Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА": Евреи устали и ушли из своей Чечни. Израиль отдает землю, за которую воевал 38 лет


И недели не прошло, как со спорных территорий ушли войска, а туда опять вбежала Израиль отдает землю, за которую воевал 38 лет. Наш обозреватель Галина Сапожникова увидела в этом чисто русскую драму...

"Как же израильтяне похожи на россиян!" - изумились мы в двух  предыдущих публикациях ("КП" от 27 и  28 сентября с. г.). Те же  теракты, те же компромиссы и те же исторические параллели.  Означает ли это, что финал  пьесы с названием "Чужие земли" предопределен?

"Обнести бы Чечню бетонной стеной, как в Израиле, и не было бы никаких проблем!" - мечтают время от времени вслух наши граждане. А стена-то здесь вовсе и не бетонная! Она - абсолютно прозрачная, эта сенсорная стена, состоящая из сплошной электроники! Возводили ее чисто из практических соображений, опасаясь того, что палестинцы будут совершать постоянные набеги на израильскую территорию. А получилось наоборот: и недели не прошло, как войска покинули поселение Са-Нур, а туда с израильской стороны опять вбежали "оранжевые" противники плана размежевания. Армии Израиля пришлось вернуться на спорные территории Западного берега реки Иордан.

"Если кто-то думает, что можно начать все снова, он ошибается", - сухо прокомментировал случившееся премьер-министр Израиля Ариэль Шарон. Но исторический опыт показывает, что все-таки можно...

Колбаса в обмен на гордость

Как славно жили в крепости  русские художники! Творили, устраивали выставки, ходили друг к другу на чаи и вареники, а когда у акварелистки Милы Зильбер обнаружился рак, без слов выставили на аукцион картины, собрали деньги, и Мила рак победила!

Да, ехать в Са-Нур его жителям приходилось мимо палестинских деревень, но пока не началась последняя интифада, с соседями-палестинцами жили мирно. Ровно до того дня, пока однажды утром не обнаружили на дороге сожженный автомобиль, а в нем труп одного своего вчерашнего гостя...

А дальше начался ад: поездки за молоком в сопровождении армейских бэтээров, осадное положение, свист летящих в машину камней и вечно влажные руки на руле оттого, что никогда не знаешь, доберешься ты сегодня до армейского блокпоста или нет. И вот итог в виде спешного выселения "на материк".

Крепость-то осталась,  вместе с бесчисленными пулями, которые, застревая в стенах, превращались в красивые каменные цветы. А вот деревни русских художников, в которую, вдохновленные путеводителями, в былые времена сотнями ехали туристы, больше нет. Вместо домиков - отглаженные танковыми гусеницами полянки, вместо творческого наследия -  остатки творения Юлии Сегал, которое из-за больших размеров не удалось вывезти: торс человека, стоящего на коленях, из шеи которого растет дерево. Символично: сейчас этот человек лежит...

Но кому и зачем нужно было это геройство - подвергать себя ежедневному риску?

- Мы оставались там из сионистских соображений, - недолго думая, ответили мне художники, которые вывезли в эмиграцию вместе с чемоданами воспоминания о комсомольских путевках.

Дело тут  не в сионизме, а в элементарной человеческой выгоде. Снять мастерскую в Иерусалиме стоило, например, 350 долларов, а здесь - 35. Так же, как Советский Союз, который посылал комсомольцев-добровольцев на национальные окраины, обещая неплохие подъемные и квартиры без очереди, так и Израиль  предложил людям хитрую систему экономических льгот. Дешевые кредиты на жилье и налоговые поблажки стали для поселенцев своего рода "наркотиком", от которого было трудно отказаться, даже если первоначально они и селились там по чисто идеологическим причинам. Для носителей синих ленточек (тех израильтян, которые поддерживают уход Израиля с территорий. - Авт.) этот щекотливый аргумент стал сейчас главным в споре. "Подумаешь! - возмущаются они. - Мы тоже растили своих детей под постоянным обстрелом ливанцев или сирийцев - и ничего! Нам-то за это никто не платил!"

Разве это не напоминает упреки, которые в начале 90-х слышали  русские жители национальных окраин Советского Союза? "Нечего было ехать за дешевой колбасой и конфетами!" - злорадно кричали братья по крови в лицо тем, кто искренне считал себя миссионерами.

В Израиле сейчас повторяют почти эти же самые слова, лишь заменив колбасу на ценности XXI века.

Национальность - диссидент

- Сколько было русскоязычных среди тех, кого выселили со спорных территорий? - поинтересовалась я у местных журналистов.

- 122 семьи, - ответили мне.

Я удивилась: а шуму-то! По некоторым данным, из всех  сегодняшних израильских "оранжеволенточных" наших - 70 процентов! Но почему?


 

Жителю Са-Нура, фотохудожнику Владимиру Брейтману, пришлось познакомиться с затвором не только камеры, но и автомата...

Жителю Са-Нура, фотохудожнику Владимиру Брейтману, пришлось познакомиться с затвором не только камеры, но и автомата...

- Люди из бывшего СССР просчитывают сразу, что будет дальше, - объяснил мне в интервью вице-спикер кнессета, известный в прошлом советский диссидент Юлий Эдельштейн. - Уход израильской армии ничего не даст. Во-первых, у палестинцев совсем другое понимание демократии: ударим раз - получим Газу, ударим второй - возьмем Самарию и Иудею. Во-вторых, в Палестине по-прежнему все будет разворовываться, среднестатистическая палестинская семья не сможет понять, почему ей плохо живется, и тамошнему правительству придется дать ответ. А каким будет ответ - мы уже знаем: виноват внешний враг. Почему нет хлеба? Потому что есть американский империализм или израильская военщина... И в-третьих: развал СССР показал нам, что будет дальше: когда начинаются реформы,  колесо уже не остановишь.

Замените Палестину на Чечню, и тот же самый текст можно запросто публиковать в любой московской газете...

Диссидентство у наших, похоже, в крови. Юлий Эдельштейн, например, прожил в секторе Газа все последнее лето, чтобы, как депутат кнессета, знать, чем пахнет тамошний воздух. А вот другой бывший диссидент, Зеэв (Владимир) Гейзель, вполне успешный математик, за вечную привычку сопротивляться даже отсидел целых 3 дня в израильской тюрьме!

Что он сделал? По версии полиции, "использовал дороги не по назначению". Перед ликвидацией поселений вблизи Газы собирались бесконечные митинги. Перекрывать дороги было нельзя, Зеэв и его сторонники это знали. Но ведь ходить по пешеходным переходам никто не запрещал! Представьте себе картину: 100 человек беспрерывно туда-сюда переходят дорогу перед колонной военных автомобилей...

Но почему территориальный распад своей нынешней родины наши бывшие соотечественники переживают гораздо болезненнее, чем коллапс родины прошлой?

Во-первых, потому, что  имеют опыт и знают не понаслышке, что это такое: проснуться однажды утром в другой стране. Во-вторых: "Нация - это не только нобелевские лауреаты, хотя и приятно чувствовать себя родственником Эйнштейна. Честь нации определяется другим", - горячо объяснил мне Зеэв Гейзель, завершая пассаж щемяще знакомой фразой: "Родиной не торгуют!" Советскую школу не вытравишь ни солнцем, ни зарплатой...

Именно по этой причине многие наши граждане, приезжая в Израиль, чувствуют себя дома: с более чем миллионной частью жителей этой страны мы до сих пор не только говорим на одном языке - мы одинаково мыслим.

Хоть похоже на Россию - только все же не Россия...

Израиль - своего рода модель СССР, только осовремененная. Нет ведь такой национальности - израильтянин, как не было и другой - советский человек. Там и здесь под крышу одного гражданства собирались дети разных народов, объединенные общей идеей - строительства коммунизма или создания еврейского государства. Осознание того, что в обоих случаях идея провалилась, и притягивает сейчас наши глаза к телеэкранам. Ну не получилось построить единонародное государство ни у нас, ни у них!

Что нас еще объединяет? И мы, и они в рамках одной страны худо-бедно строим отношения с исламом.  Вот что говорили мне жители одного кибуца Хая и Одэд Даган, которые уход Израиля с палестинских территорий поддерживают: "Мы должны дать палестинцам полную свободу, позволить провести выборы, демократизироваться и стать государством с собственным правительством, и если уж воевать, то армии с армией, а не террористам с простыми людьми". Разве не то же самое повторяют сторонники безусловного и немедленного предоставления независимости Чечне?

И в Израиле, и в России живут около 20 процентов вполне лояльного мусульманского населения с теми же гражданскими правами, что и у титульной нации. Отличие состоит в том, что Россию окружает коктейль из других национальностей, языков и вероисповеданий, а вокруг Израиля - точно такое же арабское население, что и внутри страны, только вместо израильских паспортов у них автоматы. "Моя страна воюет с моим народом!" - вот что говорит себе каждый день, медленно сходя с ума, среднестатистический израильский араб. Разве не так же думают московские чеченцы? В обоих случаях спасением от перспективы вечной войны стал компромисс, который и там, и здесь в силу особенностей мусульманского менталитета был воспринят мятежной стороной как победа, лишнее доказательство того, что террор - это действенный метод борьбы. 

Что у нас еще общего? Анклавы и спорные территории. У нас - Калининград и еще несколько незаживающих ранок, которые время от времени разные горячие головы пытаются  расковырять: то Карелию обратно запросят, то Курилы, то от "мертвого осла уши". У Израиля таких анклавчиков, в которых, по некоторым оценкам, живут примерно 200 тысяч человек, великое множество.

Значит ли это, что распад СССР спровоцировал колебание почвы на Ближнем Востоке? Или, наоборот, добровольный уход Израиля с оккупированных территорий станет той точкой, с которой может начаться всеобщий всемирный передел?

Миллионы людей нашей перекроенной и перештопанной планеты думают сейчас именно об этом. 

Вместо послесловия

Что, как вы думаете, будет на месте оставленных Израилем земель?

"Пустыня", - ответят девяносто процентов израильтян. "Лагеря террористов", - скажут остальные десять. "Вы вон однажды ушли ненадолго из своей Чечне, и что получилось? Рассадник терроризма!"

Ваша правда...

Палестинцам этот же вопрос я задать, увы, не смогла по той простой причине, что целый сонм израильских чиновников настоятельно рекомендовал мне туда не ездить. Я видела Палестину из окна автомобиля: жалкие хижины, похожие на сараи, и людей, которые воровали мотки никому не нужной колючей проволоки. Я смотрела и пыталась представить, как на месте этих мусорных свалок вырастут обещанные Саудовской Аравией сверкающие небоскребы. Честно говоря, фантазировать на эту тему не получалось... Проще было мысленно пририсовывать минареты к оставленным израильтянами синагогам и цеплять на голые стены арабскую вязь.

...А палестинцы сделали ход, который не мог предсказать никто, и синагоги сожгли.

Перед чужим Богом все-таки грешить не так стыдно, как перед своим...


 

Вы думаете, это мечеть? А вот и нет: синагога!

Вы думаете, это мечеть? А вот и нет: синагога!

Са-Нур - это британская крепость рядом с крохотной каменной синагогой с вызывающе торчащим вверх минаретом, на котором теперь красуется наспех намалеванная ярко-оранжевая звезда Давида. То ли иудеи из старой мечети когда-то сделали синагогу, то ли мусульмане к синагоге пристроили минарет, кто теперь разберет? 27 художников из бывшего СССР превратили тюремные камеры в выставочные залы. Са-Нур так и называли: деревня русских художников, которые автоматически превратились из евреев в русских, как только пересекли израильскую границу.  Политика их не очень интересовала,  они легко и радостно увековечивали Палестину в своих пейзажах - ведь, чтобы  увидеть ее, достаточно было просто выглянуть в окно...

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Когда я следила за душераздирающими телерепортажами из сектора Газа, над которыми в дни выселения евреев рыдало российское ТВ, ловила себя на мысли: если не знать подоплеки, то талантливыми репортерскими стараниями создавалась вполне отчетливая картина великой драмы.

Вот какой представала эта картина: непредсказуемые, мутные, агрессивные палестинцы принудили добрый трудолюбивый еврейский народ уйти из своих домов, с земли своих предков.

Как им это удалось и куда смотрело мировое сообщество, допустившее переселенческий беспредел, оставалось загадкой...

Наверное, если бы судьба не занесла меня недавно на палестинскую землю, я бы только и делала, что истово жалела еврейских переселенцев и отчаянно ненавидела их темнолицых мусульманских гонителей. Но я, увы, видела отчаявшуюся Палестину и ее жителей, которых умело взращенное Америкой сильное и молодое государство Израиль несколько десятков лет назад выселило с их родных земель. По закону сильного. Да, правда, что евреям плохо теперь уходить с обжитых мест, их очень жаль, но это не вся правда. Правда в том, что уходят они потому, что в свое время вселились в чужой дом.


 

Евреи приходят и уходят, а Палестина остается (вид из покинутой крепости).

Евреи приходят и уходят, а Палестина остается (вид из покинутой крепости).

Я помню разуверившихся в надежде хоть когда-нибудь вернуться на свои земли палестинцев. После благополучных и очень приятных израильтян, с которыми я с удовольствием беседовала накануне на умные темы, жителям Палестины, с которыми довелось общаться, хотелось не про общечеловеческие ценности рассказывать, а милостыню подать. Среди них, кстати, немало бывших наших соотечественниц, вышедших замуж за палестинцев, которые даже не могут проведать своих родных в России. Просто потому, что самолеты летают из Израиля, а палестинцев на них не берут. "У меня одна мечта в жизни, - говорила мне бывшая москвичка Светлана. - Я маму хочу увидеть и ее внучку ей показать. Старенькая она, боюсь, меня и не дождется".

Я помню, какое жуткое впечатление произвели на меня руины резиденции главы Палестины. Израильская армия мочила в ней Арафата (он в этой разбомбленной резиденции и похоронен), и хотя в Палестине теперь другой лидер - Аббас, руины так и стоят, изрешеченные пулями. Жуткое зрелище, особенно после воспоминания об ухоженной, уютной резиденции президента Израиля Моше Кацава.

Я не знаю, когда придут мир и благоденствие на эту землю, где тоже страдали от боли и слез. Может быть, не скоро. Но если не отдать палестинцам их родные земли, то мир сюда точно не придет никогда.

Виктория ГОЛИКОВА

Фото автора и из архивов Армии обороны Израиля.
Галина САПОЖНИКОВА

"Комсомольская правда"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования