Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"РЕЛИГИЯ В УКРАИНЕ": Ценою в жизнь. Сообщения о преследованиях христиан за веру последнее время приходят постоянно и не вызывают интереса у читателей


Сообщения о преследованиях христиан за веру последнее время приходят постоянно. И это оказывается тот тип сообщений, которые "не вызывают интереса". Последнюю фразу надо понимать в медиа-контексте, где "интерес" измеряется флеймом. Я сама должна признаться, что подобные сообщения не вызывают желания нажать на "комментировать" и написать что-то едкое, или бойкое, или банальное. Хочется перейти к следующей новости, а про эту забыть. В общем, медиапотребитель – человек закаленный, и такие вещи забываются – и даже не замечаются – довольно легко. Каждый день приходят сообщения о невинных жертвах – то цунами, то теракта, то торговли органами, то наркозависимости, то СПИДа, то абортов. Ну, вот, есть еще и мученики за веру.

Выпадение мучеников из общего контекста очевидно, но притупленный постоянным пережевыванием кошмаров мозг медиа-потребителя этого не замечает. Не хочет замечать.

Психоаналитик сказал бы, что это у нас "вытеснено в подсознание" - мы не хотим об этом думать, потому что нам страшно. Вот и все. Даже странно, как многое в этой проблеме может порадовать психоаналитика – сколько здесь травм, подсознательных страхов и влияния альтер-эго.

Мученичество за веру лишает современного европейца привычного, хоть и хрупкого уюта, который он себе создал из социальных программ и либеральных взглядов. Абсолютная ценность человеческой жизни выглядит в этой перспективе довольно убедительно, а главное, успокаивающе. Героизм становится киносюжетом, чья прелесть в том, что это "понарошку". Героизм ушел в прошлое вместе с войнами и революциями, вслед за развенчанными идеями, поглотившими слишком много жертв. Так много, что слово "героизм" просто теряет смысл – какие герои на бойне? На определенной исторической дистанции героизм выглядит странно – следствие то ли заблуждения, то ли физиологических отклонений, ведь нам привычно при взгляде издалека вычитать из события собственно человека. Симптоматичным, например, стала публикация-исследование немецкого, если не ошибаюсь, журналиста, который после аварии на АЭС Фукусима пытался разобраться в мотивах ликвидаторов, идущих на весьма вероятную смерть. Что ими движет? Они ведь могут отказаться! Публикация содержала не столько восхищение человечески подвигом, сколько недоумение.

Что ж, если жизнь человека - действительно ценность, выше которой нет ничего, то мы на мели. Героизм становится глупостью. Мученичество – мракобесием. Даже жертвенная родительская любовь теряет всякий смысл, ведь дети – даже самые прекрасные – сокращают расстояние между нами и могилой скачкообразно.

Теперь принято ругать либералов на все корки – и за падение морали, и за извращенное понимание человека и его места в мире, и за потребительскую психологию, и за двойные стандарты, и еще много за что. Не без оснований, к сожалению. Даже странно вспомнить, как все хорошо начиналось! Помните – "я не согласен с вашим мнением, но отдам жизнь за то, чтобы вы могли его свободно высказывать"? Свобода слова была одной из первых и основных свобод, положенных в основу либеральной системы ценностей. Прошло, прошло! Во-первых, теперь никто не может свободно высказывать своего мнения, чтобы его при этом не потянули к суду или не подвергли какой-нибудь форме остракизма – вот как папу за высказывания об исламе. А во-вторых, нынешний либерал ни за что не станет отдавать свою жизнь. Просто ни за что – ни за идеалы, ни за права, ни за Родину, ни за Бога, ни за черта.

Что лишний раз говорит о том, что концепция приходит в упадок и вырождается. Либерализм, став господствующей идеологией, перепоручив себя бюрократической машине, занятой, как любая бюрократия, воспроизведением самой себя, быстро лишился живого содержания, стал "политической платформой", после чего быстро истерся от манипуляций и лжи. Фундаменталисты и политические оппоненты получают полное право кричать о "двойных стандартах" а в перерывах потирать руки в ожидании "смерти цивилизации", построенной на "недостойных ценностях". Сами ценности предпочитают при этом не называть – ведь ценности-то как раз вполне достойные, проблема в том, что они уже ничего не решают в бюрократической системе, на них возросшей и их похоронившей. Прямые апелляции к самим этим ценностям, к их сути неприятны и опасны для этой бюрократической машины. А мученичество как раз является такой апелляцией.

Подмена понятий и удвоение стандартов в любой бюрократической системе происходит по похожим сценариям. То, что попадает в поле внимания бюрократической машины, сначала предельно усложняется, потом вводятся меры повышенной осторожности, а потом проблема консервируется в виду "тонкости материи". Вот вам пример с преследованиями по религиозному принципу. С одной стороны, это откровенный вызов либеральной идеологии. С другой - межрелигиозные отношения оказываются как раз одной из "тонких материй", по которым просто, прямо и тем более резко высказываться нельзя ни в коем случае, чтобы, во-первых, не нарушить либеральных принципов и не обидеть оппонента, во-вторых, чтобы не спровоцировать конфликт. В результате, всем известно, что политика исламских стран в отношении собственного христианского населения никогда не отличалась мягкостью, но выступление Папы Римского, осудившего агрессивный ислам, вызвало у европейских либералов возмущение.

Или вот вам Турция. Вполне респектабельная страна. Даже, говорят, по-своему демократичная. И никто не напомнит о том, какими методами она боролась с "Константинополем в себе", о погромах греков-христиан – уже после всех мировых войн, в мирные пятидесятые, ради "Турции и турков". Что ж, подобные великие строительства требуется как следует сбрызнуть кровью. Но кто теперь вспомнит об этой "зачистке" территории от иноверцев и иноплеменцев? Турция – туристический рай (не в последнюю очередь, благодаря христианским святыням, находящимся на ее территории), кандидат в ЕС, причем ЕС в турецком вопросе сдерживает совсем не политика правительства в области религиозных свобод, а проблемы, связанные с нелегальной миграцией через территорию страны в страны Содружества.

Не надо потирать руки – дело-то совсем не в "бессовестности" европейцев, которые "выборочно" строят свою политику – кому "прощать шалости", а кому "не прощать". Дело в том, что они действительно не знают, что с этим делать. Они боятся касаться этих материй. Даже удивительно, какую громадную роль в извращении либерализма сыграл страх. Ведь именно под его влиянием либерализм из движения "за права", которому многим обязаны самые разные "другие" (начиная с женщин, заканчивая гуманитарной наукой) превратился в магическую практику, построенную на запрете произносить те или иные слова, называть своими именами те или иные проблемы. В свою полную противоположность – идеологию отчуждения, возведенного в принцип, имя которому "толерантность". Ведь толерантность – это, в общем, хорошо ухоженная форма брезгливости, нечто прямо противоположное единству и любви.

Но что интересно – современное христианское мученичество оказалось вызовом не только для новейшего либерализма, но и для официальной церкви. И что еще более интересно, по тем же почти причинам – бюрократизации, политизации и неизбежном в этих условиях удвоении морали. Чье-то мученичество, страдания, принятые за веру, несколько сбивают с ритма тех, кто привык рассуждать о собственной избранности, при этом не только ничем не жертвуя – совсем наоборот, пытаясь прибрать под себя как можно больше. И ничего не возразишь – государственного масштаба люди. Их слова тиражируют, их голоса разносятся моментально по половине мира. Какой контраст с мучениками, большинство из которых навсегда останется для нас безымянными! Тем не менее, они заставляют нас вспомнить, что избранничество в христианстве – это что-то совсем другое, не имеющее отношение к положению в иерархии, церковной или государственной.

Симптоматично, что патриарх Кирилл не обратился с пламенной речью к мусульманским лидерам, лидерам КНР и КНДР в поддержку своих единоверцев. Наоборот, он призвал Европу "не вмешиваться в дела арабских стран", чтобы "не спровоцировать конфликт" между мусульманами и христианами. В смысле, этого конфликта еще нет? Интересно, что думают об этом христиане Афганистана и Пакистана, Египта и Ирана? Как будто в насмешку, как раз в это время в Ватикане был представлен доклад о том, что ежегодно, в том числе в арабском мире, мученическую смерть принимает более сотни тысяч христиан. Дипломатия МП весьма запутана и круто замешана на самых неожиданных интересах. Я не могу понять, что заставляет лидера одной из крупнейших христианских церквей мира призывать "не вмешиваться", когда убивают его единоверцев. То есть могу, конечно, ведь это политика – всего лишь политика, которая, так или иначе, упирается в "интересы" совсем не связанные с жертвой Христа. Но мне не хочется даже гадать. Потому что вступиться за братьев во Христе, постараться помочь им или хотя бы поддержать тех, кто захочет и сможет им помочь – это было бы естественным желанием для каждого христианина.

А собственно, что еще он мог сделать? Ведь со многими из этих режимов, нетерпимых к христианству, у РФ вполне приличные "партнерские" отношения. Не говоря уже о том, что они вместе с РФ как бы "оппонируют Западу". Патриарх Московский, хочется в это верить, противник преследования христиан где бы то ни было – даже если они не принадлежат к церкви Московского патриархата. Но он ни за что не станет что-либо "провоцировать" и вообще говорить что-то политически безграмотное. Ведь он в некотором смысле – "лицо страны".

Даже странно, как "официальное христианство" иногда плотно смыкается с "официальным либерализмом" - та же старательность в соблюдении "политического интереса", та же склонность к подмене понятий, та же абсурдность в результате. Мне иногда кажется, что по обе стороны этой невидимой границы занимаются совершенно одинаковой словесной магией: одни твердят "толерантность", а другие - "народ-богоносец", у одних "права человека", у других – "традиционная мораль", у одних "свет демократии всем народам", у других "смерть западной цивилизации". Ни в одной из этих конструкций смысла особого нет – это мантры, которыми две бюрократии оправдывают собственное существование.

Или вот вам пример из области литературы. РПЦ призвала "пересмотреть" литературную классику "на предмет педофилии", а ранее одобрила "отцензурированную" версию пушкинской "Сказки о попе и работнике его Балде". Почти в то же время в США из школьных библиотек была изъята "Бойня №5" Воннегута – дабы не "травмировать психику" подростков, а в классических произведениях Марка Твена все (довольно многочисленные, насколько я помню) "негры" были заменены политкорректными "афроамериканцами". Цели у этих "чисток" - церковной и либеральной – возможно, разные, но общность методов заставляет задуматься о родственности тенденций.

Меня сбивает с толку сотрудничество и наших отечественных церквей с "моральным" (а по сути – цензурным) ведомством. Во-первых, они, таким образом, связываются и ассоциируются с одним из самых одиозных и несимпатичных государственных органов, придают дополнительную легитимность цензуре, да и просто ханжеству. А во-вторых, и это хуже, защите "общественной морали" церковь нередко приносит в жертву собственную миссию. Вот, например, на днях внесли предложение в ВР об очередных мерах по "защите морали" - теперь помимо всяких непотребств вроде "эротики" под запрет попадает демонстрация "умерших и тяжело раненых". Надо понимать, смерть и страдания – это аморально? Но главное – вместе со всем прочим попадают под запрет также позитивные примеры героизма и христианского мученичества, как совершенно очевидные примеры смерти и страданий. Сознанию, воспитанному (вернее, выхолощенному) подобной "заботой", эти понятия будут чужды – так же как они чужды вырожденному либеральному сознанию, убаюканному сказкой про "высшую ценность человеческой жизни". А как же, в таком случае, жертва Христа? Ведь Он страдал и умер. Об этом, выходит, тоже нельзя, дабы "не травмировать психику"? Ну и в Киево-Печерскую лавру ни в коем случае – потому как "демонстрация умерших".

Так почему же церкви участвуют в этом балагане? А потому, что официальный статус обязывает делать то, чего от тебя ждут, говорить то, что от тебя хотят услышать. Хочешь возвращения собственности и отвода земли? Хочешь эфирное время на государственных и олигарших телеканалах? Хочешь определенных решений на законодательном уровне? Благотворного сотрудничества с местной властью? Преподавания христианских дисциплин "от садика до вуза"? В общем, хочешь симфонии? Так займи место за пультом и пиликай, что написано! Не исключено, что патриарх Кирилл всем сердцем сочувствует жертвам религиозной нетерпимости. Но что он может сделать? Ведь он заложник своего статуса, исполняет свою партию в столь любезной его сердцу "симфонии".

Официоз и жертва – две вещи несовместные, достаточно вспомнить Христа перед синедрионом. Это, наверное, и есть самое неудобное в мученичестве для официальной церкви. Отдать жизнь – вот главный посыл мученичества за веру, как, впрочем, и "секулярного" героизма. Он адресован не только "либеральной морали", которая сделала божка из идеи "неприкосновенности человеческой жизни" и приносит ему жертвы, в том числе человеческие. Он адресован всем, для кого вера стала "традицией", политикой, церковным правилом и т.п. Каждому, кто рвет глотку за русмир или поместную церковь, проклинает либерализм и изгоняет из церкви девиц в джинсах, пространно рассуждает о высокой морали или праве кого угодна на что угодно. Многие ли из них готовы отдать жизнь за то, что исповедуют? Хоть за Христа, хоть за русмир, хоть за чье-то право высказывать свободно свое мнение?

Цена, которую кто-то платит за Истину, заставляет думать об Истине, на фоне которой паллиативы - "защита морали", место в диптихе, геополитические проекты - выглядят когда мелко, когда глупо, а когда и просто омерзительно. Ведь каждая самая малая жертва – это Жертва, каждая смерть заставляет вспомнить о Жизни, нет "благословенных народов", но только тот, кто идет во Имя Господне, нет "святых земель" и "священных кордонов" - только люди, готовые стоять за Истину до конца.

Екатерина Щеткина

"РЕЛИГИЯ В УКРАИНЕ", 23 октября 2011 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования