Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

БИ-БИ-СИ: Мистический ислам в Пакистане


Мавзолей великого суфийского учителя Абдуллы Шаха Гази словно магнит притягивает верующих. Мистическая форма ислама, представленная здесь личностями суфийских "cвятых-уали" (это понятие не совсем равнозначно христианскому  "святому" и может быть переведено как приближенный к Господу - примечание "Портала-Credo.Ru"), столетиями культивируется в Пакистане, несмотря на жесткую оппозицию со стороны религиозных консерваторов и властей.

После захода солнца, каждый четверг сотни жителей Карачи - деловой  столицы Пакистана, преимущественно рабочих и ремесленников - устремляются к мавзолею великого мистика VIII века Шах Гази, расположенного на горе, подножье которой окаймлено шикарным торговым кварталом Клифтон и фешенебельным жилым районом Дефанс.

Прямо на лужайке перед мавзолеем собираются электрики, медники, строители, бродяги, трансвеститы, проститутки. Вот в центре одной кучки собравшихся мужчины соревнуются в поднятии тяжестей. Другие танцуют под бубны, в которые бьют служки из мавзолея. Ритуальные песнопения "гавати" раздаются из окон пристройки к святыне, и толпа пытается им подпевать.

Святые ночи

Люди, в абсолютном большинстве своем мужчины, собравшиеся на лужайке перед мавзолеем, принадлежат абсолютно ко всем народам и религиозным группам, существующим в стране, котрых смешал этот мегаполис.

Прямо на земле спит множество бездомных, вокруг остатки пищи, горящие костры, стереопроигрыватели, некоторые курят анашу, другие - очевидно под героиновым кайфом, кто-то потягивает местное пиво. Все это создает колоритную картину полиэтнической вечеринки, продолжающейся до утра.

Хотя четверг - это время для традиционной молитвы суфиев, создается явное впечатление, что большинство собравшихся очень далеки от религии. Музыка, танцы, наркотические вещества, запрещенные ортодоксальным исламом, - явление обычное в обиходе прихожан мавзолея, как и во многих других подобных святынях Пакистана.
Суфизм во все времена позиционировал себя как альтернатива официозному исламу и тем привлекал множество сторонников.

Массовая притягательность суфийских шейхов объясняется, в первую очередь, тем, что они в своих практиках использовали доисламские верования, бытовавшие в этих регионах, и таким образом могли выступать как отразители народных интересов. Массовое обращение к святым, наподобие Шах Гази, продолжается и в последние 200 лет, несмотря на давление сторонников "пуританского ислама" и властей. Начиная с последних лет века 19 в Пакистане зародилось такое течение, призывающее очистить ислам от элементов, инфильтрованных в него через суфизм.

Изгои

Хотя во времена Британской колониальной империи многие суфии были как бы проводниками между администрацией Короны и ее подданными, многие суфийские шейхи-отшельники воспринимались англичанами как потенциальная угроза и преступные элементы.

И хотя древние суфии почитались как воплощение духовности, шейхи нового времени часто  рассматривались как мошенники и обманщики. Так, суфий XIX века Мева Шах, чья могила также находится в Карачи, был осужден британцами и приговорен к изгнанию. Но, как гласит легенда, когда корабль с шейхом на борту плыл в водах Аравийского моря, Мева Шах сотворил молитву, из глубин вынырнула большая рыба и на ее спине шейх уплыл обратно в Карачи.

В постколониальном Пакистане по отношению к суфийским святыням проводилась политика, которую иначе как шизофренической не назовешь. Подчинив суфийские обители министерству по делам вакуфов (религиозных имуществ), пытаясь тем самым ослабить духовное влияние суфийских лидеров, этот департамент возник еще во времена первого президента Аюб Хана, причем к его созданию был причастен и Джавад Икбал, сын духовного вдохновителя всех мусульман Индостана, философа и поэта Мухаммада Икбала. В первые годы своей деятельности этот госорган сосредоточился на том, что публиковал памфлеты против суфиев. Однако значимость религиозного ведомства  значительно выросла при псевдосоциалистическом правительстве Бхутто, далее при исламистской диктатуре Зияя-уль-Хакка, и продолжает оставаться таковой при нынешнем "умеренно-просвященном" режиме Мушаррафа.

Но даже в это время политические деятели и государственные чиновники пытались заигрывать с суфиями, каким-то образом легитимизировать их общины, посещая молитвенные и иные собрания, фотографируясь с шейхами.

И хотя деньги, полученные от верующих в в виде традиционных мусульманских налогов закят и саадака, распределялись исключительно через министерство вакфов, что-то перепадало и кухням, работающим при суфийских обителях, где два раза в день кормили бездомных, а также работали с беспризорными детьми, героиновыми наркоманами и другими обитателями социального дна, как мужчинами, так и женщинами.

И воинствующему исламу этим делам не помешать.

Асим Бутт

БИ-БИ-СИ, 11 августа 2005 г.

(с) Перевод "Портала-Сredo.Ru"

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования