Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Интеллигенция в ожидании «открытой» Церкви. Почему Патриарх Кирилл (Гундяев) не стал и не мог стать инициатором либеральных реформ в РПЦ МП


Среди оценок, высказываемых в адрес Патриарха Кирилла, рефреном проходит несоответствие деятельности нынешнего главы РПЦ тем повышенным ожиданиям, которые с ним связывали пять лет назад. В новом Патриархе видели чуть ли не либерала. Уж точно – реформатора, который сделает Церковь адекватной современности, наладит диалог с различными слоями общества и другими христианскими конфессиями. В итоге именно в первую пятилетку патриаршества Кирилла Церковь вступила в период наибольшей с 1991 года конфронтации с обществом.

На чем основывались ожидания по отношению к Патриарху Кириллу пять лет назад в среде либеральной интеллигенции и были ли они изначально оправданны?

В 90-х годах митрополит Кирилл (Гундяев) фигурировал в упоминаниях ультраправославных представителей клира РПЦ как «главный никодимовец» среди епископов Церкви. Действительно, Кирилл – выходец из ближайшего окружения митрополита Никодима (Ротова) и обязан ему своей быстрой карьерой в Церкви. Митрополит Никодим, возглавлявший в 1960–1972 годах Отдел внешних церковных сношений РПЦ (в 1989–2009 годах эту должность будет занимать митрополит Кирилл), был одним из наиболее активных экуменических деятелей РПЦ. Близко общавшийся с ним архиепископ Брюссельский РПЦ Василий (Кривошеин) вспоминал, что «увлечение митрополита Никодима католичеством было… почти патологическим». Именно с влиянием Никодима связывали разрешение Священного Синода от декабря 1969 года причащать католиков в православных храмах. Поскольку филокатолики и экуменисты в РПЦ обычно рассматриваются как модернисты и западники, Кирилла априори причисляли к этим кругам. У православных консерваторов это вызывало алармистские опасения о грядущем объединении с «инославными». В свою очередь, либералы связывали с активным – в противоположность обычным «молчальникам и молитвенникам» в рядах епископов РПЦ – митрополитом Кириллом свои ожидания наступления в России эры «открытого современного христианства».

Однако важным выглядит упоминание Василия (Кривошеина), что «к католицизму митрополита Никодима прежде всего привлекало имевшееся у него представление о нем как о могущественной, строго дисциплинированной единой Церкви». Возглавив РПЦ, последователь Никодима Патриарх Кирилл установил в ней более жесткие иерархические порядки. Новый типовой приходской устав РПЦ, принятый Священным Синодом в октябре 2009 года, делал «высшим руководящим органом управления приходом» местного епископа. «Новое положение устава предлагает диктатуру епископа, отвергает соборность церковных решений», – отмечал по этому поводу протоиерей Павел Адельгейм. В феврале 2013 года Священный Синод передал все реальные функции Поместного Собора – канонического высшего соборного органа РПЦ, включающего мирян и низшее духовенство, – Архиерейскому Собору, органу, состоящему из епископов. Наконец, в январе с.г. из уст главы Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского Патриархата протоиерея Всеволода Чаплина прозвучало такое заявление: «Даже отдельные высказывания Патриарха, наших иерархов… всегда соотносятся… с тем, как себя ощущает соборное тело Церкви».

Второй момент, который мог породить иллюзии интеллигенции относительно нового Патриарха, – это активное, с первого года своей деятельности, педалирование темы модернизации страны. Однако эта тема лишь повторяла политическую повестку дня на тот момент. Первое упоминание Патриархом Кириллом модернизации относится к ноябрю 2009 года – спустя два месяца после выхода программной статьи Дмитрия Медведева «Россия, вперед!», которая обозначила новые идейные ориентиры власти. Таким образом, очередной вираж государственной политики просто-напросто совпал с приходом нового главы РПЦ. В 2012 году, после нового поворота власти – к консерватизму, – Патриарх, так же решительно, как ранее ее поддерживал, осудил модернизацию, назвав ее попыткой ослабить Россию и подчинить «чуждым идеологическим центрам».

В какой-то степени новый Патриарх действительно оказался реформатором. Однако эти реформы никак не связаны с либерализацией или открытостью Церкви – так, как ее понимает либеральная общественность. Глава РПЦ проводит административные преобразования, направленные на укрепление корпоративной дисциплины, а во взаимоотношениях с окружающим Церковь миром прислушивается больше к властному истеблишменту, чем к интеллигенции. Собственно говоря, эта стратегия появилась не с интронизацией Кирилла, а подготавливалась еще его предшественниками. Нынешний Патриарх только укрепил тенденцию и добавил ей ускорения.     

***

СОЦОПРОС К пятилетию со дня интронизации Патриарха Кирилла Левада-Центр провел опрос россиян об их отношении к личности главы РПЦ. Социологическая служба сопоставила новые данные с показателями сентября 2012 года. Согласно выводам социологов, за этот период несколько уменьшилось число россиян, считающих главу РПЦ «умным» (с 50% до 42%) и «выдающимся» (с 21% до 14%). Одновременно чуть меньше стало тех, кто считает его «бескорыстным» (с 17% до 14%).

Число россиян, считающих, что «можно хорошо относиться к Русской Православной Церкви, но критиковать действия Патриарха», возросло с 56% до 62%, уверенных, что «все, кто критикует действия Патриарха, плохо относятся к Русской Православной Церкви» – с 20% до 21%. Рост и той и другой категории произошел за счет неопределившихся с ответом, число которых за два с половиной года уменьшилось с 24% до 18%.

По материалам официального сайта Левада-Центра

Владислам Мальцев,

"НГ-РЕЛИГИИ", 5 февраля 2014 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования