Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
24 июля 2007, 19:00 Распечатать

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Ratio versus religionem? Истинные и ложные вопросы "письма академиков"


Итак, наконец, нашлись и у "научного мировоззрения" свои адвокаты. Группа академических ученых под неформальным главенством академика Виталия Гинзбурга наконец высказалась против "клерикализации" российского общества. В открытом послании группы академиков президенту РФ (в абсолютном большинстве это ученые "старой советской школы") перемешаны несколько тем, и реальные проблемы смешаны с эмоциональными реакциями и борьбой с "ветряными мельницами". Попытаемся разобраться в причинах и задачах этого письма.

Ученые мужи (в основном, "физики" по старой терминологии) видят очевидную тенденцию в современном российском обществе – то, что они именуют "клерикализацией". Церковь "лезет" в политику, в экономику, а вот теперь и в образование с наукой. Впрочем, это не совсем так в случае с наукой. Ввиду изначальной несовместимости церковно-богословской мировоззренческой позиции с европейской (подчеркнем!) наукой, ни РПЦ МП, ни какая иная православная или неправославная Церковь не может всерьез "вмешаться" в науку. Неужели попы будут контролировать разгон частиц в синхрофазотроне, синтез белка или рост кристаллов? Это трудно представимо. Существуют попытки представителей РПЦ МП как-то "подсоединиться" к гуманитарным наукам – заключены разные соглашения и пакты, но недавняя история с "академической альтернативой" "Основам православной культуры" (ОПК) показала, что даже такие "соглашения" мало чего стоят. Гуманитарная наука сохраняет свою независимость.

Чего же тут бояться ученым? Вероятно, разрушения социальной структуры науки, снижения ее социального статуса и введения в круг научных дисциплин такой проблематической дисциплины как теология. Опасность смешивания религии и науки – вот что беспокоит академиков. Исторически наука была путем, альтернативным Церкви. "К чему наука христианам? – спрашивал средневековый схоласт Пьетро Дамиани. – Разве зажигают фонарь, чтобы видеть солнце? Оставим науку Юлианам Отступникам. Св. Иоанн обходился без нее; св. Григорий ее презирал; св. Иероним упрекал себя в ней, как в преступлении". Иначе говоря, наука вторгается в суверенную область, которую церковники закрепили за собой и (о ужас!) пытается откусить себе кусок государственного пирога. Наука становится одной из опор новоевропейского государства. К.Свасьян пишет об этом так: "Европейская история (политическая, прежде всего) разыгрывается отныне не двумя, а тремя протагонистами: рядом со священной властью (sacerdotium) и светской властью (regnum) окончательно утверждает свои права власть профессиональной учености (studium)". И "светское" европейское государство отныне не двойственно, а, как минимум, тройственно. Материалистическое мировоззрение, на заслуги которого указывают академики-подписанты, развивалось именно в контексте антагонизма и борьбы за государственные ресурсы с мировоззрением клерикальным. Свасьян продолжает: "Европейская наука, задолго до её официального, так сказать, рождения, генетически закодирована волей к власти, к господству над миром, в масштабах, как выяснится, и не снившихся её соперницам". Иначе говоря, мы наблюдаем в современной России старинный конфликт европейской цивилизации. Хиреющая, но традиционно сильная "наука" и совсем уж было захиревшая, но воспрявшая и рвущаяся к власти "клерикальная партия". Эта проблема не решаема в рамках современного общества в силу своей фундаментальности.

Второй "научный" узел – теология. Вообще говоря, богословие в ходе петровских реформ и последующего развития русской культуры под сенью симбиоза романовской "светскости" и синодальной "церковности" было прочно загнано на задворки, в семинарии и приходские училища. В XIX в. стали развиваться организованные на западный образец духовные академии, но тут случилась революция, эмиграция и т.д., и в постперестроечной России западный опыт "светской теологии" стали пытаться внедрить. Но дело сразу не заладилось.

Действительно, на Западе теология может функционировать как позитивистская наука. Это следствие светского, равноудаленного от Церквей и деноминаций государства и здоровой конкуренции независимых религиозных конфессий. Однако вряд ли такое ее восприятие когда-либо будет возможно в России. Дело тут не только в тоталитарных амбициях РПЦ МП, но и в том, что власть пытается опираться на структуры МП в своих целях. Именно поэтому "светская теология" России не грозит – церковные деятели и их пиарщики будут бороться против светского подхода к богословию, пытаясь заменить его импортом церковно-семинарской догматики. Сановитые преподаватели "духовных школ" РПЦ МП, а не светские специалисты по "теологии" скоро завалят ВАК своими диссертациями. И это – реальная проблема, на которую указывает письмо академиков. Ее решение – в дистанцировании государства от церковных дел.

Совсем иное дело и иная проблема – образование. Государство никак не может найти взвешенного подхода к проблеме места религии в образовании. С одной стороны, "клерикальный вариант", ОПК (хотя его и пытаются представить как "чисто светскую культурологию") – отвергнут на общефедеральном уровне. С другой – вопрос открыт. Дело в том, что ряд идеологов надеется решить с помощью "введения религии" вопросы совершенно иного свойства – идентичности, нравственности, лояльности… Академики справедливо указывают, что "никому и в голову не пришло, к примеру, требовать введения "Основ католической культуры". В западных устоявшихся и принципиально светских обществах никто не собирается решать проблемы, скажем, безнравственности молодого поколения за счет проповеди церковно-религиозных ценностей. Так просто не принято у них. Но самое неприятное, что в современном российском обществе дело с "введением религии" может кончиться не ростом нравственности, патриотизма и лояльности, а ростом цинизма. Когда православие лишится ореола таинственности, оно может лишиться и привлекательности. Именно поэтому вопрос о религиозном образовании, поставленный в письме, – реальный. Здесь единственный вариант – отдалить этот компонент от реальных участников процесса, сделать понятие религии и религиозной культуры максимально академическим и нейтральным.

Авторы справедливо указывают, что "верить или не верить в Бога — дело совести и убеждений отдельного человека". Ученые-атеисты не ставят на повестку дня "борьбу с религией", имея в виду использование ресурсов государства в этой борьбе. Такое уже, слава Богу, не возможно. Но "атеистическое лобби" борется с религией просто в силу своей природы. Возникает ложный дуализм, определенный прошлым России, – либо клерикализм, либо атеизм. В области мировоззрения такая оппозиция, наверное, правильна, но в области социального регулирования она бессмысленна. Задача, как это ни парадоксально, в создании такого светского государства, которое бы не колебалось спорами атеистов и верующих и в котором патриотизм и лояльность были бы даром благодарности государству за грамотную и удобную организацию социального и духовного пространства.

Игнатий Алексеев,
для "Портала-
Credo.Ru"


    В сюжете:

11 ноября 2009, 19:00  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Человек и эпоха. Академик Виталий Гинзбург сказал всё, что хотел
11 ноября 2009, 14:35  
МОНИТОРИНГ СМИ: Памяти Виталия Гинзбурга. Он был одним из немногих критиков шарлатанства и мракобесия в современной России
11 ноября 2009, 13:10  
МОНИТОРИНГ СМИ: Последний атеист. Академик и Патриарх
11 ноября 2009, 10:00  
Патриарх Кирилл выразил соболезнования в связи с кончиной академика Виталия Гинзбурга
10 ноября 2009, 17:57  
МОНИТОРИНГ СМИ: Протодиакон Андрей Кураев. На смерть Гинзбурга
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования