Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ: Мюнстерский лев


На 9 октября нынешнего года Ватикан назначил беатификацию кардинала Клеменса Августа графа фон Галена, одного из церковных деятелей, смело выступавших против нацистов. В католической церкви беатификация – это первый этап причисления к лику святых, для которого необходимо признание "героических добродетелей" кандидата и хотя бы одно чудо, совершенное по его молитвам. Решение о беатификации было принято еще во время понтификата Иоанна Павла II, но претворено в жизнь оно будет уже при "немецком папе", что придает этому событию особую важность. Напомним, что юный Йозеф Ратцингер был семинаристом в годы, когда фон Гален прославился на всю католическую Германию свои противостоянием нацизму. Безусловно, будущий папа не мог не слышать о его деятельности.

Кардинал фон Гален никогда не принадлежал к числу сторонников социализма, либерализма или пацифизма. Он был немецким консерватором и националистом, выходцем из аристократического рода; ему вряд ли импонировали вольные нравы Веймарской республики. Известно, что после окончания войны он выступал в защиту прав немцев, оказавшихся в плену у союзников. Не был фон Гален и сторонником поражения собственной страны в войне, будучи солидарен в этом с абсолютным большинством участников заговора 20 июля 1944 года.

Но в историю фон Гален вошел как человек, который категорически не принимал тоталитарный фашистский режим, противоречивший его религиозным убеждениям. Причем его неприятие режима не ограничивалось внутренним протестом: священнослужитель не скрывал своей принципиальной антифашистской позиции.

Клеменс фон Гален был епископом города Мюнстер (сан кардинала он получил уже после войны, за месяц до смерти) – и немецкие католики за смелость прозвали его Мюнстерским львом. Его деятельность в годы нацизма может стать ответом тем, кто утверждает, что в тоталитарном обществе человек не может противостоять злу из-за полной безнадежности такой борьбы. Что диссидентство является чуть ли не бессмысленной тратой сил, поскольку все равно не способно предотвратить совершение преступлений, если преступным является само государство.

Да, фон Гален (как и вся католическая церковь) не мог остановить репрессии против евреев, которые начались с первых дней существования нацистского режима. Но он публично выступил с резкой критикой расовой политики гитлеризма, побудив верующих отказаться от соблазна присоединиться к большинству, которое в те годы не видело ничего особенно плохого в дискриминации евреев в различных областях общественной жизни. О печах Освенцима тогда еще не было и речи, так что люди могли успокаивать себя тем, что речь не идет о жизни и смерти, а антисемитизм можно ограничить некими рамками, ввести в более или менее "умеренное" русло. Фон Гален уже в начале существования режима недвусмысленно дал понять, что католичество и расизм — вещи несоединимые. Неслучайно префект Конгрегации Святого Престола по канонизации кардинал Хосе Сараива Мартинш назвал фон Галена "пророком и надеждой немецкого народа в темные времена фашизма".

Да, епископ не мог помешать распространению нацистской идеологии – отравы, которая навязывалась миллионам немцев. Но он уже в 1934 году (вскоре после рукоположения в епископский сан) открыто осудил языческую проповедь главного идеолога Третьего рейха Альфреда Розенберга. К тому времени Розенберг был рейхсляйтером НСДАП (что-то вроде секретаря ЦК), то есть одним из самых влиятельных людей в окружении Гитлера. Выступление фон Галена дало многим католикам уверенность в том, что экспансии воинствующего неоязычества можно противостоять.

Еще более известен протест фон Галена против преступной нацистской программы принудительной эвтаназии – уничтожению десятков тысяч людей, которые были признаны "неполноценными", а посему "лишними ртами" в условиях начавшейся войны. Гитлер издал по этому поводу секретный приказ – режим, несмотря на всю свою преступность, не мог без ущерба для собственного престижа открыто объявить об этом злодеянии. Епископ, получив информацию об убийствах, демонстративно обратился в органы юстиции с требованием провести расследование. Он, разумеется, не надеялся, что нацистские юристы привлекут к ответственности Гитлера или хотя бы исполнителей его приказа. Своим обращением фон Гален давал понять, что зловещая тайна раскрыта. Более того, после заявления в прокуратуру 63-летний епископ публично осудил насильственную эвтаназию в одной из проповедей – таким образом, он показал, что готов апеллировать к общественному мнению. Аналогичную позицию занял и один из видных деятелей протестантской церкви – епископ Вурм. После этого Гитлер отдал приказ приостановить действие своего приказа – многие жизни были спасены.

Смелость в фон Галене сочеталась с талантом проповедника и полемиста. Рассказывают такую историю: однажды в своей проповеди мюнстерский епископ резко осудил деятельность гитлерюгенда. Один из слушателей – видимо, нацистский провокатор – развязно выкрикнул: "У самого детей нет, а воспитанием занимается". Фон Гален сразу же парировал: "Я не потерплю в церкви нападок на Адольфа Гитлера", который, как известно, был бездетен. Провокатор был посрамлен.

Почему же фон Гален, несмотря на свой демонстративный антифашизм, остался жив? Погиб же в Дахау католический священник Бернард Лихтенбург, который в том же 1941 году распространил письмо с протестом против преднамеренного уничтожения фашистами душевнобольных. Представляется, что в условиях войны нацисты не решились арестовать иерарха католической церкви, к которой принадлежали многие генералы и офицеры, а также и простые солдаты немецкой армии. Одно дело — бросить в лагерь простого священника, совсем другое – епископа и графа, имя которого было хорошо известно в стране. Кроме того, режим опасался и волнений внутри Германии, учитывая высокий авторитет "мюнстерского льва" среди прихожан его епархии. Впрочем, есть все основания полагать, что в случае успешного окончания войны нацисты вернулись бы к планам насильственной эвтаназии и вряд ли оставили бы на свободе ненавистного им священнослужителя. Кроме того, известно, что некоторые лидеры нацистов хотели расправиться с фон Галеном еще до конца войны.

Клеменс фон Гален был одним из тех людей, которые дали возможность Альберту Эйнштейну написать в 1940 году: "Только церковь целиком и полностью противопоставила себя кампании Гитлера, которая хотела заглушить правду… Я никогда не проявлял большого интереса к церкви, а теперь я испытываю по отношению к ней большую любовь и восхищение, так как лишь она имела мужество упорно защищать интеллектуальную и моральную свободу".

Алексей Макаркин,
заместитель генерального директора
Центра политических технологий
Ежедевный журнал, 25 июля 2005 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования