Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

БЛОГ ПРОТОИЕРЕЯ СЕРГИЯ КОНДАКОВА: Афонское эхо. Знаменитые ижевские отцы, составившие оппозиционную группу в РПЦЗ(А), выступили с активной поддержкой имяславия


ПРОТ. СЕРГИЙ КОНДАКОВ: Всё громче в последнее время звучит эхо афонских споров столетней давности об Имени Божием. Самые разные представители официального и неофициального Православия высказываются по этому поводу. Достаточно указать на двух видных исследователей имяславского вопроса: сверхофициального митр. Илариона (Алфеева) и совсем неофициального еп. Григория (Лурье).

Надо честно признать, что нельзя понять трагедию Русской Церкви ХХ столетия без знания о той смуте, связанной с имяславскими спорами. Эти споры возникли в начале ХХ века после издания книги схимонаха Илариона «На горах Кавказа». Автор – многолетний подвижник – раскрыл в своём труде аскетический опыт многих поколений делателей молитвы Иисусовой. В этой книге не было ничего революционного, но лишь утверждалась та истина, которая давно известна Церкви Христовой, что в Имени Богочеловека Иисуса Христа присутствует сила и энергия Божия. Св. прав. Иоанн Кронштадтский учил: «Имя Господа — есть Сам Господь... Имя Бога Всемогущего — Сам Бог, Дух Вездесущий и Препростой».

Святой первоверховный апостол Павел пишет: «Никто не назовёт Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор.12:3).

Тем не менее, некоторые монахи-святогорцы, воспитанники духовных учебных заведений Российской Церкви, восприняли эту идею крайне отрицательно. Афонские споры перекинулись в Россию. В 1913 году Российский Святейший Правительствующий Синод осудил имяславие, как ересь. Сторонники этого учения были объявлены имябожниками. В свою очередь имяславцы называли своих оппонентов имяборцами. Лидером имяславия на Святой Горе стал иеросхимонах Антоний (Булатович).

Иеросхимонах Антоний (Булатович) (1870-1919) - гусар, боевой офицер, был награждён Орденом почётного легиона за спасение французского миссионера во время боксёрского восстания в Китае. Выдающийся учёный-путешественник, исследователь Эфиопии. По благословению св. прав. Иоанна Кронштадтского принял монашество и удалился на Св. Гору Афон. Подвергался преследованиям, как имяславец. В годы I Мiровой войны военный священник, неоднократно поднимал в атаку воинов, за личное мужество был награждён наперсным крестом на георгиевской ленте. В 1916 году попал в плен к австрийцам, но сумел бежать. В 1919 году был убит бандитами, защищая незнакомую женщину.

Под руководством еп. Никона (Рождественского) на Афон высадился вооружённый десант, учинивший настоящий погром. Многие монахи были избиты и ранены солдатами, сотни святогорцев насильственно вывезены со Святой Горы, брошены в тюрьмы и ссылки, лишены священного сана, права носить монашескую одежду. Конец этим репрессиям положило вмешательство святого Государя Императора Николая Александровича, недвусмысленно выступившего в защиту гонимых имяславцев.

На Поместном Соборе 1917-1918 годов Российской Православной Церкви должен был быть решён имяславский вопрос, но помешала большевицкая революция. Нельзя не заметить, что активным противником имяславцев был приснопамятный владыка Антоний (Храповицкий), будущий первоиерарх Русской Зарубежной Церкви. Среди святых противников имяславия мы можем найти св. патриарха Тихона, сщмч. Владимiра (Богоявленского), свт. Серафима (Соболева) и других.

В то же время нельзя не признать, что среди защитников имяславия было не меньшее число святых Православной Церкви. Прежде всего надо назвать св. Царя-Мученика Николая Александровича, св. Царицу-Мученицу Александру Феодоровну, св. прмц. Вел. кн. Елизавету Феодоровну, прп. Варсонофия Оптинского, св. прав. Иоанна Кронштадтского, свт. Макария Московского, прп. Кукшу Одесского, архиеп. Феофана Полтавского, мч. Михаила Новосёлова и многих других новомучеников и исповедников российских.

Немало выдающихся деятелей российской науки и культуры присоединились к защитникам имяславия. Достаточно вспомнить великого русского философа Лосева и выдающегося математика Егорова.

Дмитрий Фёдорович Егоров (1869-1931) — выдающийся учёный-математик, почётный член АН СССР, президент Московского математического общества с 1923 по 1930 гг., староста одного из московских храмов, человек энциклопедической образованности. Был активным сторонником имяславия. В последние годы земной жизни подвергался гонениям со стороны советской власти за религиозные убеждения. В 1930 году арестован. В заключении вёл себя мужественно. В 1931 году скончался в больнице после голодовки в тюрьме.

Смотря на такое разделение среди святых по вопросу имяславия, мы должны смиренно сказать, что подобные смущения не раз бывали в истории Православной Церкви, и нам подобает подходить к вопросам церковной истории с той же мудростью, что и святые наши предшественники. Вспомним деяния Пятого Вселенского Собора, провозгласившего среди святых отцов и учителей Церкви Александрийского архиепископа Феофила. Да, да, того самого Феофила, организатора травли и гонений на свт. Иоанна Златоустого.

Нет, Церковь не согласилась с этим страшным злодеянием, но лишь признала, что было и иное в жизни владыки Феофила, светлое, доброе, и он, несмотря на свою страшную ошибку, всё же сумел с помощью Божией сделать очень многое для святого Православия. Более того, Церковь поставила вместе, рядом свт. Иоанна и свт. Феофила Александрийского. Он был почитаемым святым в давние времена, как на Западе, так и на Востоке.

Ещё и ещё раз напомним себе, что св. Церковь, прославляя угодника Божия за его христианские подвиги, в то же время не канонизирует его грехи и ошибки. Вот и мы с вами ныне должны отделять доброе от злого, не умаляя в то же время святых, совершивших великие деяния во славу Церкви Христовой.

Очевидно, что Святейший Правительствующий Синод в 1913 году совершил страшную и, возможно, роковую ошибку. Дух папизма и апостасии проник и в этот институт Российской Империи. Это стало особенно ясно во дни февраля 1917 года, когда Святейший Синод стал на сторону революции и благословил гонителей и мучителей св. Царской Семьи. Для большинства народа мнение Синода было важнее, чем мнение Госдумы или Совета народных депутатов, но, увы, архиереи страха ради иудейска пошли в едином строю с разрушителями исторической России. Слава Богу, многие из них впоследствии покаялись и стали новомучениками российскими, но это не даёт нам право забывать горькие уроки истории. А ведь, дерзну сказать, корабль российский мог поплыть совсем в другую сторону, если бы вняли словам св. Царя-Мученика Николая. В своей записке обер-прокурору Саблеру, официально представленной Синоду, Государь говорил:

«В этот праздник праздников, когда сердца верующих стремятся любовью к Богу и ближним, душа моя скорбит об афонских иноках, у которых отнята радость приобщения святых Тайн и утешение пребывания в храме. Забудем распрю. Не нам судить о величайшей святыне — Имени Божием, и тем навлекать гнев Господень на Родину.

Суд следует отменить и всех иноков по примеру митр. Флавиана разместить по монастырям и возвратить им монашеский сан и разрешить священнослужение».

К сожалению, иерархи тогда лишь отчасти выполнили волю святого Государя и гнев Господень, как пророчески предупреждал святой Император и многие имяславцы, пал на Россию.

ПРОТ. МИХАИЛ КАРПЕЕВ: Свщмч. Феодор (Поздеевский), свт. Феофан (Быстров), св. праведный Иоанн Кронштадтский, преп. Варсонофий Оптинский, новомученик Михаил Новосёлов, священник Павел Флоренский, учёный математик Егоров Дмитрий Фёдорович, русский философ Владимир Францевич Эрн – вот далеко неполный список людей, не считавших, что имяславие является какой-то ересью.

Уже эти имена говорят о том, что вопрос имяславия заставляет задуматься над тем, а действительно ли так всё однозначно с осуждением русских афонских монахов в 1913 году? Позволительно ли имяславие называть ересью, а его сторонников подвергать осуждению?

Размышляя над этим, приходишь к выводу, что рассуждения об Имени Божием могут находиться в компетенции людей, просвещённых православной богословской наукой. Это уровень учителей и отцов Церкви, таких как Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Григорий Палама, Симеон Новый Богослов и других им подобных.

На первый взгляд страшно даже углубляться в эту тему. Не потому ли члены Святейшего Синода в 1913 году, а потом и ответственные члены Поместного Собора Российской Церкви 1917-18 гг., отнеслись к вопросу имяславия поспешно и сухо, не потрудившись как следует выяснить, что на этот счёт говорит Предание Православной Церкви в лице её учителей и богословов?

Новомученик Михаил Новосёлов так отозвался об этом: «Исключительный по своей значительности и таинственности вопрос о страшном и святейшем Имени Божием был тогда разрешен Свят. Синодом с изумительным легкомыслием по отношению к непостижимому Имени Божию и жестоковыйностью относительно афонских иноков».

И далее про Собор 1917-18 гг.: «...Как же Собор, заседавший не один месяц и занимавшийся иногда самыми второстепенными вопросами, не нашел времени посвятить свои силы вопросу, выходившему, по его же мнению, за пределы компетенции Синода? Вернее, Собор, в подавляющем большинстве своих членов, был так далек от существа вопроса, так мало заинтересован в нем, что просто "сдал его в комиссию", чтобы спихнуть со своих плеч эту все же неприятную мелочь, из-за которой кто-то ссорится и безпокоит членов Собора своими заявлениями и обращениями. Ибо, конечно, если бы члены Собора разумели хоть сколько-нибудь внутреннюю значительность афонского спора, они не отнеслись бы к нему с таким постылым равнодушием, которое является величайшим testimonium paupertatis (свидетельство о бедности; перен. - признание слабости, несостоятельности в чем-либо) Собора: и если Свят. Синод обнаружил в свое время не соответствующие серьезности дела спешность и легкомыслие, то Собор погрешил непозволительной медлительностью, вытекающей из недомыслия. Кратко сказать, и Св. Синод, и Всероссийский Церк. Собор оказались не на высоте вопроса, который выдвинут был Промыслом Божиим на Святой горе Афонской».

В такой критике святой новомученик Михаил Новосёлов был не одинок.

Очевидно, что мы после этого говорить о ереси имяславия не можем. Наоборот, следует подойти с разумной критикой к тем, кто занял такую крайнюю позицию, обвиняя имяславцев в ереси.

Принимая во внимание скудость духовного разума, отсутствие способности разрешать спорные вопросы в духе любви и незнание многими православными как церковной истории, так и порой элементарных познаний в православной догматике, о чём свидетельствуют, например, некоторые архиерейские послания к церковным праздникам, можно сказать, что браться за решение такого серьёзного вопроса в наши дни крайне затруднительно.

Для начала желающим вступить в дискуссию об имяславии, необходимо прочесть труды его сторонников и противников.

ПРОТ. АЛЕКСАНДР МАЛЫХ: Читая о том погроме, который устроил Святейший Синод с русским Афоном, создаётся впечатление, что у синодалов помрачился разум. А если прочесть ещё синодальное послание 1913 года по поводу почитания Имени Божия, то впечатление это ещё более укрепляется. Сложнейший богословский вопрос, тесно связанный с учением святых отцов об иконопочитании и о Божественных энергиях, решается Синодом без обращения к этому святоотеческому наследию.

Картина оскудения веры и благочестия дополняется яркими красками, рисующими состояние высшей церковной власти. Для полноты её необходимо здесь упомянуть, что в 1913 году вышло третье издание двухтомной «Настольной книги священнослужителя». В разделе «Расколы, ереси, секты и проч.» книги помещена следующая статья об исихастах:

«Так называлось в Греции в XIV веке монашествующее сословие мистиков, которые отличались самою странною мечтательностию. Они почитали пупок средоточием душевных сил и, следовательно, центром созерцания и думали, что положив подбородок на грудь и безпрепятственно смотря на пуп, можно видеть райский свет и наслаждаться лицезрением небожителей. Это представлялось необходимым условием восприятия несозданного света. От внутреннего спокойствия (исихия) приверженцы этого учения и получили своё название. Они преимущественно жили на Афонской горе. На Константинопольском соборе 1341 г. исихасты, покровительствуемые императором Андроником Палеологом Младшим и ревностно защищаемые Григорием Паламою, впоследствии архиепископом Фессалоникийским, одержали верх в прении о существе этого света с Варлаамом, Калабрийским монахом. Вздорное мнение исихастов об условиях восприятия несозданного света само собой предано было забвению» (Т. 2. С. 1622).

Так мог написать сам Варлаам Калабрийский за исключением слов о несозданном свете!

Но в том-то и беда, что это вышло уже в третьем издании авторитетнейшего пособия для священнослужителей с одобрения Святейшего Синода. После этого неудивительно, что Синод не смог успокоить волнующихся афонитов, просветив их ум спокойным святоотеческим подходом к этому вопросу, а фактически встав на уровень фанатиков, не желающих слушать никаких убеждений. Тактика кулака и клички «Сам дурак», известная из нашей истории, возобладала. Но если раньше она вызывала только смех, то в данном случае привела к величайшей трагедии нашей родины и Церкви.

Для нас же теперь урок из этой трагедии заключается на мой взгляд в том, чтобы не спешить с категоричностью выводов, не спешить проклинать как тех, кто не может сказать, что Имя Божие — это Бог, так и тех, кто это утверждает. Это вопрос сложный, требующий для своего правильного разрешения хорошего знания святоотеческого наследия нашей Церкви. Он должен побудить в нас интерес к чтению творений святых отцов и к более ответственному отношению как к нашему личному благочестию, так и к общецерковной жизни.

БЛОГ ПРОТОИЕРЕЯ СЕРГИЯ КОНДАКОВ, 9 августа 2016 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования