Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"NEW LEFT REVIEW": Дракон в стране снегов. Интервью с современным историком Тибета Церингом Шакья, часть I


- Ваша работа по современной истории Тибета "Дракон в стране снегов" охватывает четыре временных промежутка развития этого региона, начиная с 1951 года. В 1951- 1957 гг. Коммунистическая партия Китая еще пыталась сотрудничать с традиционным правящим классом Тибета на основании т.н. "соглашения из семи пунктов",  предусматривающего принципы "одна страна-две системы" и автономное правительство во главе с Далай-ламой. После подавления восстания 1959 года и эмиграции Далай-ламы период 1960-1978 гг. характеризуется распространением коммунистических реформ на весь регион, перераспределением земель, принадлежавшим монахам и местной аристократии, ускоренной массовой коллективизацией и мобилизацией на культурную революцию. После 1980 года наступает время определенной либерализации и "тибетизации" во времена руководства Ху Яобана, сопровождавшегося оживлением торговли и миграционной политики. Все это "прикрылось" после событий 1989 года. Оглядываясь на прошлое, как бы Вы могли охарактеризовать ситуацию в Тибете во времена Ху Яобана?

- Тибетцы приветствовали реформы 80-х, они представлялись народу большими переменами, и потому Ху считался одним из лучших китайских руководителей. Многие утверждают, что еще никогда ситуация не была такой хорошей. Для тибетцев это был период, когда они обрели экономическую и культурную автономию для себя как граждан и для региона Тибета в целом. Казалось, появилась возможность оживить традиционную культуру (первым шагом в этом направлении стала возможность носить тибетские национальные одежды вместо стандартных темно-синих одеяний). В экономическом плане регион вышел из кризисной ситуации 60-80 гг., которая была даже хуже чем та, что сложилась к моменту восстания 1959 года. Это было обусловлено, прежде всего, тотальной дезорганизацией регионального производства, которое спешно заменялось введением коммун и сельскохозяйственных кооперативов, что болезненно сказалось на традиционном экономическом укладе тибетцев. Все это прекратилось лишь с реформами Ху Яобана, традиционная система хозяйствования была восстановлена, а жизненный уровень достиг показателей, бывших до 1960 года. Это приветствовалось большинством тибетского населения, 95% которого было занято либо выпасом скота, либо земледелием.

- Почему же в конце 80-х начались протесты?

- Непосредственной причиной стала растущая напряженность между коммунистической партией и религией. Власти ожидали, что реформы повысят потребительские возможности населения, однако очень часто люди отдавали образовавшиеся у них излишки денег на восстановление монастырей. Происходила поистине экспансия лам, во многих сельских районах людей в монастырь ходило больше, чем в школы. Власти были озабочены этим ростом, а также тем, что монастыри получали доходы, за которые они не отчитывались перед государством. В середине 80-х левые круги в компартии привели это в качестве примера того, что либеральная политика Ху неверна и власти должны ограничивать число монахов, а также установить контроль над монастырскими финансами. Все это сформировало оппозицию: именно монастыри и консервативно настроеннные граждане составили главную протестную группу в конце 80-х.

В это время люди активно обращаются к религии - тому, чего они были лишены во времена культурной революции и чему следовать появилась возможность. Это стало серьезным импульсом для борьбы за большую толерантность по отношению к религии. Но в то же время протесты стали и реакцией на происходящие в Тибете перемены. Тогда шли острые дебаты по поводу того, каким путем Тибет должен развиваться далее. Традиционалисты утверждали, что нужно идти проверенными временем путями с тем, чтобы сохранить Тибет , а молодые и образованные тибетцы полагали, что народ сможет выжить, если мы преодолеем закостенелые традиции и будем стремиться к модернизированной тибетской культуре, сформируем новую идентичность, создадим новые искусство и литературу. По их мнению, именно тибетский буддизм и его традиции помешали формированию такой тибетской идентичности, которая по их мнению лучше сопротивлялась бы завоеваниям и угнетению, и именно такая идентичность необходима сегодня для преодоления существующей ситуации. Эту внутреннюю критику прошлого Тибета или, точнее, самоанализ, предложенный молодыми интеллектуалами и писателями, консервативным крылом рассматривало как инспирированную Китаем атаку на буддизм. Эти две группы даже разделялись не по возрастному принципу - ведь и среди консерваторов было достаточно много молодых людей. Более консервативную часть составляли те, кто воспитывался и обучался в монастырях, а в прогрессистское крыло входили те, кто окончил университеты и колледжи. Эти люди вообще не участвовали в процессах. И сейчас многие светски образованные люди полагают, что протесты 80-х были не нужны, что реформы Ху Яобана вели Тибет в нужном направлении и демонстрации только нанесли ущерб их курсу.

- Насколько эти протесты конца 80-х стимулировались из-за рубежа, в частности, обращениями Далай-ламы к американскому конгрессу и Европарламенту?

- 80-е годы ознаменовались открытостью для тибетцев. Им было позволено посещать Индию, совершать паломничества к Далай-ламе. Они установили связи с тибетской диаспорой и политическим руководством, тибетская политика таким образом приобретала большую организованность. Одновременно выступления Далай-ламы перед Европарламентом и Конгрессом США создавали впечатление большей поддержки Тибета Западом, чем оно было в действительности. Западные страны. конечно, делали некоторые заявления по тибетским проблемам, однако их желание ангажировать Пекин, в то время только-только выходящий из изоляции, означало, что тибетская проблема не будет серьезным препятствием для Пекина.

- Как Вы можете охарактеризовать китайскую политику после введения военного положения в 1989-1990 гг.?

- Cреди китайского руководства существовала определенная обеспокоенность по поводу направления реформ, избранного Ху Яобаном. Многие считали их крайностью, способной подорвать китайское влияние в Тибете. Когда в конце 80-х начались демонстрации монахов, сторонники твердой линии в КПК начали утверждать, что эти события - подтверждение того, что либеральная политика стимулирует рост тибетского национализма и требования независимости региона. Период со введения военного положения является наиболее драматичным в отношениях Тибета и Пекина. Больше нет места компромиссам. Тибет попал под более плотный административный контроль, и его инфраструктура стала в большей мере привязываться к остальным регионам Китая. До этого Тибетское нагорье было изолировано от страны плохими дорогами и другими коммуникациями, и руководство КПК в 80-х годах полагало, что введенные для региона особые условия углубят его отличия от остальной страны. Первые шаги нового руководства страны во главе с Ху Цзинтао, бывшего в 1988-1992 годах первым секретарем Тибетского регионального комитета КПК, были направлены на большую экономическую интеграцию и установление инфраструктурных связей через строительство дорог, открытие железнодорожного сообщения Тибет-Цинхай, улучшение коммуникаций и т.д. На развитие региона, начиная с 1990 года, были потрачены миллиарды долларов.

Это означает, что китайское правительство в значительной степени справедливо утверждает, что Тибет сможет выжить только благодаря правительственным субсидиям. Региональные власти не могут собрать достаточно денег даже на зарплату собственным сотрудникам, а возможности собрать налоги у них сегодня очень слабые. Все основные инфраструктурные проекты - строительство железных и шоссейных дорог, электросетей -  целиком зависят от центрального правительства. Эта хроническая зависимость - одна из центральных проблем региона, у которого нет экономических возможностей вести отношения с Пекином на равных, и он вынужден лишь следовать центральным директивам, поскольку Центр - источник всех региональных денег.

Окончание следует

№ 51, май-июнь 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования