Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА": Священник из тверской глубинки не отдал иконы Венецианова ни Эрмитажу, ни бандитам


"И что ж Алексей Гаврилович так далеко забрался", - подумалось, когда мы на редакционной машине уже третий час колесили по бесчисленным деревням Удомельского района.

Посетить родину великого тверского живописца Венецианова решили в связи с памятной датой – 229 лет со дня рождения.

И вот теперь водитель и фотокор, изучая карту в поисках деревеньки Венецианово, неодобрительно поглядывают на меня, мол, найдут же некоторые тему для материала.

Когда-то давно я пять лет проучилась в Тверском художественном училище имени Венецианова. Изучала живопись его школы. Нам тогда говорили, что он был первым пролетарским живописцем – обучал высокому искусству рисования крепостных.

Знала, жил в Тверской области, но не знала, что так далеко!

Асфальт закончился. Дальше грунтовка: один снег да колея. Краснуха, Максиха, Микашино - полузаброшенные деревни с ветхими рушащимися домишками перетекали одна в другую. Казалось, мы едем по кругу.

На обочине голосует женщина. Останавливаемся: как не подвезти!

- Я с поезда из Удомли еду. Двадцать километров топать до родительского дома, а автобус отменили, - для Людмилы, женщины лет пятидесяти, мы стали настоящим спасением.

Слово за слово, разговорились. Деревенька ее по соседству с Венецианово, едет поклониться родным могилам. О художнике она, конечно, слышала, знает в рамках школьной программы. А вот подробнее о живописце может рассказать разве только батюшка местный.

Храм Спаса нерукотворного образа, открывшийся нам со взгорка на въезде в Венецианово, поразил новизной своих куполов, пластиковыми стеклопакетами в окнах. Разительный контраст с местными домишками и разрушенными церквями, что встречались нам по дороге.

Распрощались с Людмилой.

– Вон в том доме зеленом за церковью батюшка живет. Они с матушкой молодые, растят трех очаровательных дочурок, - указала наша попутчица.

Пока пробирались до дома священника по едва окрепшему насту, подумалось: в этой глуши, действительно, только Богу молиться да рисовать, философствовать в самый раз.

Дом священника обычный, обшитый деревянными досками, крашенный в зеленый цвет.

Злобно залаял кавказец. А заборчик ветхий. Если не привязан, разорвет.

Положение спас хозяин дома, подъехавший на "Тойоте"-праворульке: ездил в соседнюю деревню за продуктами.

- Сейчас никто о Венецианове здесь и не вспомнит. Зато в церкви есть его иконы. Там все без изменений с тех времен осталось, - удивил нас отец Игорь.

Ему на вид не больше тридцати пяти, в деревне с семьей живет более десяти лет. Натуральное хозяйство. Храм отремонтировал на спонсорские пожертвования (меценатов находит сам).

- Не отдал шедевры венециановские ни в Эрмитаж, ни бандитам, - говорит отец Игорь.

- А что, часто приезжают последние-то? - поинтересовались мы.

- Сейчас нет. Но на заре девяностых даже перестрелка была. Но это еще при прежнем батюшке было. А храм этот в 90-х годах 19 века построили. Церковь прежняя, которую Венецианов расписывал, сгнила совсем, так из нее в новый храм часть его икон перенесли. Сейчас матушка вам все покажет.

Отец Игорь кликнул матушку и пошёл в дом. Нас не пригласил, сославшись на занятость.

Матушка Любовь - женщина чуть за тридцать с удивительно светлым лицом и ясными голубыми глазами - несет связку огромных ключей. Ключами - ровесниками храма открывает тяжелые амбарные замки. И нашему взгляду предстает совершенно уникальное убранство. Все "родное": и старинные иконы на стенах, и старинный резной иконостас из кедра и липы, и богатые резные оклады и киоты икон.

- Его что, не закрывали в советское время? Это же старина! – Я, как искусствовед, знаю: таких храмов и в столице не сыщешь.

- Да. Бабушки ключи от церкви в колодце прятали. Деньги собирали всем миром да взятки давали тем, кто в очередной раз приезжал храм закрывать. Отстояли храм в первозданном виде, - рассказывает матушка.

Священник с женой храм хранят, поддерживают, восстанавливают. Недавно поменяли полы, стеклопакеты поставили, в двухтысячном фрески реставрировали.

- А у нас после этой реставрации чудеса стали происходить. Лики ангельские от прежней росписи сквозь новую проступили, - матушка показывает на потолок, где видны изображения лиц и нимбов.- Да иконы Венецианова вдруг светлеть начали.

Иконы – три огромных холста с житиями святых. Не иконы, а больше картины.

- Когда пару лет назад телевизионщики приезжали, все черно было, а сейчас все сюжеты четко видны, даже подписи к сюжетам проявились, - рассказывает матушка.

В церкви холоднее, чем на улице. Почему? Камень в морозы остывает, не топлено. Вот иконы в первозданном виде и сохраняются. Выходим на улицу погреться.

- А прихожане кто? - интересуемся.

- А нет никого, - удивляет нас жена священника. - Храм открываем по большим праздникам. Тогда сюда из Удомли, из Москвы приезжают.

Вместе с матушкой идем на могилу художника. Она здесь неподалеку, на старом деревенском кладбище. Хороший каменный памятник с барельефом, ограда. Кругом снег. Летом сюда на экскурсии привозят школьников из Удомли, но сейчас все заметено снегом.

- А до Сафонково, где имение Венецианова было, вам по такому снегу не добраться, - сетует матушка. - Там и деревни-то давно нет. Один фундамент от дома остался. Здесь неподалеку он и погиб - поехал в гости к другу, лошади понесли, разбился. Как его похоронили, дочери в столицу переехали. Они же пришлые оттуда были.

- А не страшно вам с таким сокровищем-храмом в такой глухомани жить? Ведь, если приедут сюда какие бандиты, охотники за ценностями, вас и защитить некому?

- Бог хранит, - по-христиански отвечает матушка Любовь. - Благое дело делаем.

На обратном пути меня стали терзать сомнения: а стоит ли такие сокровища в храме, удаленном от цивилизации, хранить? Может, им в Эрмитаже место? Сколько людей посмотрело бы. Но потом решила: нет, этот храм, этот заснеженный, оторванный от больших дорог мир и есть память о нашем земляке, русском художнике Алексее Гавриловиче Венецианове.

Досье "КП"

Венецианов Алексей Гаврилович (1780 – 1847 гг.) Мастер бытового жанра, портретист, пейзажист.

Родился в Москве в семье небогатого купца. В 1807 году Венецианов переселился в Петербург, поступил на службу. Одновременно серьезно занялся живописью: брал уроки у известных питерских художников, копировал картины в Эрмитаже. В 1818 году оставил службу и стал подолгу жить в тверском имении Сафонкове, воплощая в живописи свои новые художественные представления.

Ученики мастера - в большинстве случаев крепостные крестьяне - жили и учились у него бесплатно. Школа попеременно функционировала в Сафонкове и в Петербурге, получая некоторую поддержку Общества поощрения художников. Попытки получить место преподавателя в Академии художеств или в Московском училище живописи и ваяния окончились неудачей. Погиб Венецианов из-за несчастного случая в дороге: опрокинувшиеся на крутом повороте сани нанесли ему смертельный удар.

Где посмотреть картины Венецианова:

В Тверской областной картинной галерее весь февраль проходит выставка в рамках традиционных "Венециановских дней". Правда, здесь всего две картины художника: "Пастушок с дудкой" и "Портрет Петра Милюкова". Остальные полотна в запасниках Третьяковки и Эрмитажа. Режим работы: с 11 до 18 часов. Выходные: понедельник, вторник.

Татьяна РУМЯНЦЕВА

18 февраля 2009 г.

Фото "КП"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования