Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РУССКАЯ НЕДЕЛЯ": Размышления по поводу рекомендаций для священников по использованию социальных сетей. Документ носит характер дезинфекции и стерилизации


На заседании Священного Синода Американской Православной Церкви 6 октября в Сайоссете, штат Нью-Йорк, были приняты рекомендации для священников по по использованию социальных сетей. Это своего рода первый документ, который регламентирует общение священников на просторах мировой сети. Редакция журнала "Русская неделя" обратилась к нашим постоянным авторам с просьбой прокомментировать эти рекомендации.

Священник Филипп Парфенов:

Сама идея такого вот своеобразного "морального кодекса" священника, занимающегося миссией в интернете, заслуживает, бесспорно, внимания.
К большинству вышеизложенных рекомендаций я отнесся в основном нейтрально, учитывая еще и явную специфику жизни в Америке, о которой лично я имею довольно общие и смутные представления.

Но некоторые положения вызвали либо вопросы, либо однозначные недоумения.
Например, вот эта сформулирована так, что здесь мало что понятно:
О всяком материале на любом сайте, – будь тот связан с Церковью или нет – который можно заподозрить в причинении вреда ребенку, оставлении его в беде или эксплуатации, надлежит немедленно сообщить в местный Отдел попечения о детях и семье. Если материал размещен на ресурсе, связанном с Церковью, то информацию об этом следует занести в приходской журнал, а затем удалить материал с сайта после консультации с Отделом попечения и/или полицией.

Где критерии этих подозрений и какие конкретно основания могут быть для оценки вреда ребенку и удаления материала с сайта? Самые общие выражения на этот счет ничего не проясняют. О работе местных Отделов попечения о детях в США я не имею, впрочем, никакого представления, поэтому судить со стороны, что здесь может иметься в виду, довольно трудно. Далее, по некоторым другим рекомендациям.
Есть какое-то явное противоречие: с одной стороны, 

В виртуальном мире "друг" – это любое лицо, с которым вы можете общаться через данное электронное средство.
В физическом мире под словом "друг" подразумевается несравнимо большая степень доверительности, откровенности, тесноты взаимоотношений и ожидания от общения. Необходимо иметь в виду и соблюдать это различие,


и это не может быть оспорено. Отношения между виртуальными друзьями ни к чему в большинстве случаев не обязывают, и свобода в выборе друзей здесь предполагается автоматически.

С другой же стороны, по тексту ниже,

Когда заканчивается служение священника на приходе или в других местах, он должен удалить прихожан и подопечных из "друзей" или других списков контактов во всех формах электронной коммуникации.

А это еще почему?.. Причем слово "должен удалить" как будто не допускает никаких возражений. В чем здесь дело, какие проблемы? Текст не поясняет нисколько. Если, в случае включение священником кого-то в друзья выше было изложено, что Священники не должны посылать запросы на добавление в "друзья" своим прихожанам и другим лицам, на которых распространяется их пастырское служение. Вследствие неравенства положения для адресата такого запроса может быть затруднительным его отклонить, то если по обоюдному согласию это случилось, разве не сможет впоследствии огорчить кого-то удаление из числа таких друзей?

И еще непонятны мотивы следующей рекомендации: Священникам настоятельно рекомендуется не принимать запросы на добавление в "друзья" от лиц, с которыми они не были знакомы ранее. Число "друзей" в страницах социальных сетей нужно ограничивать только теми людьми, с кем вы раньше встречались лично... А если встречались только на просторах интернета, но завязывались интересные диалоги? Если и священнику, и тому его знакомому интересно дальнейшее взаимное общение, то на каком основании откланять такую дружбу, которая, с чем согласен текст документа с самого начала, еще не может быть приравнена к реальной живой дружбе, но которая в некоторых случаях может в нее перерасти?

В общем, текст местами противоречивый и нуждается в уточнениях и прояснениях.

Игумен Спиридон (Баландин)

Больше всего озадачило это: "Когда заканчивается служение священника на приходе или в других местах, он должен удалить прихожан и подопечных из "друзей" или других списков контактов во всех формах электронной коммуникации"

"Взрослые руководители молодежных сетевых групп, а также молодые люди, которые покинули группу по причине отъезда, отставки с поста, или невозможности больше избираться в администраторы по причине "выхода из возраста" участия в программе, должны немедленно быть лишены доступа к своим бывшим группам через страницы социальной сети, серверы рассылок и т. д."

Еле дочитал до конца эту технику безопасности в духе "кто знает, чего от этих сомнительных мирян ждать". Фиксировать все разговоры, чаты, переписку... Правильно - умертвить все канцелярией и официозом, чтоб отбить саму охоту общения через Сеть как с той, так и с другой стороны.

И заметьте - как тщательно городятся всевозможные границы. Документ носит характер дезинфекции и стерилизации. Скорее всего при разработке за основу была взята холодная и бездушная система корпоративной безопасности, созданная для предотвращения утечки конфиденциальной информации - там это оправдано, а здесь?

Сященник Филипп Парфенов

"РУССКАЯ НЕДЕЛЯ", 25 октября 2011 г.

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования