Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА": Агафья Лыкова: «Я не знаю, сохранились ли где-нибудь еще в этом мире христиане». Таежной отшельнице направили гостинцы весом в 200 килограммов


Два с половиной часа лета, в основном по ущелью. С двух сторон – горы, внизу речка Абакан. И вот посадка, на брюхо: шасси вертолета полностью ушли в глубокий снег.

«К вамъ большоя и великое прошение. Нужна помощь с дровами, по хозяйству с огородомъ, сено косить, А я совсем, и годы больши, здоровя совсемъ плохо, болею круженнимъ. Силъ никакихъ ни стало. Дровъ дома нетъ, надо каждый день дрова таскать, и на такой работе псалъмы на ходу читать. Полностью задыхаюсь, и в морозы самое ето что до конца простыть, и ноги ознобишъ, и руки…», - после этого письма, что недавно пришло с заимки Лыковых, работники заповедника «Хакасский», врачи и спасатели решили навестить отшельницу. С собой привезли аж 200 килограммов груза: еду, лекарства, сено для коз, семена овощей, ведь буквально через месяц пора сеять рассаду.

«Без молока мне плохо»

На входной двери избушки - записка с предупреждением на старославянском языке: «Без моего разрешения никому не входить и чтобы здесь переписи никакой ниделать». Но это - для непрошенных гостей.

Внутри, вопреки ожиданиям, очень мало старинных и самодельных вещей. Весь быт давным-давно уже обустроен по-современному, утварь - эмалированные ведра, кастрюли, даже мясорубка есть, а на улице висит термометр.

Агафью осматривает врач. Качает головой: здоровье отшельницы стало действительно слабым. Но в тайге, без оборудования и анализов, трудно ставить диагнозы.

«В больницу надо», - предлагают отшельнице уже в который раз, но та лишь машет рукой: «куда я отсюда».

- Зима выдалась теплой, - Агафья охотно общается, разрешает себя фотографировать, при этом ни разу за все время не взглянула в фотообъектив. Пожаловалась:

- Козы зимой не дают молока, а без молока мне плохо.

- Молока достанем, - пообещали отшельнице. – Вертолетом к вам кемеровчане собираются, они наморозят, и привезут.  

В виртуальном мире

Удивительно.

Агафья Лыкова никогда не видела компьютера. Конечно, не имеет представления, что такое Интернет.

При этом… давно живет в виртуальном пространстве, а в последнее время, после того, как в сети появилось «большоя и великое прошение…», стала героиней обсуждений и споров:

- Так я не понимаю, Агафья отшельница или нет? Потому как если она хочет гордо зваться отшельницей, то пусть одна и сидит в своем лесу, без людей.

- Хватит тратить деньги налогоплательщиков! Переселите бабушку поближе к людям, и весь сказ, а не хочет, значит, это ее проблемы! А то смотрите, не уживчивая, характер сложный, значит, не припекло еще, было бы плохо, не выживала бы помощников.

- У меня двойственное отношение: с одной стороны, отказать ей — значит обречь на гибель. С другой — они все сами ушли от людей, «от мира» еще до войны. Страна воевала, выживала, защищала и защитила всех, в том числе и Лыковых. Они же в то время «спасались». И что теперь? Теперь без людей она точно погибнет, но людьми она же гнушается — и то ей нельзя, и это. Насчет помощи: я думаю, что надо объявить сбор средств на вертолет и прочее. Кто хочет — поможет, я бы тоже помогла.

- Староверов ведь много в России, вот и Агафью к ним поближе бы. Вера одна, да и Агафье веселей и легче будет жизнь доживать среди единоверцев.

- Агафья не поедет к людям. Она родилась и прожила в лесу одна. Сама себе хозяйка «Медной горы». Куда она от природы.

- Я человек не заинтересованный, по национальности казах, но хотелось бы сказать, почему идет помощь все-таки от большинства людей, и моральной, и материальной, почему до сей поры не могут понять на Западе загадочную русскую душу? Это я говорю от чистого сердца, без ерничания. Почему мои деды воевали бок о бок со славянами на полях сражений и знали: всегда помогут, выручат, не подведут. Потому что это подтверждалось кровью и потом! Злобные выпады будут, без них никуда, но это, слава Богу, такая маленькая часть Великого народа!

- Мы и сейчас и поможем, и выручим, если что. Братский привет от славян!

- Не стоило вторгаться в жизненный уклад староверов. Они приняли решение уединиться, надо было соблюсти их интересы. Цивилизация принесла им эпидемии, против которых в их организме не было антител. Результат плачевный, семья вымерла, осталась одна Агафья, не приспособленная к новым условиям жизни. В их мир люди вторглись беспардонно и нагло, а издания неплохо подзаработали на истории семьи отшельников. Человек, долгое время прожив в одиночестве, никогда не уживется с другими людьми. А помогать надо. Да и просьбы у ней пустяковые: семена, да и так по мелочи…

- Гастарбайтеров можно ей выделить из Москвы. Пусть подметают снежок вокруг избы, а она научит их дрова колоть и людьми сделает.

- У нас множество отдаленных, заброшенных деревень на два-три жилых дома, где живут такие же брошенные старики. Эти старики всю жизнь проработали на государство и не их вина, что сплошь и рядом некогда цветущие деревни умирают, а в них остаются только те, кому некуда и не к кому уезжать. И не просят они никого и ни о чем, потому что знают — бесполезно. Почему никто об этих стариках не думает? А тут сидит старуха и не просит, требует.

- Да поймите же, нельзя Агафье из ее родных таежных мест уезжать. Она и ее семья, сбежавшая от гонений на Церковь в непроходимую тайгу в 20-е годы, по сути, храм там воздвигли, намоленный их ежечасными молитвами.

«Она – дитя»

- Сколько я ее знаю – она всегда жалуется на свою жизнь, - говорит получивший письмо Владимир Павловский. - Может быть, это ей в какой-то мере помогает: разжалобит немножко – и помощи больше. Когда-то Агафье поставили «буек» МЧС, на тот случай, когда совсем невмоготу станет – нажмешь кнопку, прилетит вертолет. Но она стала им злоупотреблять – сильно часто нажимала, а когда прилетал вертолет… «Сено у козы кончилось» или что-то в этом роде. И надо к этому относиться нормально. Она – дитя. И ни в коем случае не стоит стремиться сделать ей зло, ей нужно только помогать. Меня тронули в ее письме подробности, что она уже и печку не топит, и еды у нее – чуть ли ни впроголодь живет. Хотя, крупы, соли, сахара у нее в достатке.  Ну, а сейчас, действительно уже, видимо, «припекло». Думаю, нужно все-таки искать помощника. Пока она на ногах, стоить краткосрочные планы - помочь ей прожить там зиму и подготовиться к следующей зимовке: заготовить дров, накосить сена, посадить огород, потом помочь выкопать картошку. Правда, кто это потянет? Мне звонил один журналист, просил отправить его туда на год. Я знаю его, он хороший человек, но я не уверен, что он продержится там и полмесяца. Я протянул бы там максимум месяц, и это еще учитывая хорошие отношения с Агафьей Карповной. Но на больший срок я бы не строил планы. Нужно представлять, в каких условиях придется там жить. Помыться? Бани нет. Мыться можно только в речке или снегом утираться. Или как Ерофей – из тазика окатываться. Сходить в туалет? Туалета нет и не было никогда. И это надо четко представлять.

При этом нужно быть таежником – охотником, рыбаком, причем уметь не спиннингом рыбачить, не сетями, а так, как они - ставить загородки из прутьев, загонять в них рыбу. Я возил туда сети, Агафья, конечно, их брала, но не уверен, что она хоть раз ими воспользовалась. Но главное, у Агафьи свои порядки, она… властвует. Придется жить по ее уставу. Даже если к ней приедет староверец, она постарается его подчинить. То есть она будет «матушкой», а приехавший окажется в услужении. Если приедет человек другой веры – никаких особых отношений между ними не будет, только хозяйственные. По сути, ей нужен работник, который напилит дров, вскопает землю, накосит сена, наломает веток козам, натаскает воды, что-то подремонтирует в доме… Хозяйственный мужик нужен. Именно мужик, потому что женщина зиму там не выдержит. В любом случае, хотелось бы найти трезвомысляшего, здорового человека, непьющего, некурящего. Который сможет уважать законы, которые там установлены…

Скоро стемнеет, пора собираться обратно. Полет будет сложным, да и погода здесь зимой непредсказуема. Агафья молится нараспев, благословляя в путь. И хотя говорит напоследок…

- Я хочу здесь умереть. Куда мне идти? Я не знаю, сохранились ли где-нибудь еще в этом мире христиане. Скорее всего, много их не осталось.

…Она не кажется несчастным человеком.

Надежда Ильченко, Ирина Бутенко, Денис Мукимов,

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА", 30 января 2014 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования