Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Архив сетевого навигатораКаталог ссылок | Архив публикаций ]
Распечатать

Павел Макаров. Колыбельная маятника. К первой годовщине концерта "Рок к небу" и трехлетию четвертого номера журнала "ИNАЧЕ".


  Окончание. Начало см. №53

...невообразимое упрямство людское отказывает в доверии даже тем своим наставникам, которые считаются превосходными и наилучшими в прочих вещах, - лишь только у них найдут доводы в защиту христиан. Поэты тогда пусты, когда приписывают богам человеческие страсти и разговоры. Философы тогда глупы, когда стучат в двери истины.

К.С. Тертуллиан. О свидетельстве души

Обещанный в предыдущем "Навигаторе" рассказ об автохтонном советском сатанизме надлежит начать с краткого теоретического предисловия. В широких наивно-религиозных кругах бытуют два наивно-пионерских взгляда на адептов открытых сатанинских культов:
- все так называющие сатанисты - сознательные враги христианства. Им бесполезно проповедовать, можно только предостерегать "мирное население" от общения с ними;
- все "темные" суть заблудшие овцы в поисках смысла жизни, и по расстоянию, на которое они заблудились, можно судить о серьезности их намерений (ср. у Серафима Платинского: "Ницше, назвав себя Антихристом, тем самым доказал свою неутолимую жажду Христа...").

Формула диалога между Церковью и культурой - "культура спрашивает, Церковь отвечает" - изящна, но не исчерпывает проблемы. Вступающему в этот диалог от имени и по поручению Церкви (1 Пет 2:9) угрожает соблазн опередить события, предложить Христа тому, кто, по своим внутренним побуждениям, нуждается в чем-нибудь третьем, пятом, десятом на потребу; к чему это приводит по осени, нас научает профессиональный праздник - "День фарисея". С другой стороны, слишком многое - и слишком многие - убеждают вопрошающего в том, что он уже обладает искомой им истиной: "Ты ищешь? Смысл в поиске. Ты отрицаешь? Смысл в отрицании".

Признак коммунизма

"Красное" крыло постсоветской панк-культуры представлено в сети по крайней мере с трех удобных "точек обзора":

  • журнал "Русский панк и андеграунд" на elker.by.ru и, с незначительными расхождениями зеркально, на elker.narod.ru;
  • Актюбинский панк-клуб с сайтом на ermen-anti.narod.ru (до недавнего времени сайт располагался на alga.rema.ru, но содержащий www.rema.ru хостинг-провайдер www.domoset.ru, почему-то особенно приглянувшийся сетевым левым (и) националистам, испытывает в последнее время технические трудности);
  • альманах "Ленин" на imperium.lenin.ru, администрируемый (с длительными перерывами) математиком и дугинцем-традиционалистом Михаилом Вербицким.

"Русский панк" по большей части состоит из mp3-архива разных групп; текстов найти не удалось. Театр начинается с названий коллективов: "Красные звезды", "Западный фронт", "Время назад" (с песнями "Красная армия" и "Социализм"). В опросе - какую газету (журнал) предпочитают посетители сайта - с уверенным отрывом лидирует "Лимонка". Рецензии на альбомы-концерты, основная цель которых - подчеркивать отличия одного китайца от другого, более запутывают, чем проясняют дело.

Отметим сразу, что идеалом "юных коммунаров" не является ни утопический "новый мир" Фурье и Сен-Симона с тотальным планированием и рационированием, ни утопический "новый человек" Чернышевского с его "разумным эгоизмом"; вообще слово "рациональность" в их устах чаще всего применяется к вражескому западному буржую. С некоторой натяжкой их внимание к "красной философии" можно объяснить примером Егора Летова с его болезненным материализмом (многие "коммунарские" группы вышли из окружения "Г.О."), а внимание к советской эстетике и символике - сложившимися в "советском панке" нормами стиля (аналогично тому, как эпигоны Виктора Цоя превращают воспетый им быт в культовую практику).

Но более правдоподобный ответ мы получим, посмотрев со второй "сторожевой башни" - правозащитно-анархической:

"По переименованным улицам,
По убитому детству далёкому...
"

(это уже знакомый нам Ермен, песня "Мой город будет стоять"). Советская тема - это тема утраченного детства, утраченной невинности, утраченного этического идеала. Сравните с текстом Николая ОНли из группы "Анклав":

Вы бросили мать свою больную на улицу,
Она прошла испытания медных труб, воды и огня.
В рабы крупному рабовладельцу Сэму
Вы продали со словами "что сделала она для меня?"

Сайт "Анклава" - www.punklav.nm.ru - вообще служит хорошей иллюстрацией к "детской гипотезе". За редкими исключениями (вроде вышепроцитированной "Гражданской позиции") идеологические воззрения ОНли и Махоркина не отражаются в их творчестве напрямую. Хотя, как видно из "новостей группы" (2003, 2002), сами "анклавовцы" считают свою музыкальную деятельность своего рода крестовым походом против капитализма, большая часть песен "А." не идет дальше обличения грехов падшего человечества (сребролюбия и нечувствия) и призывов к пробуждению вроде этого: "Кто смел сломать твою сильную Волю // И обменять её на горстку меди?"

Мечта - все. Программа - ничто. Эти представления не продиктованы верой в "утраченную родину" как в таковую, но имеют свои корни в советской пионерской мифологии, в "безумстве храбрых" Горького и романтизме шестидесятников; хорошее представление о мире "юных коммунаров" можно получить по "Солнечному мальчику" Поливина или книгам Владислава Крапивина - сравните, например, "Я отрекся от мира, разбитого войнами, // Он растворился в тумане густом" с фрагментом из песни о барабанщике:

Уйдёт в синий край рассвета,
Где звонкая память детства,
Как смуглый от солнца мальчишка,
Смеясь, бежит по траве.
Там людям не целят в спину.
Там правда — для всех едина.
Там, если враг — то открытый,
А если друг — то навек.

"Презумпция виновности разума" означает, что для воплощения мечты подойдет любое вообразимое средство; новые герои Крапивина не видят разницы между магией и технологией. "У всех мифов, ритуалов и поверий есть нечто общее: он заставляют человека вести себя по иному, чем он склонен был бы вести себя непосредственно. Спорить с опытом и элементарной логикой. Иными словами, выполняют функции инициации, так как индивид овладевает надличностным знанием, ранее ему не доступным", - пишет в манифесте "Что же такое соц-арт?" Евгений Белов, участник группы "Красные звезды". Власть - то есть результативность магии - определяется по-печорински через способность вызывать любовь, ненависть и гнев:

"Если все то, что я, Селиванов Вова и друзья мои (в общем и целом довольно святые люди [sic! - П.М.]) натворили и продолжаем творить, вызывает такую волну наката, [...] возмущения [...] совсем не зря мы с Беловым все это затеяли. Совсем не зря выстрадали наши довольно банальные песенки и стишки. Не зря обдирали как липку Горького, Маяковского, Сталина, Ницше, Сорокина".

Перед нами старый, как мир сей, гуманизм, хотя и особого рода - идол человеческого достоинства, противопоставленный идолу человеческого разума, в стиле "Афин и Иерусалима" Льва Шестова. Побродив по проекту "Лаборатория настоящего" на www.lenin.ru, почитав тексты разной степени концептуальности от мемуара до манифеста: "Затерянных в космосе" ("Человек - слаб, // Человек - глуп [...] Он верит в богов, // Стремясь в райский клуб"), "А.Дохлаго" ("Так просто вам продать Христа, // Закрыть глаза для вас легко"), А. Песоцкого ("Красный господь покарает их всех, // Ядерным взрывом мир искупит свой грех") - убеждаешься: "религия" нужна советским пионерам в лучшем случае для того, чтобы в очередной раз обвинить "разумное человечество" в продажности (в худшем - "Кооператив Ништяк" - как залежь топлива, разгорячающих кровь мифологем). Отчаяние принимается как данность: "Кем нам предрешено // Умереть за меньшее зло?" ("Чернозем").

Настораживают, однако, не идейки, а то, в какую форму они облечены: кто отучил советских пионеров от Хемингуэя-Ремарка и научил умному слову "инициация"? Кто убедил крапивинских пионеров в том, что "быть, как дети" - значит впасть в детство? Кому выгодно интерпретировать - скажем для примера - творчество Курта Кобейна как достижение "гностической нирваны": "От известного клипа "Smells Like A Teen Spirit" (который глупые критики приписали моде на "new generation") - к альбомам "Nevermind" (с плывущим младенцем на обложке) и последнему - "In Utero" ("В матке"). Дальше была только акустика с финальным аккордом из карабина... Наверняка за эти 3-4 года Курт интуитивно прошел путь настоящего гностика"?

Позволим себе, профессионального праздника ради, несколько килобайт конспирологии.

Сдвиг по апофазе

...параллельно с описанными нами, порождаемыми нигилизмом отчаянием, разочарованием, ачеловечностыо, развивается направление оптимистично-идеалистическое, произведшее на свет своих собственных "новых людей". Среди них молодые люди, идеалисты и практики одновременно, с готовностью решающие трудные проблемы сегодняшнего дня...

Блаж. Серафим Платинский (Роуз)

Заранее оговоримся, что речь пойдет не о согласованных действиях людей, а о логике распространения идей. Между персонажами нашего рассказа случались личные ссоры; персонажи нашего рассказа многократно меняли среды своего обитания; это не помешало их родству по духу, коль скоро, как показывает пример Сталина и Гитлера, духовному родству не мешает даже война на взаимное уничтожение. Ближайшая аналогия - эпидемия какой-нибудь редкой болезни, передающейся при очень тесном контакте.

Об "эзотерическом кружке" в Южинском переулке (на квартире у писателя Юрия Мамлеева) написано во многих местах рунета. Ведущая роль его завсегдатаев в становлении отечественного "традиционалистского движения " так упорно подчеркивается самими завсегдатаями, что есть все основания подвергнуть эту роль сомнению. Скорее, "южинский кружок" задал стиль - один из нескольких устойчивых и узнаваемых вкусов оккультизма наравне с теософским ("рериховским") и перестроечным паранаучным ("НЛО - необъявленный визит"). Кое-что о политической судьбе участников банкета можно узнать из статьи "Муэдзин под красным флагом" в "Фигурах и лицах" (приложение к "НГ"), а о политических мечтаниях - из статьи Константина Фрумкина "Традиционалисты: портрет на фоне текстов"; на важные особенности идеологии национал-большевизма указывает статья Андрея Константинова "Анти-Дугин" (см. также версию с www.archive.org, более удобную для чтения, и статью "Белая идея и национал-большевизм" из газеты "Монархистъ" - для симметрии).

"Поскольку все связи с Традицией были оборваны, мы не полагались только на связи с прошлым, даже в духовном плане. Шок от нашей онтологической ситуации был настолько сильным, что возникло стремление самим переосмыслить все, что было в духовных учениях прошлого. [...] Что-то было закрыто для взора и обнажилось только сейчас. Наибольшее значение придавалось искусству",

- признается сам Мамлеев в интервью "Живая бездна зла". Несмотря на претензии начать с нуля - "все мы находились в условиях атеистического гроба, и это придавало нашим исканиям особый оттенок метафизического радикализма" - основные ключевые слова ("Примордиальная Традиция", "Адвайта" ("не-двойственность", преодоление противопоставлений), "Гиперборея", "Атлантида", "традиционное посвящение") оказались заимствованными у европейских реконструкторов начала века, прежде всего у Рене Генона. Получившийся "в неосознанном общем" неогностицизм выгодно отличался от конкурентов - теософских и "ноосферных" утопий - скептически-пессимистическим отношением к экуменическому синтезу, прогрессу и демократии (камертоном стал трактат Генона "Кризис современного мира"); в дальнейшем это позволило ряду неогностиков с большим или меньшим успехом мимикровать под православных. Побочным эффектом оказался ореол чрезмерной замкнутости, элитарности вокруг "хранителей древнего знания"; преодолеть его можно было бы, приручив или хотя бы перетолковав в свою пользу какое-нибудь популярное молодежное движение. Собственно, к этим двум методикам - "стать личным издателем" (продюсером, вебмастером...) или "стать личным критиком" популярного поэта - сводится любая стратегия присвоения состоявшегося культурного феномена.

{Справка. Попыткам "присвоения рок-культуры", предпринятым за последние десять лет, несть числа. Нечто подобное, по агентурным данным, полтора года назад пыталась предпринять языческая Национал-державная партия России; ее функционер Дмитрий Второв, по совместительству лидер молодежного движения "Белый мир", заявлял о намерениях создать "сеть музыкальных клубов" и "формат, альтернативный формату Нашего радио". Проект был свернут в течение полугода - партийное руководство не сошлось характерами с приглашенной "инициативной группой". Конец справки.}

Отличительным признаком неогностической критики стало толкование "по стихиям мира" (Кол 2:8) - разложение на "огонь-воду-землю-воздух", как в "Стихиях русского рока" Вадима Штепы, или в "алхимическую палитру", как в работе Александра Дугина "Егор Летов: работа в черном", на "архетипы" или "психические функции" Юнга (как в докладе Дениса Ступникова об альбоме "Ураган" группы "Агата Кристи"), - так или иначе, на нечто активное помимо разума и воли и, по возможности, против разума и воли. Одной из первых попыток проникновения стала книга Артемия Троицкого и компании "Советский рок: 25 лет в подполье + 5 лет на свободе", вышедшая в издательстве "Прогресс" в 1990 (1991?) году на двух языках - русском и английском ("Soviet Rock: 25 years in the underground + 5 years of freedom", Progress Publishers, Moscow 1990); основоположниками "советского рока" в ней объявлялись Юрий Мамлеев, участники чтений на площади Маяковского и заодно московские концептуалисты. Выдвинутый Троицким концепт "шизоидной культуры" большого распространения не получил, и пластинку пришлось сменить.

Инфильтрация "традиционалистов" в рок-культурный контекст протекала несколькими "посвятительными линиями" без видимой взаимной координации.

1. линия Александра Дугина ("Арктогея")

Одновременно с Егором Летовым (участвовавшим наряду с Эдуардом Лимоновым и Александром Дугиным в учреждении Национал-большевистской партии) в поле особого внимания А.Д. оказался музыкант Сергей Курехин - лидер группы "Поп-механика", по воззрениям крайне эксцентричный кроулианец (см.: биография, творческий путь, интернет-публикации, газетные вырезки). В соавторстве с ним был написан "Манифест новых магов"; в журнале "Элементы" опубликовано интервью с Курехиным под заголовком "Если вы романтик, вы фашист". Курехин умер 9 июля 1996 года. Его имя регулярно вспоминают в газете "Завтра" (см., в частности, некролог руки Дугина).

После смерти Курехина и "развода" с НБП сам Александр Гельевич почти не затрагивал тему рок-культуры; широко известно его одобрительное высказывание о поп-группе "Карамельки", "в текстах которой -"ла-ла-ла, ла-ла-ла" - отсутствуют послание, адресат послания и субъект послания". Однако к тому времени вокруг "Арктогеи" и НБП уже образовалась молодежная среда, частью выдвигавшая свои "евразийски полезные" рок-инициативы, а частью ассимилировавшая проекты "красного", патриотического и просто "идейного" андеграунда, как действующие, так - посредством строительства-размещения "сайтов-памятников" - и уже умершие. К наиболее известным деятелям "евразийской сети" относится уже упомянутый Михаил Вербицкий с уже упомянутым проектом imperium.lenin.ru (см. интервью Михаила в колонке "Net-культура" "Русского журнала"), а также его боевая подруга Юлия Фридман. "Евразийская музыкальная тусовка" наиболее многочисленна, но и наиболее "подпольна" - из нее до сих пор не вышел ни один "культурный герой", сравнимый масштабами культа с Константином Кинчевым или хотя бы с Дианой Арбениной.

2. линия Гейдара Джемаля ("Антисистема")

Сам глава "Исламского комитета" и автор радикально-апофатического трактата "Ориентация - Север" (см. о его нынешних взглядах здесь) еще более, чем Дугин, далек от рок-н-ролла, и предпочитает проповедовать "огненный ислам" одиноким героям мировой революции. Принципиальная "интернациональность" идей Джемаля, удачное использование им чеченской темы, а также антиклерикализм привлекли к нему внимание обоих "крыл" ненационалистической оппозиции - как принципиальных коммунистов (троцкистов, "антиглобалистов"...), так и принципиальных правозащитников. О внимании первых можно судить по газете "Завтра", где с поразительной регулярностью публикуются беседы Джемаля с Александром Прохановым; о внимании вторых - по публикациям "НГ-Религий" в княжение Максима Шевченко. Там же - в "Завтра" среди обзоров популярной музыки, в "НГ-Р" на полосе "Мифологии" (ныне убранной с официального сайта) - публиковались размышления молодых учеников Джемаля. Отметим во-вторых Константина Мишина, лидера группы "Ожог", а во-первых - Сергея Дунаева, иногда пишущего под псевдонимом "Дмитрий Лабрадоров" (различить очень просто: здесь, где смешно, он скорее Лабрадоров, а здесь, где серьезно - Дунаев).

Предмет особого внимания Дунаева - группа "Агата Кристи"; на неофициальном исследовательском сайте agata.onego.ru опубликованы его интервью с Глебом Самойловым "Крысолов танцующей пустоты" и "Исследователь жизни", а также восторженно-критическая статья "Пока на краю". Подробнее о взглядах самого Глеба Самойлова ("православного консерватора") можно узнать из интервью "Жизнь после смерти".

3. линия Артура Медведева ("Волшебная гора")

Направлением в "традиционализме", крайне далеким от политики, принято считать круг журнала "Волшебная гора" и проекта "Метакультура", а с недавних пор также и "Философской газеты". Философия определяется как "обретение древнего знания", основная деятельность "философов" - позитивно-исследовательская: публикация фрагментов священных текстов, изучение истории священных символов (заметное исключение составляет разве что Виталий Аверьянов, "православный конспиролог", нерегулярно выступающий в журнале "Эксперт" с пропагандой "мягкого" национал-социализма).

В общем, милая библиотечная древность, руны и руины. Сайт www.world-of-swastika.ru, функционально предшествовавший книге Романа Багдасарова о свастике (см. здесь ее первую главу в удобочитаемом HTML-формате), начинается с вопроса:

ДЛЯ ЧЕГО ВАМ НУЖНА ИНФОРМАЦИЯ О СВАСТИКЕ?

Вы - фашист, нацист и т.п.
Вы - боретесь с фашизмом, нацизмом и т.п.
Вы - нормальный человек и хотите узнать правду об этом символе.

Любой из первых двух ответов приводит на "выходную страницу": "Вы уже знаете о свастике, всё, что Вам нужно. // Всего благого!"

Имя главного музыкального героя этой посвятительной линии легко узнать, посмотрев анонсы мероприятий "Метакультуры". Это Сергей Калугин, "православный бард" со сложным метафизическим прошлым и не менее сложным настоящим. Его популярность среди "традиционалистов" началась с записанного в 1994 году альбома "Nigredo" (в европейском герметизме - "работа в черном", "растворение материи и сгущение духа"), до сих пор с недоумением обсуждаемого на православных форумах:

Можно ли считать песни Калугина православными? // Например, песня "Рассказ Короля-Ондатра о рыбной ловле в пятницу" полна христианских символов, но саму песню иначе как языческой не назовешь! Или все-же это не язычество, а просто глубокий символизм, автор пытается подняться от язычества к христианству? // Сам Калугин говорит, что он православный... // Помогите разобраться!

Официальный сайт Сергея Калугина и его нынешнего коллектива "Оргия праведников" находится на www.orgia.ru, но есть и неофициальный - www.pravedniki.ru - значительно более информативный: с полуофициальным самоописанием группы ("Философско-эзотерические тексты С. Калугина потрясающе сочетаются с мистической музыкой "Оргии Праведников""), архивами обсуждений в гостевых книгах, библиотекой, в которой Патерик и "О прелести" Св. Игнатия (Брянчанинова) соседствуют с лекциями Далай-Ламы и "Химической свадьбой Христиана Розенкрейца", и ответом на вопрос, "знает ли Калугин, в чем смысл жизни" ("Нет, не знает").

Создается впечатление, что "преувеличенная серьезность" калугинского проекта - только прикрытие для других, обходных попыток инфильтрации, "прорыва к молодежи". Такие попытки действительно предпринимаются; они связаны с именами Лиляны Никогосян и Полины Журавель.

Лиляна известна как переводчик эзотерических ("Матрица как Путь Шамана" - "Мы все являемся свидетелями разворачивания мультисенсорного динамического организма, живущего на информации [...] И эдемский Змей, и Исус Христос говорили об одном") и просто религиозных текстов ("Молитва о распространении учений Бон"), а также как автор вдохновенно эмоциональных манифестов: "Бегство в дух" ("Возможно, что МЕССИЯ ПРИДЕТ КАК СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСТВО. Как индивидуальное перерождение каждого"), "12 молекул озона" (с очевидным намеком на "Третий завет": "Озон – это кислород с одним дополнительным атомом и приятным "послегрозовым" запахом"), "Евангелие от себя" ("Это - люциферианство, если угодно [...] Вы предлагаете безбожие? // Я предлагаю безвластие"), опубликованное в альманахе "Контекст-9". По ее инициативе в МГУ был организован курс лекций Джемаля "Традиция и реальность" (в 1998 году). Лиляна удачно обыгрывает тему generation gap - тему нового поколения как "нового человечества".

Полина следует иной стратегии - не "гомилетической", но "апологетической", в привязке к конкретным феноменам культуры. Известны ее переводы аниме, тексты о "байкерах" ("На крыльях гибели"), о христианской рок-группе "Трубный зов" (статья "Воскрешение "Трубного зова"" в "НГ-Религии": "В песнях "Трубного зова" не было никакой политики, никакой антисоветчины - только плач о грехах и призыв открыться Христовой любви. // Когда государство остервенело набросилось на его участников, оно бросило вызов Иному миру. Ответ не заставил себя долго ждать. Один за другим мрут генсеки...").

Полина Журавель и Роман Багдасаров принимают участие в издании глянцевого журнала "Egoist Generation" - см., напр., статьи "Мир странных сил Артура Кларка"о творчестве фантаста-буддиста из Шри-Ланки, "Блажен кто?.." о юродстве ("Если вы с утра занимаетесь йогой [...] Тогда, пройдя эту высшую в православии практику самоотречения, вы наконец-то станете самим собой"), "Безгрешный" о Мирча Элиаде. Сайт журнала открывается словами: "Эгоизм - это не плохо, и не хорошо. Это данность. То, что присуще человеку от рождения. Дано ему свыше. Иначе не выжить в этом мире, да и не было бы смысла жить. Это принцип, на котором построена Вселенная".

4. линия Вадима Штепы ("Китеж")

"Китежская" посвятительная линия генетически восходит к линии А.Г. Дугина и за последние восемь лет эволюционировала от "переосмысления" дугинского наследства к резкой его критике. Вопрос об отношении к "Китежу" среди "традиционных традиционалистов" до сих пор крайне дискуссионен.

С именем "французского философа-постмодерниста Вадима ШтепА" обычно связывают два больших проекта: сервер "Традиция в мире постмодерна" (kitezh.onego.ru)и бумажный журнал "ИNАЧЕ" (www.inache.net); рок-культура - одна из основных тем обоих проектов с самого их основания (признаюсь: П.М., впервые увидев "ИNАЧЕ" в сети, принял его за музыкальный журнал). Так, презентации новых номеров журнала "ИNАЧЕ" неизменно сопровождаются рок-концертами; "философские" и "политические" статьи - ссылками на зашифрованные в текстах рок-композиций пророчества; сотрудниками "Китежа" взят ряд интервью с рок-музыкантами, на некоторые из которых мы ссылались в настоящей работе:

Отметим в числе самых заметных успехов "Китежского проекта" тот факт, что к официальному пресс-релизу альбома Кинчева "Солнцеворот" ("Культовая группа отличается от просто "популярной" тем, что не следует за вкусами публики, но сама их формирует...") приложили руку сотрудники "ИNАЧЕ" (судя по почерку, прежде всего сам главный редактор).

Отметим также, справедливости ради, что рок уже рассматривается "китежанами" как явление архаичное, устаревающее; к давним замыслам Вадима принадлежит освоение пространства электронной музыки и рейв-культуры (см., например, его спор с Непомнящим на "Китежском вече" и тексты альбома "Солночь" техно-коллектива "WANTIT").

5. линия Евгения Головина ("Сона-Нил")

Результат, достигнутый в этой линии, наиболее впечатляет. Его следы продаются в каждом музыкальном ларьке и регулярно звучат по радио. Речь идет о Вячеславе Бутусове и его нынешнем проекте "Ю-Питер", который иногда называют продолжением затонувшего "Наутилуса".

...Евгений Головин известен как московский композитор и эссеист. В активной политической деятельности не замечен, хотя активно продвигается Дугиным. Любители "классики мирового ужаса" знают Головина по статье "Лавкрафт - исследователь аутсайда", в которой хорошо просматриваются его (Головина, а не Лавкрафта) собственные взгляды:

Большинство людей не живет, но пребывает в довольно неустойчивом равновесии между гипотетической жизнью и вероятной смертью и, даже понимая это, предпочитает подобное состояние [...] Такая позиция очень правильна...

[...] Катурии - чудесной страны абсолютных платонических идеалов [...] - мифической цели спиритуального поиска - не существует. Герой совершенно напрасно покинул Сона-Нил - "страну грез".

[...] Мысль о возможном существовании органического единства, независимого от внешних воздействий, изначально абсурдна. [...] Если этот мир никогда не был озарен божественным присутствием или потерял таковое - а тому подтверждений более чем достаточно, - нам решительно нечего возразить Лавкрафту.

О том, что составляет "позитивное", катафатическое наполнение этого мистического атеизма, можно судить по другой статье Головина - "Алхимия в современном мире - возрождение или профанация?"

...наука алхимия, мы можем её назвать искусством или наукой, она собственно вечная и не относится к тому или иному времени...

[...] Несмотря на коллизии и переходные моменты, в конце концов, рыцари и воины алой розы выиграли эту войну. // Да, собственно, с войной гербов не надо далеко ходить за примером. Если мы возьмем отечественную, Вторую мировую войну, в принципе там тоже война гербов - свастика против пентаграммы. И в данном случае с точки зрения алхимии пентаграмма является по иерархии несколько выше свастики, так же как алая роза несколько выше белой.

Как поэт и рок-аналитик Головин длительное время сотрудничал с коллективом Василия Шумова "Центр" (см. его труд "Сентиментальное бешенство рок-н-ролла" с приложением в mp3), а также с Александром Ф. Скляром ("Ва-Банкъ") - в частности, за ним числятся песня "Голубой Эльдорадо", авторство ряда текстов для альбома "Нижняя Тундра" и соучастие в работе над альбомом "Ведьмы и стервы".

Эксперимент Головина с Бутусовым стал поворотным пунктом для обоих: для Головина - новой аудиторией (старая аудитория Бутусова + часть старой аудитории "КИНО" + аудитория радиостанций, слушающая, "что дают"); для Бутусова - окончательным разрывом с "целью спиритуального поиска", о попытках которого можно косвенно судить по его работам до канонического "Наутилуса" ("Невидимка"), в рамках "Наутилуса" ("К Элоизе", "Зверь") и после "Наутилуса".

Было бы преувеличением сказать, что нынешний вектор творчества В.Б. целиком определился в этом поворотном пункте, - но многое из того, что было до "Звездного падла" исключением (например, обращение к эллинской "семьпланетной" символике в "Венере"), после "Звездного падла" стало правилом.

Первым шагом к "Падлу" стала пластинка Бутусова - Каспаряна "Незаконнорожденный", задуманная как саундтрек к несуществующему фильму (жанр, надо сказать, не новый и опробованный еще Курехиным) под названием "Аль-химик доктор Фауст. Пернатый змей". Идея альбома принадлежит питерскому художнику Сергею де Рокамболю (см. его проекты "Атриуматика" и "Геопартитура"). Сам альбом представляет собой стандартную кухонно-кукольную рок-оперу, разыгрываемую "альтер-эгами": "на протяжении долгого времени в первой его части занято большое количество персонажей-архетипов (про которых в линейном временном разворачивании выясняется, что все они суть - доктор Иван Фауст АльХимик)" - в уже знакомом нам ироническом духе концептуалистов и "митьковства".

Тема проживания абсурда (та самая, которая сделала Хармса детским писателем) будет пронесена Бутусовым через альбом "Овалы" и донесена до "Элизобарры-торр" ("Кошка-чашка...", "Триллипут"). Наряду с ней в "Овалах" легко выделяются мотивы однонаправленного пути ("Скважина"), цели ("Берег") и спутника-лоцмана (последовательное "take-me-away" в "Звездочке", "Звезде поэта", "Венере"). В "Береге", однако, уже звенит первый звонок будущего поворота на 90 градусов:

Берег встретит героя, // Берег встретит врага
Нас всегда было двое, // А теперь только я.

- то есть, как во множестве оккультных учений (начиная с оригенизма), "жизнь-борьба" понимается как столкновение между "альтер-эгами", цель борьбы - как правильное отношение к самому себе, "духовная реализация" - как восстановление единого "эго".

{Справка. Вопреки распространенному мнению, широко известная благодаря фильму "Брат-2" песня "Гибралтар - Лабрадор" не принадлежит перу Бутусова и написана на стихи Александра Гуницкого. Сложно предположить, что она в каком-либо смысле кого-нибудь "разбудила"; но нам встречались слушатели, которым она послужила благим сновидением - из тех, что, по определению Лествичника, возвещают муку и суд, не приводя в отчаяние. Конец справки.}

Электронный альбом "Элизобарра-Торр" был - и не без оснований - воспринят критиками как "гимн интеллектуального воина" - с полагающимися по жанру мотивами вызова ("Десять шагов") и одиночества, финальным столкновением с врагами ("Я с детства усвоил, что смерть, как и жизнь, не напрасна..."), а также по крайней мере с двумя молитвами в уже упомянутом ключе "забери меня" ("Кошка, чашка..." и "Запасные сны"). Пожалуй, диагноз Елизаветы Потемкиной - "ни к чему не обязывающая игра словами" - применим к "Элизобарре" менее, чем к любой другой работе Бутусова.

Но другой диагноз - "серьезная этика, поставленная на несерьезную онтологию", - можно ставить по "Элизобарре" невооруженным глазом. "Моя звезда" ("Моя звезда звучит в ночи, // Её огонь во мне пылает, // Но свет ее не озаряет, // Лучи звезды меня не греют, // Она ведет меня на крайний север") слово в слово повторяет "гиперборейские" спекуляции Джемаля:"В триумфе реального огня темный жар торжествует над холодным светом" ("Весна"); "Идущий на север не боится ночи, // Потому что в небе севера отсутствует свет" ("Север"). В "Запасных снах" воспроизводится мотив "химической свадьбы" ("Станешь молодым // Мужем и женой") как обхода и соединения "уровней мироздания" ("Вверх и вниз - // От любви к войне, // Вниз и вверх // - От войны к любви // Уплывай"). Само слово "ЭЛИЗОБАРРА", по признанию Бутусова, представляет собой "часть заклинания, употребляемого при расчистке местности вокруг и внутри себя от проявлений уродства и сущностей низшего плана" (надо полагать, что-то вроде "Да воскреснет...", только с каким-то непонятным воскресшим в главной роли).

"Звездный падл" состоялся в конце 2001 года; на одном из самых посещаемых неофициальных сайтов "Наутилуса" - naufan.by.ru - можно ознакомиться с текстами песен. Тремя сквозными темами альбома стали: "генитальные мозги" (это такое состояние, когда второй помысел заменяет интеллект), куклы (манекены, автоматизм) и бегство в экзотические страны (т.е. в уже упомянутую выше "Сона-Нил"); "все это довольно скучно" - бросил вслед "падлам" идеолог "Наутилуса" Илья Кормильцев. Три цитаты:

Мама научи как мне быть вампиром
Я хочу владеть потусторонним миром
("Мама, научи...")

Кони - Йото любит врагов
Потому что они бессильны
("Кони-Йото - старый шаман")

Слушай утопленник, слушай:
Спускайся все глубже и глубже ("Утопленник")

Критики связывают оформление "Ю-Питера" в постоянный проект с необходимостью играть "Падл" концертно, и они, как бывает, правы. Вскоре после "Падла" выходит сингл "Ударная любовь" (разные источники датируют его или 2001 или 2002 годом). Текст и тема одноименной песни ("Ударная любовь // Стучит по проводам [...] Барьерная любовь // Прокладывает путь"; ср. у Джемаля: "Любовь - это экстатическая агрессия") откровенно перекликаются с давним хитом "Сплина" "Любовь идет по проводам" - с одним, но явным отличием: персональность, которая, хотя и в извращенном виде, сохраняется за объектом "любви" в наивном гедонизме Васильева, целиком отсутствует у нового Бутусова, в точном согласии с параграфом "Ориентации": "Неумолимая игра любовного соития есть не что иное, как оживление трупа".

Последние точки над "i" расставляет вышедший в 2003 году "Имя рек". Из текстов совершенно исчезает тема смерти, а также - применительно к действующим лицам, но не к действующим стихиям - темы вызова, конфликта, преодоления. В первой же песне альбома - "Сердце камня" - рисуется картина механического мира, созданного демиургом:

Заводные птицы в клетках // Больше не поют,
Механические рыбки // Спрятались в пруду.

(ср. также с мифом о Данае: "Золотые слитки света // Падают на облака [...] Пробивают чьи-то стрелы // Тени мрачных лет" - уже однажды использованном в "уральском" роке в качестве мифа об освобождении). Большая часть песен приобретает дуально-циклическую композицию: "Я покидаю Землю - мне пора на небо // В объятья бесподобных золотых <> Я покидаю небо - мне пора на Землю, // К началам бесконечным и простым" ("Я покидаю землю"); "Колесницегонитель спит, колесница стоит <> Колесницегонитель мчит, колесница летит" ("Колесницегонитель"). Важными мотивами становятся слышание потустороннего ("Каждую ночь, когда падает снег, [...] В меня проникает таинственный свет [...] Я зажигаю чудесные свечи, // Я слышу чьи-то волшебные речи" в "Могилах младших сестер") и обретение спрятанного ("Дай мне тайн твоих узнать..."). Тема свадьбы ("Чудеса небесны") получает свое завершение в "Ереме":

Не набрёл небесной манны,
возвращался днём туманным,
(А к нему, расправив крылья,
открывая двери рая,)

Дома ждёт его родная, (Вылетает дорогая,)
Золотая, молодая,
Несравненная (Драгоценная), желанная жена:

"Ты моя, я твой навеки, (Я твоя, ты мой навеки,)
Ты мой свет, и ты мне светишь,
Мы одни на всей планете (Я и ты за всё в ответе)".

Короче, "мужское + женское => божественное", и наоборот: "божественное => мужское + женское" (в каком количестве смыслов, считайте сами). Вывод, немыслимый для христианина, но вполне ожидаемый от человека - по его собственному признанию - "не религиозного, а верующего".

* * *

Мы перечислили почти всех героев фестиваля "Рок к небу". За кадром остался только Юрий Шевчук, о религиозных идеалах которого можно сказать либо очень мало (крестился в 1995 году после смерти жены, верит в доброе и светлое, а также в подлинную реальность), либо очень много - если всерьез углубляться в нарисованный Юрием виртуальный мир.

Вопрос: к какому небу взывает тот рок-н-ролл, о котором так долго говорили большевики? - вполне можно считать риторическим.

Жизнь на Марсе, смерть на Юпитере,
На Луне есть лунные кратеры,
А Гагарина зря обидели -
Принесли похоронку матери.

За звезду полжизни,
За Луну - свободу.

Сергей Бобунец. Звезды-3000.


Литература для внеклассного чтения:

Серафим Платинский (Роуз). "Человек против Бога"

Credits:

П.М. приносит благодарность порталу www.archive.org, взявшего на себя нелегкую пинкертоновскую ношу conservare omnia.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования