Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"THE INDEPENDENT": Битва за Православную Церковь в Великобритании. Cражение ведется за сам дух православия


Восемь лет назад Олег Дерипаска принял участие в судьбе разрушающейся православной церкви в Манчестере. Была ли его щедрость началом поддержанного Кремлем крестового похода за возведение духовных форпостов России на Западе? Об этом специальный репортаж Пола Вэллели.

Скромный пропорциональный интерьер, как и подобает церкви, построенной сэром Кристофером Реном. В дубовых панелях и арочных окнах из простого стекла чувствуется строгость эпохи Августа. Цилиндрический сводчатый потолок расписан в англиканском стиле, в серовато-зеленых тонах с осторожными вкраплениями кремового и золотого.

Однако над алтарем висит нечто огромное и экзотическое. Это чрезвычайно массивная византийская икона в форме черного, как уголь, креста. На кресте располагается гигантская распятая фигура, по рукам и ногам которой течет яркая красная кровь. Икона обрамляется по краям ярким сияющим золотом, очевидно предназначенным символизировать победу света над тьмой.

Ниже располагается еще нечто, чуждое эстетике здания. Фигура в золотом облачении и в золотой митре машет над алтарем двумя связками зажженных свечей. Вокруг нее стоят полдюжины священников, диаконов и причетников в полинявших красных шелковых ризах и стихарях.

Церковь св. апостола Андрея в Холборне, первое воскресенье месяца. Приход, состоящий из сотни человек, составляют беженцы. Некоторые стали ими уже во второй раз в своей жизни. За более, чем шестьдесят лет, в Великобритании выросла маленькая, но яркая ветвь Русской Православной Церкви. Ее составили пожилые эмигранты и их потомки, бежавшие со своей родины в коммунистическую эпоху и жившие долгое время в Финляндии, Швейцарии, Италии и Франции, наряду с новообращёнными, англоязычными конвертами из высшего сословия. Всех их объединила харизматичная личность благочестивого человека, который был их пастырем в течение пятидесяти лет, - покойный митрополит Антоний Блум.

Но теперь это сообщество находится снова в изгнании. Эта англиканская церковь, где они собираются два раза в месяц, является временным пристанищем. Их более не желают видеть в соборе Блума.

Это больше, чем просто история раскола, очень похожего на другие, которые преследовали христианство в течение 2 000 лет. Эти "неправильные" английские православные христиане утверждают, что их вытолкнул из их собственного собора большой наплыв русских, которые прибыли в Великобританию недавно. Некоторые из этих русских и начали вдохновленный Москвой захват церкви.

Это часть гораздо более масштабной истории, в которой ключевой фигурой является Олег Дерипаска. Он - самый богатый человек России, алюминиевый царь, друг члена британского кабинета лорда Мэндельсона. На его яхте неудачливый министр финансов "теневого" кабинета Джордж Осборн запутался в сетях щедрого гостеприимства олигарха и утверждениях о незаконности политических пожертвований.

Подлило масла в огонь то, что другой государственный министр, генеральный прокурор Великобритании баронесса Патрисия Скотланд вынесла важное судебное решение накануне суда, который состоится на следующей неделе между двумя враждующими православными фракциями – и фактически выступила в защиту Москвы, которая только что выбрала нового Патриарха Московского и всея Руси - митрополита Смоленского Кирилла - человека, которого многие считают бывшим агентом КГБ.

Кульминация этой истории произойдет в понедельник, когда две фракции встретятся в подразделении канцелярии Высокого суда правосудия с тем, чтобы оспорить права на собор в Кенсингтоне - собственность стоимостью 15 миллионов фунтов стерлингов, наряду с пятью домами и квартирами. Однако на кону больше, чем просто собственность; это борьба за сам дух православия.

***

Собор Успения Божией Матери и всех святых на улице Эннисмор-Гарденс вниз по дороге от королевского Альберт-холла, очень сильно отличается от церкви в Холборне. Ее отличает итальянский стиль, который Англиканская Церковь сочла в 1978 году слишком пышным.

Внутри с потолка свисают огромные электрические канделябры. Стены увешаны иконами, богато украшенными золотом. Свечи в изобилии освещают иконы и реликвии. Через неф тянется высокая преграда иконостаса, которая скрывает внутреннее святилище церкви от непосвященного глаза простого верующего.

Здесь много недоступного. Со стороны нефа висит портрет основателя собора, митрополита Антония. Однако те, кто утверждает, что их выгнали из церкви, говорят, что сохраняют память о нем, скорее, своим бунтарским поведением, а не рабским послушанием.

Антоний Блум родился в Швейцарии, а семье русских эмигрантов, и получил образование во Франции. Он был врачом и членом французского Сопротивления во время Второй мировой войны, после чего был рукоположен и направлен в Лондон в качестве священника в общину русских белоэмигрантов.

Его православие было космополитическим по своему характеру. После его прибытия в Великобританию в 1948 году он поставил во главу угла, чтобы его церковь была открыта для людей всех национальностей. Он всегда отказывался принять деньги от Церкви в Москве, которая при Сталине была восстановлена в качестве государственного органа. Всю "холодную войну" радиопередачи Блума в России воспринимались как свободный голос ее Церкви, в то время как вся ее иерархия была заражена сотрудничеством с коммунистическими властями. Когда наступила перестройка, он приветствовал ее, и также приветствовал наплыв русских, которые эмигрировали из своей родины в Великобританию.

Однако он никак не ожидал того, что вновь прибывшие попытаются изменить очень искренний имидж православия, которое его община создала за предыдущие 40 лет.

"Приехало огромное количество людей, - рассказывает одна из прижожанок, Рут Нейрс, учительница, которая перешла из англиканского вероисповедания два десятилетия назад ради того, что она описывает как "потрясающее чувство святыни".

"Мы были общиной белоэмигрантов, финнов, французов, итальянцев и англичан. Но у приезжих был другой менталитет. Для многих это было только место, где можно было встретиться с русскими приятелями. Они приходили к середине службы, громко разговаривали в задних рядах и тут же начали перекусывать". "Было много неприятности, суеты и толкания локтями. Было шумно и немолитвенно.У церкви даже происходили драки ", - рассказывает Карин Гринхед, музыкант.

Но изменились не только прихожане. Новые священники, присланные Москвой за последние шесть лет, привезли с собой и дух, которого не ждали.

"Почти каждое воскресенье нас засыпали пропагандой в советском стиле и предупреждениями о том, что "дьявол среди us", - говорит Николас Таккетт, основатель компании "Ikon Records", занимающейся продажей записей православной музыки. - Я находил невозможным молиться".

Возникающие разногласия в значительной степени касались мелочей церковной жизни. Были споры о том, могут ли браки заключаться в субботу, как часто можно причащаться, насколько строго должны соблюдаться правила поста, обязаны ли женщины в церкви надевать платки и можно ли им носить брюки.

Но за всеми мелочными придирками была фундаментальная борьба за власть. Русская фракция начала подавать прошения о реформах, чтобы Москва оказала давление на старую общину с тем, чтобы та стала "более русской". Выбранный и посвященный преемник митрополита Антония епископ Василий просил Москву дистанцироваться от тех, кого он называл нарушителями спокойствия. Но в Москве митрополит Кирилл, который был в прошлом месяце избран главой всей Русской Православной Церкви, отказался ответить.

В то время митрополит Кирилл был главой Отдела внешних церковных сношений. Это пост, который, как указывают его критики, был создан Сталиным, когда он восстановил Церковь, чтобы повысить моральный дух гражданского населения во время Второй мировой войны. Московская патриархия стала органом российского государства. В последовавшие годы те, кто входил в иерархию российского православия, были или сотрудниками или активными агентами КГБ.

Документы, обнародованные относительно недавно, предполагают, что митрополит Кирилл, у которого была агентурная кличка "Михайлов", имел тесные связи с КГБ и видел интересы Церкви неразрывно связанными с интересами государства. В 2001 году он заявил, что Московская патриархия "действует сегодня в тесном сотрудничестве" с Министерством иностранных дел России, чтобы "восстановить историческую справедливость с целью возвращения Родине ее архитектурных и исторических сокровищ, которые были созданы российскими художниками и на деньги русских людей. Если здания Православной Церкви за границей принадлежали Русской Церкви и если это юридически доказано, то они должны стать снова собственностью нашей Церкви. Если что-то было в старину зарегистрировано как государственная собственность, то оно должно быть возвращено государству".

Под его руководством Москва занялась возвратом собственности в Израиле, Венгрии, Германии, Франции, а теперь и в Великобритании. Иногда в качестве стратегии избирался суд, в других случаях, например, в Манчестере, были пущены в ход деньги.

Десять лет назад церковь, находившаяся в пользовании русской православной общины, начала разрушаться. Община изо всех сил пыталась собрать деньги на новое здание. Тогда, как говорится на их вебсайте, "в конце 2001 года на счет попечительского фонда поступило очень щедрое пожертвование от известного промышленника из России". Оказалось, что это был Олег Дерипаска, олигарх, который оказывал поддержку в восстановлении православных церквей в России.

Но была цена, которую надо было заплатить: от местной общины ожидали, что она проголосует за то, чтобы порвать отношения с митрополитом Антонием в Лондоне, и будет подчиняться непосредственно власти в Москве. Православная община в Лондоне должна было увидеть в этом зловещее предзнаменование. Но будучи типичным английским средним классом, они были слишком застенчивы. "Я думаю, что мы были все вероятно, слишком вежливы, но тогда мы не понимали, что происходит", - говорит Карин Гринхед.

Когда Москва послала следственную комиссию, прихожане сотрудничали с ней. Английские новообращённые думали, что эти люди были всего лишь компанией довольно вульгарных мужланов, привыкших к третированию людей. "Слишком поздно мы поняли, что это было более организованное, преднамеренное нападение, - вспоминает Гринхед. – Допросы были очень неприятным, травмирующим опытом. Каждого уводили в уединенное место и допрашивали с пристрастием о его лояльности."

"Это была тактика Владимира Ильича Ленина", - говорит другой прихожанин, Николай Матвеев."Поскольку меня уже арестовывал КГБ, я был, естественно, подозрителен," - говорит другой прихожанин, который попросил не называть его имя.

Епископ Василий решил, что ситуация невыносимая, и обратился с просьбой о переводе его епархии из юрисдикции Московского патриархата в юрисдикцию Вселенского патриархата в Константинополе, который возглавляет православных всего мира, не являющихся греками или русскими. Прежде, чем это могло случиться, Москва безапелляционно объявила, что епископ Василий "ушел на покой".

"Он пришел однажды в воскресенье утром и увидел, что из Парижа прислан архиепископ, и уже принимает дела, - говорит один из священников, отец Стефан Майковский. - Это закончилось бы кулачным боем, если бы епископ Василий уже не принял решение уйти". Затем из Константинополя пришло разрешение на организацию  нового органа – викариата – под юрисдикцией Вселенского Патриарха. Епископ Василий ушел из МП. Пятнадцать приходов из его епархии пошли с ним, так же, как и половина духовенства и 554 из 1 161 прихожан, зарегистрированных в епархиальном реестре.

В ответ Москва обратилась в суд, чтобы потребовать, чтобы два попечительских фонда, владеющие собственностью общины, передали собор стоимостью 15 миллионов фунтов и пять домов для духовенства или квартиры – в результате чего двое священников оставались фактически на улице. Усложняло картину то, что в акте передачи, составленном в 1944 году, говорилось только о "распространении православной веры" и преднамеренно не было сделано упоминания о "русском" православии на тот случай, если Москва когда-либо попытается захватить контроль. Теперь британские суды должны установить, кто является законным наследником имущества.

Интересы Москвы представляет адвокат Пол Хаузер, который настаивает на том, что положение юридически ясное: "Епископ имел размолвку с Церковью и ушел, захватив с собой некоторых своих единомышленников. Но это существенно не изменяет тот факт, что благотворительные учреждения существуют в интересах епархии и прихода, которые продолжают существовать".

Он предлагает аналогию: "Скажем, был организован попечительский фонд в пользу больницы Guy's Hospital. Предположим, что группа врачей в Гайс вступила в конфликт с администратором больницы и уволилась, чтобы организовать новую больницу, которую они назвали "Гайс-2" – и затем вернулись и сказали, что эта новая больница должна быть законным бенефициаром фонда. Первоначальная больница Гайс, несомненно, сказала бы, что, хотя эти врачи имели право устроить новую больницу, однако это не меняет положение в отношении попечительского фонда. Он продолжает существовать в интересах первоначальной больницы Гайс, а не новой, которую открыли врачи".

У Генерального прокурора, настаивает он, не было никакого выбора, кроме как дать мнение в пользу Москвы. Но другие подозревают, что имеет место политика. Из-за того, что Генеральный прокурор выразила такое ясное мнение, сторона епископа Василия теперь должна быть готова к тому, чтобы оплатить все судебные расходы, если они проиграют – и им не позволят использовать деньги фонда, чтобы заплатить за адвокатов, таким образом они не смогут обеспечить профессиональную защиту своих правовых интересов в понедельник в Высоком суде. "Это означает, что наши свидетели будут без адвокатов, - говорит другая прихожанка Тамара Драгадзай, - а другая сторона, похоже, имеет неограниченные средства".

Хаузер, который также представляет интересы Олега Дерипаски, не говорит, откуда его сторона берет деньги: "Скажем так: это не имеет отношения к попечительским фондам, потому что Церковь заняла такую позицию, что она не хочет, чтобы эти фонды использовались на другие нужды. Поэтому Русская Православная Церковь нашла другие пути, чтобы финансировать этот суд, который она организовала.  Судебные издержки не оплачиваются из каких-либо британских фондов".

***

Здесь снова примешивается политика. Отношения между Великобританией и Россией приобрели деликатный характер с тех пор, как Москва отказалась передать агента, подозреваемого в убийстве перебежчика из КГБ Александра Литвиненко в Лондоне в 2006 году, а Великобритания отказалась передать бизнесмена-диссидента Бориса Березовского. Последовали выдворения "зуб за зуб". Отношения стали еще более холодными, когда Великобритания поддержала Грузию в ее конфликте с Москвой. Правительству совершенно нежелательно раздражать Владимира Путина, неправильно разрулив маленький конфликт по поводу церковной собственности.

Офис Генерального прокурора настаивает на том, что их "мнение по этому делу было достигнуто на совете и после осторожного анализа свидетельств и с учетом первоначальных документов об учреждении трастового фонда и всего, что с этим связано". Это не находится, по их словам, "под влиянием внешней политики".

Многих членов парламента это не убеждает: "Вмешательство Генерального прокурора с целью попытаться лишить одну сторону юридической поддержки – исключительный случай, - сказал депутат парламента от либеральных демократов Норман Бейкер. - Это идет вразрез с нормальным правосудием и заставляет подозревать, что это делается для того, чтобы избежать обострения отношений с Россией".

Он собирается обсудить этот вопрос с сэром Аланом Бейтом, председателем специального комитета по отправлению правосудия, который теперь проводит расследование деятельности офиса Генерального прокурора и его восприимчивости к политическому вмешательству, вслед за постановлениями о подготовке к вторжению в Ирак.

Возвращаясь к зданию собора, они удивленно поднимают брови в ответ на такое мнение. "Это слишком смехотворно, чтобы комментировать, - говорит Адриан Дин, секретарь приходского совета, на чье имя оформлен судебный иск. - Это похоже на сплетни. Клика, которая ушла, изобрела эту идею просто потому, что управление Генерального прокурора пошло против них. На самом деле все зелен виноград. Юридический факт - это, то, что эта церковь всегда была епархией Московского патриархата, и до сих пор ей является".

***

Суд, вероятно, сочтет дело более сложным. Нынешний приход был организован в 1934 году, а в 1944 году была составлена доверенность, позволяющая изменить юрисдикцию. Именно это позволило приходскому совету проголосовать в 1946 году, в настроении послевоенной эйфории, за то, чтобы присоединиться к Московскому патриархату. Суду предстоит решить, позволяет ли возвращение в Константинополь половины общины лицу, распоряжающемуся имуществом на началах доверительной собственности, выбирать, чью сторону принимать.

Усиливает чувство обиды сторонников епископа Василия то, что именно они купили собор в 1978 году. "Мы собрали все деньги самостоятельно, - говорит Рут Нейрс. Пожилые эмигранты продали свои золотые зубы. Остальная часть общины работала неустанно, чтобы найти деньги и финансировать программу восстановления – и все для того, чтобы оказаться бездомными и только потому, что Москва хочет протянуть свои щупальца все дальше".

Страсти накаляются. Тамара Драгадзай уподобляет то, что случилось, способам, которым группы иностранных мусульман попытались заполучить некоторые британские мечети. Проводятся параллели и с проникновением членов троцкистской фракции Militant в Лейбористскую партию в 1980-х годах. Это разговор о кукушках и гнездах.

"Я с этим не согласен", - говорит Адриан Дин, недавно обратившийся в православие. "Никто не просил епископа Василия и его сторонников уходить, - говорит адвокат Москвы Пол Хаузер. - Они решили уйти по собственной воле. Никто не хлопнул дверью ни у кого перед носом. Они всегда совершенно свободно могут вернуться". Но никто в новом викариате не верит этому. Они подозревают, что то, что происходит за иконостасом, являет собой нечто, что Москва предпочла бы не делать достоянием гласности.

Пол Вэллели

"THE INDEPENDENT", 11 февраля 2009 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования