархизм и завершается нигилизмом. Если кто сегодня атеист, знайте, что если он последователен, завтра он будет анархистом, а послезавтра нигилистом. А если кто нигилист, знайте, что к нему он пришел от гуманизма через атеизм.

Что остается от человека, когда из его тела выйдет душа? - Труп. А что от Европы, если из ее тела выйдет Бог? – Труп. Изгнали Бога из космоса, разве не осталась мертвость? Что представляет собой человек, отрицающий душу в себе и в мире вокруг себя? Не что иное, как одетую глину, ходячий глиняный гроб, Результат поражающий: влюбленный в вещи европейский человек и сам стал вещью. Личность обесценена и разорена, остался человек-вещь. Нет целого, бессмертного, Богоподобного человека, остались только обломки человека, телесная скорлупа, из которой изгнан бессмертный дух. Правда, эта скорлупа отполирована, вычищена до блеска, татуирована, но все же скорлупа. Европейская культура обездушила, овеществила человека, сделала машиной; она похожа на чудовищную машину, глотающую людей и перерабатывающую их в вещи. Финал тягостен и трагичен: человек есть бездушная вещь среди бездушных вещей.

+ + +

Такова в общих чертах культура европейского человека. А какова культура евангельского, исторического Богочеловека Господа Иисуса Христа? На чем она основана? - Она основана на Личности Богочеловека Христа, Бог стал человеком, чтобы человека возвеличить до Бога. Вот начало и конец, между которыми движется православная Богочеловеческая культура. Ее девиз: да будет Богочеловек во всем первым, - не только Бог и не только человек, но Богочеловек. Здесь олицетворено и осуществлено самое тесное единство Бога с человеком. Здесь достигается идеальное равновесие и осуществляется совершенная гармония между Богом и человеком. Полноты и совершенства своей личности человек достигает через соединение с Богочеловеком. Богочеловечность есть единая категория, через которую проявляется вся многосторонняя деятельность православной культуры, которая начинается от Богочеловека, а завершается идеальным, полным, обоженным человеком. В центре всех миров стоит Богочеловек Христос, Который есть ось, вокруг которой обращаются все горний и дольний миры. Он есть задача и источник всех творческих сил православной Богочеловеческой культуры. Здесь Бог трудится, человек с ним сотрудничает, Бог созидает человека, человек созидается Богом; здесь продолжается Божественное творчество с помощью человека. Для этого человек все Божественное в себе направляет в действие, в творчество, в жизнь. При этом, в этом творчестве все Божественное не только в человеке, но и в мире вокруг человека находит свое выражение и направляется в действие; все Божественное трудится, все человеческое сотрудничает. Но для этого человек должен научиться мыслить Богом, чувствовать, жить и создавать опять же Богом. Все это раскрывает нам цель православной культуры.

Какова цель православной культуры? - Как можно больше Божественного внести и осуществить в человеке и в окружающем его мире; воплотить Бога в человеке и в мире, поэтому православная культура есть непрестанное служение Христу Богу, непрестанное Богослужение; человек служит Богу через себя и через всю тварь; вокруг себя он систематически и планомерно вносит Божие во всякий свой труд в творчество; он пробуждает все Божественное в природе вокруг него, чтобы вся природа под руководством человека служила Богу, и таким образом вся тварь участвует во всеобщем Богослужении, ибо человеку, который служит Богу, служит природа.

Богочеловеческая культура преображает человека изнутри, а через это оказывает влияние и на наружное состояние, - преображает душу, а душою - тело. Для этой культуры тело есть храм души, который душой живет, движется и существует. Отнимите у тела душу - что останется, если не смердящий труп? Богочеловек преображает прежде всего душу, а затем и тело. Преображенная душа преображает тело. преображает материю,

Цель Богочеловеческой культуры - преобразить не только человека и человечество, но через них и всю природу. Но как достигнуть этой цели? - Только Богочеловеческими средствами:

евангельскими добродетелями - верой и любовью, надеждой и молитвой, постом и смирением, кротостью и состраданием, любовью к Богу и ближнему. Через эти добродетели созидается Богочеловеческая православная культура. Подвизаясь в этих добродетелях, человек преображает свою безобразную душу, делает ее прекрасной, она преображается из мрачной в светлую, из грешной в святую, из темноликой в Богоподобную. И тело свое преображает в храм, вмещающий его Богоподобную душу.

Через подвиг стяжания евангельских добродетелей человек приобретает власть над собой и над природой вокруг себя. Изгоняя грех из себя и из окружающего мира, человек изгоняет и дикую, разрушающую, разоряющую силу, полностью преображает себя и мир, укрощает природу и в себе, и вокруг себя. Лучшие примеры тому - святые: освятив, преобразив себя подвизанием в евангельских добродетелях, они освящают, преображают и природу вокруг себя. Существует много святых, которым служили дикие звери и которые одним появлением своим укрощали львов, медведей и волков. Их обращение с природой молитвенно, мягко, кротко, сострадательно, нежно, не грубо, не сурово, не враждебно, не дико.

Не внешнее, насильственное, механическое навязывание, но внутреннее, добровольное, личное усвоение Господа Иисуса Христа беспрерывным подвигом в христианских добродетелях созидает Царство Божие на земле, созидает православную культуру, ибо Царство Божие не приходит внешними, видимыми путями, но внутренними, духовными, невидимыми. Спаситель говорит: "Не придет Царство Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царство Божие внутри вас есть" (Лк. 17, 20-21) - оно внутри души, Богом сотворенной и Богоподобной, освященной Духом Святым, - ибо "Царство Божие - праведность и мир, и радость во Святом Духе" (Рим. 14, 17). Да, в Духе Святом, а не в духе человеческом; Оно может быть в человеческом духе настолько, насколько человек исполнит себя Духом Святым посредством евангельских добродетелей. Потому-то самая первая и самая большая заповедь православной культуры - это: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6, 33), то есть приложится вам все потребное для поддержания телесной жизни; пища, одежда, жилище (Мф. 6, 25-32). Все это есть лишь придаток Царства Божия, а западная культура ищет прежде всего этот придаток. В этом ее язычество, ибо, по словам Спасителя, прежде всего этот придаток ищут язычники. В этом ее трагизм, ибо она истощила душу в заботе о вещах; а безгрешный Господь сказал раз и навсегда: "Не заботьтесь для души вашей, что вам есть или что пить, ни для тела вашего, во что одеться... Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом, Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6, 25, 32-33; Лк. 12,22-31),

Огромен объем потребностей, которые страстно выдумывает современный человек Для удовлетворения этих бессмысленных потребностей люди нашу дивную Божественную планету превратили в бойню, А человеколюбивый Господь давно открыл, что есть "едино на потребу" каждому человеку и всему человечеству. Что же? - Богочеловек Иисус Христос и все, что Он приносит с собой: Божественная Истина, Божественная Справедливость, Божественная Любовь, Божественная Доброта, Божественная Святость, Божественное Бессмертие и вечность, и все остальные Божественные совершенства. Вот что есть "едино на потребу" человеку и человечеству, а все остальные человеческие потребности в сравнении с этим настолько незначительны, что почти и не нужны (Лк 10,42).

Когда человек евангельски серьезно задумывается над тайной своей жизни и жизни вокруг себя, тогда он должен придти к выводу, что самая насущная потребность - это отказаться от всех потребностей и решительно пойти за Господом Иисусом Христом, и соединиться с Ним совершением евангельских подвигов. Не сделав этого, человек остается духовно бесплодным, бессмысленным, безжизненным; душа его иссушается, рассыпается, распадается, и он постепенно мертвеет, пока, наконец, весь без остатка не умрет, ибо Божественные уста Христовы сказали: "Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Аз есмь лоза, а вы ветви, кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне - извергнется вон, как ветвь, и засохнет, а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают" (Ин.15,4-6).

Только через духовное органическое единство с Богочеловеком Христом человек может продолжить жизнь свою в жизнь вечную и существо свое - в существо вечное, Человек Богочеловеческой культуры никогда не одинок: когда мыслит - он Христом мыслит, когда действует - Христом действует, когда чувствует - Христом чувствует. Словом: он непрестанно живет Христом Богом, ибо что такое человек без Бога? - в начале получеловек, а в конце - нечеловек, Только в Богочеловеке человек находит полноту и совершенство своего существа, свой Первообраз, свою бесконечность, свое бессмертие и вечность, свою абсолютную ценность. Господь Иисус Христос один между людьми и всеми существами провозгласил человеческую душу самой большой драгоценностью всех горних и дольних миров. ''Какая польза человеку, - говорит Спаситель, - если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Мф. 10, 26).

Все звезды и планеты не стоят столько, сколько одна душа. Если растратит человек душу свою в грехах и пороках, он не сможет ее выкупить, хотя бы и стал господином всех звездных систем. Здесь человеку остается один выход - Богочеловек Христос - Единственный, Кто дарует бессмертие человеческой душе. Вещами же душа не освобождается от смерти, а порабощается, и лишь Богочеловек освобождает человека от тирании вещей. Над Христовым человеком вещи не имеют власти, а он имеет власть над ними, Всем вещам он определяет настоящую ценность, ибо ценит их так, как это делал Христос. А поскольку по Евангелию Христову человеческая душа имеет несравнимо большую ценность, чем все существа и все вещи в мире, то православный человек всю свою заботу и внимание уделяет душе, ибо православная культура есть прежде всего культура души.

Человек велик только Богом - вот лозунг Богочеловеческой культуры. Человек без Бога - это 70 кг кровавой глины, это гроб еще до гроба. Европейский человек осудил на смерть и Бога, и душу, но не осудил ли этим и сам себя на смерть, за которой нет воскресения? Вникните беспристрастно в суть европейской философии, европейской науки, политики, культуры, цивилизации, и вы увидите, что они в европейском человеке убили Бога и бессмертие души. А если всерьез задуматься о трагизме человеческой истории, то можно увидеть, что Богоубийство всегда заканчивается самоубийством, Вспомните Иуду, он сначала Бога убил, а затем и себя уничтожил, и это неотвратимый закон истории нашей планеты.

Здание европейской культуры, построенное без Христа, должно разрушиться, очень быстро разрушиться, - пророчествовал проницательный Достоевский 100 лет назад и печальный Гоголь более 100 лет назад... И на наших глазах сбываются предсказания славянских пророков. 10 веков строится европейская вавилонская башня, и вот нашим глазам предстоит трагичная картина: построен огромный - нуль! Началось всеобщее замешательство; человек не понимает че-ловека, душа - душу, народ - народ. Восстал человек на человека, царство на царство, народ на народ, и даже континент на континент.

Европейский человек дошел до своей судьбоопределяющей и головокружительной высоты. На вершину своей вавилонской баш-ни он поставил сверхчеловека и хотел им завершить здание, но сверхчеловек сошел с ума перед самой вершиной и сорвался с башни, а башня вслед за ним разваливается и разрушается, и ломается войнами и революциями. Homo europaeicus должен был сойти с ума в конце своей культуры: богоубийца должен был стать самоубийцей. Wille zur Macht (воля к Власти) превратилось в Wiile zur Nacht (волю к Ночи). Ночь, тяжелая ночь легла на Европу. Рушатся идолы Европы, и не далек тот день, когда не останется камня на камне от европейской культуры, созидающей города и разоряющей души, обожествляющей тварей и отвергающей Творца...

Влюбленный в Европу русский мыслитель Герцен долго жил в ней, но под закат своей жизни, 100 лет назад, писал: "Достаточно долго изучали мы червоточный организм Европы; во всех слоях, всюду мы видели признаки смерти... Европа приближается к страшной катастрофе... Политические революции рушатся под тяжестью своей немощи; они сотворили великие дела, но не выполнили свою задачу, разрушили веру, но не обеспечили свободу; ра-зожгли в сердцах желания, которым не суждено было сбыться... Я первый бледнею и страшусь наступающей ночи... Прощай, умирающий мир! Прощай, Европа!"

Пусто небо, нет Бога на кем; пуста земля, нет на ней бессмертной души; европейская культура всех своих рабов превратила в мертвецов и сама стала кладбищем. "Я хочу ехать в Европу, - говорит Достоевский, - и знаю, что еду на кладбище".

До Первой мировой войны гибель Европы предчувствовали и предсказывали только меланхоличные славянские провидцы. После нее это замечают и ощущают и некоторые европейцы. Самым смелым и искренним среди них, несомненно, был Шпенглер, который потряс мир своей книгой "Untergang des Abendlandes" В ней он всеми средствами, которые только могли ему предоставить в распоряжение европейская наука, философия, политика, техника, искусство, религия и т. д., показывает, что Запад погибает. Со времени Первый мировой войны Европа испускает предсмертный хрип. Западная, или фаустовская, культура, которая, по Шпенглеру, началась в Х веке, сейчас гибнет и распадается, чтобы окончательно погибнуть в конце XXII века. (Сейчас этот процесс, видимо, ускорился). За европейской культурой, рассуждает Шпенглер, приходит время культуры Достоевского, культуры православия.

С каждым новым культурным открытием европейский человек все быстрее мертвеет и умирает. Влюбленность европейского человечества в себя - вот могила, из которой оно не желает и потому не может воскреснуть; влюбленность в свой разум - вот роковая страсть, опустошающая европейское человечество. Единственное спасение от этого - Христос, - говорит Гоголь. Но мир, в котором "рассыпаны миллионы блестящих предметов, рассеивающих мысли во все стороны, не имеет сил непосредственно встретиться со Христом".

Тип европейского человека капитулировал перед основной проблемой жизни; православный Богочеловек решил их все до единой. Европейский человек решил проблему жизни нигилизмом;

Богочеловек - вечной жизнью. Для европейского дарвино-фаустовского человека главное в жизни - самосохранение: для Христова человека - самопожертвование. Первый говорит жертвуй другими для себя, а второй - жертвуй собою для других.. Европейский человек не решил злополучную проблему смерти; Богочеловек решил ее - Воскресением...

Несомненно, принципы европейской культуры и цивилизации являются богоборческими. Долго вырабатывался тип европейского человека, пока не заменил он Богочеловека Христа своей философией и наукой, своей политикой и техникой, своей религией и этикой. Европа использовала Христа "лишь как мост из варварства некультурного в варварство культурное, то есть из варварства неискусного в варварство искусное" (Еп. Николай. Слово о всечеловеке, с. 334).

В моих выводах о европейской культуре есть много катастрофического, но пусть вас это не удивляет, ибо мы говорим о самом катастрофическом периоде человеческой истории, об апокалипсисе Европы, тело и дух которой раздирают ужасы. Несомненно, в Европе заложены вулканические противоречия, которые, если их не устранят, могут разрешиться окончательным уничтожением европейской культуры.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования