Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
13 июня 2005, 15:57 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Совместима ли демократия с исламом? На круглом столе выясняли принципиальный вопрос о взаимоотношениях ислама и демократии


В круглом столе на тему "Ислам и демократия", состоявшемся 1 июня в РИА "Новости" участвовали: журналист Максим Шевченко (модератор), профессор Алексей Малашенко, глава Исламского комитета Гейдар Джемаль, представитель руководства Союза Правых Сил (СПС) Борис Надеждин, председатель Совета общероссийской организации "Исламское наследие" Хуссаин Джабраилов, исполнительный директор "Фонда развития демократии и прогресса" Шамиль Бено, философ и богослов Али-Вячеслав Полосин, заведующий отделом науки Совета муфтиев России Фарид Асадуллин.

Открывая круглый стол руководитель Центра религии в современном мире Максим Шевченко объявил: "Мы собрались здесь, чтобы обсудить очень важную проблему. До последнего времени все, что, так или иначе, было связано с исламом, имело, условно говоря, разрушительный контекст. Теперь настало время перевести обсуждение в созидательное русло. Как следует из заявлений, сделанных президентом Путиным, Россия – часть исламского мира, и поэтому немаловажно, каким будет место и роль ислама в пространстве новой интегрированной России. И обсуждение этого вопроса мы начинаем с рассмотрения принципиальной и основополагающей проблемы – взаимоотношений ислама и демократии".

Это обсуждение началось с развернутого выступления известного ученого исламоведа, политически неангажированного интеллектуала и немусульманина по вероисповеданию, что предполагает, своего рода, "отстраненную объективность" Алексея Малашенко, который сказал: "Наиболее реальным путем развития демократии в исламском мире представляется проведение реформ в странах Ближнего Востока. Если не проводить реформы, этот регион, а, значит, и исламский мир безнадежно отстанут. А реформы без демократии – это нонсенс, по определению.

Еще можно поставить вопрос так – откуда взять эту самую демократию для исламского мира. Есть два пути. Один, назовем его условно, американский, выглядит так: мы придем к вам откуда-то извне, и дадим демократию. Другой – внутренний ответ на первый вариант: мы сами во всем разберемся.

Может ли ислам в одночасье сделаться "демократичным". Нет. Ислам- это жесткая, последовательная и логичная религия, ставящая во главу угла интересы общины, а не личности.

С другой стороны, ислам – это не застывшая догма. Ислам VII века значительно отличается от нынешнего. У этой религиозной системы и окружающего ее мира есть потенциал к взаимной адаптации. Кроме того, в исламе имеются институты, которые вполне могут трансформироваться в источники и катализаторы процессов демократии. Наиболее велик этот потенциал у мусульман Европы и России. Другое дело, что существует серьезное противоречие между теми, кто хочет быть европейскими мусульманами и теми, кто опирается на традицию. И тех, и других примерно поровну".

По мнению исполнительного директора "Фонда развития демократии и социального прогресса" Шамиля Бено "главная проблема, состоит в том, что мы понимаем под демократией. Если это вседозволенность, алкоголизм, наркомания, свальный грех, то ислам против такой демократии. Если же мы говорим о соблюдении основных прав и свобод человека, то ислам – за такую демократию. Так, – по словам Шамиля Бено, – праведный халиф Умар был одним из первых, кто ввел прямую демократию в тогдашнем исламском государстве. Ведь, по сути ,выборность власти во времена раннего средневековья существовала только в греческих полисах и в мусульманском халифате.

Мы говорим о свободе, – заключил г-н Бено, – но не может быть свободы человека умирать на улице. Еще раз повторю, главный вопрос – это понимание исламом демократии, политической демократии. Но пока на сегодня нигде, кроме Ирана, мы не найдем примера политической институализации исламских принципов".

Борис Надеждин, член политсовета СПС постарался говорить тезисно: "Мой первый тезис – сказал единственный из присутствующих действующий либеральный политик – ислам –самая молодая религия, и, по сравнению с христианством, наиболее развивающаяся.

Второй тезис – принадлежность к той или иной религии, вовсе не мешает построить самые различные политические режимы. В мусульманской Турции, например, уровень демократии выше, чем в России. Говорят, что в исламе недозволительны свободные выборы, но, насколько мне известно, в свое время пророк Мухаммад был избран главой мусульманской общины именно в результате выборов.

Тезис третий – о России. Россия не является в целом религиозной страной. Это – светское государство.

Тезис четвертый – соотношение либеральных ценностей и ислама, да и религии вообще. Вы знаете, у СПС достаточно развитые структуры, например, в регионах Северного Кавказа, в которых много мусульман. И это обстоятельство не мешает им одновременно быть и либералами.

И христианство, и ислам, как религии сформировались в определенных исторических и географических условиях. Например, ислам возник в среде кочевников-арабов. Отсюда, возможно, такая его специфика как примат общинных законов над личностью, ибо в одиночку пустынному кочевнику попросту не выжить. Но в сегодняшней жизни, прежде всего городской, когда у людей есть Интернет, сотовый телефон и т. д., все эти блага, эта обстановка имеет для человека, куда большее значение, чем религия". Вообще-то либеральный политик озвучил не просто секулярный, а вполне материалистический подход к религии.

Мысли известного мусульманского политолога Гейдара Джемаля, приводим без предисловий, но с некоторыми ремарками-комментариями: "Современная западная демократия подразумевает, что ее база – индивидуализм, но генезис демократии предполагает понятия "демос", "полис", общинность. (Хотим заметить, что демократия предполагается все-таки не как способ политического бытия некого абстрактно – неограниченного "индивидуя", а инструмент реализации прав гражданина, или группы граждан, эти свои права осознающих и могущих их применять – В.Е). Еще одной порочной чертой западной демократии является то, что она порождает политическую элиту, номенклатуру, которая в результате захватывает политические институты, и отделяет власть от общества. В исламе человек является наместником Бога на земле (не только в исламе, именно об этом, по сути говорится в книге Бытия 1:26 – В.Е).

К сожалению отнюдь не демократические модели возобладали в исламском мире, и поэтому сегодня ислам позиционирует себя, прежде всего как "партия Аллаха" – Хезболла. Ислам – это демократия в высшем теократическом смысле. В исламском обществе надо различать улицу и государство. Политические режимы в мусульманских странах представляют собой полуколониальное наследие. А "улица" несет живую демократию, тенденцию возвращения к первоначальной сущности ислама. Это "джамаатное движение" сегодня единственная альтернатива новому мировому порядку предполагающему "золотой миллиард", и всемирный Гарлем за его пределами. Ислам сегодня – главнейший глобальный ресурс демократии, последняя надежда человечества".

Затем слово взял Али-Вячеслав Полоcин, представленный собравшимся как известный философ и богослов. Высказанное им мнение заключалось в том, что "ислам – это, прежде всего, позитивное содержание. И это содержание вполне совместимо с демократией как с формой. Однако их гармоничному единению мешают элементы клерикализма, существующие и в исламе. Носителями его является, как правило, среднее звено – имамы приходских мечетей. Часто это люди малообразованные, но, тем не менее, преподносящие свое мнение верующим как истину в высшей и последней инстанции. И, наверное, одной из главных задач создающегося движения "Исламское наследие" должно стать формирование исламской интеллектуальной элиты, как альтернативы клерикальным подходам".

"А я решительно не согласен с подобным подходом – возразил предыдущему выступающему шейх Фарид Асадулин. – Отвергать, преуменьшать роль муфтиятов и имамов – это неверно. Живое слово веры всегда слышалось именно возле мечети. В исламе издавна существует два понятия "хасса" – ученая элита и "амма" – простые верующие. И между ними разница не только в социальном положении, но и в понимании религиозных истин и религиозного долга. И это следует воспринять как данность".

"Я хочу сказать только несколько слов в заключение – подвел итог встречи известный предприниматель и общественный деятель Хуссейн Джабраилов. Ислам и демократия неразделимы. Да, сегодня ислам проявляет себя в России как радикальная религия. Но откуда и почему это происходит? Из Чечни! Радикализм порождает продолжающаяся война и неустроенность в этой республике. Дайте Чечне демократические законы, и вы не найдете более спокойной, более законопослушной республики".

На этом обмен мнениями закончился и выявился он один интересный штрих. Можно ли говорить о примате общинности, о некоем едином духовно- политическом интеграле в исламе в целом, если на уровне микрогруппы, состоящей, в основном, из мусульман (участники круглого стола), выявились довольно серьезные расхождения, не по религиозным, а именно по социально-политическим вопросам, одним из которых является отношение к демократии. И еще на некоторые мысли навели разговоры за этим круглым столом, с которыми мы вскоре поделимся с читателями.

Валерий Емельянов,
"Портал-Credo.Ru".


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования