Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПЕТЕРБУРГСКИЙ ДНЕВНИК": Второе погребение грека Бенардаки. Освящение памятника известному петербургскому предпринимателю и меценату XIX в. состоялось в Александро-Невской лавре


Еще один памятник греку установили в Петербурге. После открытия в 2003 году монумента Иоаннису Каподистрии – министру иностранных дел в правительстве Александра I, – на этой неделе в Некрополе Александро-Невской лавры состоялось освящение памятника Димитрию Бенардаки – известному петербургскому предпринимателю и меценату ХIХ века. С его именем, а точнее, с его останками, связана одна прямо-таки мистическая история, случившаяся уже в советские времена…

В  1962 году, когда по приказу Хрущева началась новая волна сноса православных церквей, в Ленинграде взорвали изумительную по красоте гречес­кую церковь Дмитрия Солунского (там потом был построен киноконцертный зал "Октябрьский"). "Теперь так мало греков в Ленинграде, что мы сломали греческую церковь…" – писал потрясенный варварством поэт Иосиф Бродский. Бродский не знал, что после сноса храма в Ленинграде под остатками его основания рабочие сделали странную находку: обнаружили гранитную плиту, а под ней нишу с металлическим гробом. Внутри него был еще один, деревянный, в котором лежало хорошо сохранившееся мумифицированное тело богато одетого мужчины, а в свинцовой коробочке — биография покойного. Недолго думая, рабочие выбросили труп из гроба, и тело неизвестного несколько дней провалялось под холодным питерским дождем…

Немедленно оповестили, как это было принято в те времена, "органы", которые быстро установили, что "неизвестный труп" является телом греческого купца Димитрия Бенардаки, на деньги которого и была построена церковь. Мумию доставили в судебно-медицинский морг Ленинграда. Тут обнаружилась и еще одна странная деталь: оказалось, что у трупа нет сердца! Оно было вынуто до похорон, а грудь потом аккуратно зашита. Кто это сделал и зачем? Говорили, что Бенардаки завещал свое сердце Греции. А что стало с останками грека после завершения медицинских исследований? И вот теперь тайна раскрыта. Оказалось, что мумия Бенардаки чудом сохранилась, в декабре 2010 года произошла ее идентификация. А препарат сердца мецената обнаружили в музее кафедры судебной медицины Академии им. Мечникова. В сентябре нынешнего года останки перезахоронили…

Папа – турок, мама – грек…

Родился Димитрий Егорович Бенардакис (в России греческие фамилии изменяли, вместо именительного падежа – Бенардакис – употребляли звательный: Бенардаки) в 1802 году в Таганроге. В том самом провинциальном приморском городке, где появился на свет и Антон Павлович Чехов, автор, в частности, бессмертной фразы "В Греции все есть…", которую произносит персонаж из его пьесы "Свадьба".

Отец Бенардаки, греческий купец, приехал в Петербург из Венеции, принял российское подданство и быстро обрусел. Как шутили в те времена:

"Папа – турок, мама – грек,
Сам я – русский человек!".

Димитрий недолго послужил в гусарах, а потом вышел в отставку в чине поручика. У отца водились кое-какие капиталы, и поручик в отставке начал свой бизнес далеко не с нуля. Он выиграл торги в Петербурге по винным откупам, и через шесть лет молодому греку принадлежал весь доходнейший винодельческий промысел, что позволило ему несметно разбогатеть.

Свои капиталы Бенардаки вложил в сельское хозяйство и стал одним из самых успешных сельскохозяйственных производителей России. Слава об успехах помещика Бенардаки гремела по всей России. Говорят, что именно его потом вывел Гоголь во втором томе "Мертвых душ" под именем передового помещика Костанжогло.

Грек Бенардаки преуспел не только в сельском хозяйстве. Он основал ставший впоследствии легендой русской промышленности Сормовский завод. При Бенардаки на заводе – впервые в нашей стране – появились паровые машины, токарные станки, подъемный кран, а также первая в России мартеновская печь. Кроме того, он учредил в селе Макарьеве знаменитую торговую ярмарку с многомиллионным оборотом. Вдобавок ко всему оборотистый грек стал еще владельцем шестнадцати заводов в шести губерниях России, золотых приисков на берегах Енисея и Амура, речного пароходства на Волге и т. д. и т. п. Финансировал он и проекты государственной важности – такие как строительство заградительных сооружений Кронштадта, за что был награжден орденами Святого Владимира IV и III степеней.

Не забывал Бенардаки и о своей далекой родине – Элладе, много лет томившейся под турецким игом. На его деньги в Афинах были построены Национальный музей и Национальная библиотека. Покровительствовал он и русскому монастырю на Святой горе Афон. За эти заслуги греческое правительство удостоило своего щедрого земляка звания почетного гражданина Греции. Поэтому когда жившие в Петербурге греки решили построить там православную церковь, то решили обратиться именно к нему. Бенардаки немедленно согласился.

Храм во имя Святого великомученика Димитрия Солунского был заложен 25 мая 1861 года по проекту профессора архитектуры Р. Кузьмина. В 1866 году строительство было завершено. Иконы и утварь для церкви – одной из самых красивых в Петербурге – доставили из Греции. Богослужения совершались на греческом языке по традиции, сохранявшейся в древних православных храмах Эллады.

Димитрий Егорович не оставлял заботами Греческую церковь до своего последнего дня, и, когда он умер, высочайшим указом – в виде исключения и в знак признания особых заслуг – было разрешено похоронить его тело в склепе под алтарем храма.

Щедрый благотворитель

У Димитрия Егоровича, по воспоминаниям современников, были такие выразительные глаза, что от одного его взгляда дети мгновенно переставали плакать. Говорил он всегда и везде – и дома, и на работе, и в обществе – очень тихо. Но так отчетливо, что к нему внимательно прислушивались во многих дворцах в России и Греции. Еще бы! Ведь он был одним из богатейших людей тогдашней России…

По этой причине он водил дружбу со многими знаменитостями. Не только с купцами, сановниками и петербургскими греками, но и с Жуковским, Аксаковым, Гоголем, которому, судя по рассказам современников, охотно одалживал деньги, будучи горячим поклонником его таланта. "Слава Богу, – сказал в свое время Димитрий Егорович, – я имел честь быть знакомым с гос­подином Гоголем в период его несомненной для меня гениальности!"

За щедрую благотворительную деятельность император Александр II пожаловал Бенардаки звание потомственного российского дворянина. Одним из многочисленных фондов, основанных Бенардаки, было "Общество вспомоществования нуждающимся учащимся Второй Петербургской мужской гимназии". Общество вносило плату за обучение, снабжало учащихся обувью и учебниками.

Миллионер и благотворитель умер внезапно от сердечного приступа, когда был за границей в 1870 году в немецком городе Висбадене. Оттуда его набальзамированное тело привезли в Петербург специальным поездом. На Николаевском (ныне Московском) вокзале гроб с телом Димитрия Егоровича встречал сам император Александр II. Это был первый и последний случай в истории России, чтобы самодержец лично встречал гроб с телом человека, не принадлежавшего к императорской фамилии.

Егор Терпсихоров

"ПЕТЕРБУРГСКИЙ ДНЕВНИК", 22 сентября 2011 г.

Фото: v-murza.livejournal.com


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования