Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ": Ничего не жалко. РПЦ МП передано девять драгоценных объектов из хранилищ музеев Кремля, которые никогда ей не принадлежали


Отношения государства и отделенной от него церкви становятся все более удивительными, еще удивительнее то, что даже внимательные наблюдатели не заметили, как легким движением-постановлением многомиллионные сокровища были переданы из ведения государства в "безвозмездное пользование" церкви.

В последний день Архиерейского собора президент торжественно, с почетным караулом Президентского полка, передал церкви реликвии -- ризу Пресвятой Богородицы, мощи святых. Патриарх сдержанно поблагодарил: "Возвращение церкви утраченных ею в годы лихолетья святынь знаменует собой восстановление добрых отношений между государством и церковью. Убежден в том, что эти святыни послужат духовному и нравственному возрождению российского народа".

Проблема лишь в том, что "возвращенные" РПЦ святыни ей не принадлежали: это царские сокровища, столетиями хранившиеся в Кремле, сначала в составе царской казны, потом в ведении министерства императорского двора, -- то есть являются имуществом сугубо государственным, как и все, находившееся на территории Кремля. Не вполне ясно и то, почему святыни не могли продолжать служить духовному и нравственному возрождению народа там, где находились веками, -- в Успенском и Благовещенском соборах Кремля, и как благотворный эффект будет усилен их переносом в новодельный храм Христа Спасителя. Кроме того, святыни (всего девять предметов) передаются вместе с драгоценными ковчегами -- вполне материальными памятниками ювелирного искусства, неотъемлемой частью государственного музейного фонда.

Принадлежавший Борису Годунову ковчег с мощами Федора Стратилата недавно показывали на выставке "Благовещенский собор". Теперь у верующих и неверующих сильно уменьшится возможность им любоваться, судя по тому, что святыни, переданные церкви ранее -- в суровые девяностые, с тех пор никто не видел. И в этом принципиальное отличие от тех реликвий, которые хранились до недавнего времени в Кремле. Их выдавали не только на выставки -- на церковные службы и в Кремль, и за его пределы (с соблюдением всех формальностей), например гвоздь Господень два раза вывозили в Николо-Угрешский монастырь. Переданы в том числе и два совершенно уникальных, единственных в своем роде памятника: ковчеги, принадлежавшие Михаилу Федоровичу Романову, -- тот, в котором шах Аббас привез в 1624 году царю в подарок ризу Христа, а с XIX века в нем хранилась риза Пресвятой Богородицы (риза Христа передана РПЦ ранее), и с мощами Михаила Малеина, патрона царя.

Безвозмездное пользование -- так официально была озвучена передача -- в случае хранения таких древностей подразумевает музейный режим, высокие требования к охране и климату, постоянный контроль за состоянием сохранности. Официально предметы (но не хранящиеся в них реликвии) переданы "на временное хранение" -- срок передачи не оглашается, но согласно законодательству он не может составлять более двух лет, после первого года необходимо официальное разрешение. Раздавать то, что не сами собирали, в добрых традициях советских правителей -- не помнящие родства Иваны легко дарили, продавали, обменивали наследие проклятого царизма. Теперь вектор изменился на противоположный, а эффект прежний -- кулуарно, без общественной дискуссии и обсуждения со специалистами, распределять государственные ценности.

Ситуацию прокомментировал Алексей ЛЕВЫКИН -- научный руководитель Музеев Московского Кремля.

-- Как вы относитесь к передаче?

-- Вряд ли найдется музей, который бы такому порадовался. Но дело не в наших эмоциях. Проблема в том, что комплекс предметов царского церемониала, реликвий, посольских даров, закупок, которые мы храним, создавался российской верховной властью на протяжении веков, и он неразрывен. Его начали собирать великие московские князья в XIV веке, и он пополнялся до 1917 года. Любое государство в те времена, особенно претендовавшее на глобальную роль, собирало христианские реликвии -- эта традиция была заложена императором Константином. Главной целью такого собрания было охранение страны, власти от внешних и внутренних врагов. Реликвии всегда хранились в помещениях кремлевских соборов и образовывали их духовную составляющую, не пострадали от изъятий, которые были после революции. И обидно, что сейчас распадается этот комплекс, тем более что вопрос об использовании их церковью ранее всегда решался и мог бы решаться в будущем -- мы постоянно их выдавали, и не только на территории Московского Кремля.

-- Есть ли основания беспокоиться за сохранность реликвий?

-- Я верю, что православная церковь бережно относится к мощам и реликвиям. Но мощевики, в которых они хранятся, -- это шедевры ювелирного искусства. Например, тот, в котором хранится риза Богородицы, -- уникальная работа иранских мастеров начала XVII века, ей нет аналогов. Достаточно сказать, что комплекс раннего иранского искусства в нашем музее -- один из крупнейших в мире -- состоит всего из двух десятков предметов. Такие памятники должны соответственно храниться -- в музееё под специальным наблюдением реставраторов, хранителей, очень бережно. Естественно, что у нас есть опасения. Как известно, мощи используются церковью различными путями -- это прикладывание, демонстрация, и это не может нас не беспокоить. Другими словами, музейный памятник -- это предмет, выведенный из активного оборота, и это единственная возможность его сохранить как святыню и свидетельство определенного этапа истории Российского государства. В мире множество примеров того, как подобные реликвии сохраняются в музеях. Например, собранные императорами Священной Римской империи сокровища находятся сейчас в венской Штаатскамер.

-- Вернутся ли сокровища в Кремль?

-- Памятники выданы в соответствии с законодательством, а оно не позволяет выводить предметы из состава музейного фонда. Все они застрахованы в соответствии с договором, и сумма страховки полностью соответствует уникальности памятников (разумеется, она не разглашается). То, что они не выведены из состава музейного фонда, -- гарантия того, что они могут вернуться в музей. Во всяком случае пока что они защищены законом, и для того чтобы изменить ситуацию, нужны серьезные изменения законодательства.

-- Чья это была инициатива?

-- Сложно сказать. Наверное, Русской православной церкви.

-- Существует ли альтернатива передаче?

-- Мы начали передавать святыни в 1988 году, но без мощевиков, и ранее церковь это устраивало. Ведь XVI век уникален, такие предметы практически хранятся только в нашем музее, другие вещи несколько уступают по уровню, но все равно это уникальные памятники музейного комплекса.

-- Есть ли у музея возможность отстаивать свою позицию в этом процессе?

-- Существует законодательство, которое затрудняет в какой-то степени подобные инициативы. Нужны переговоры, прояснение позиций. Дело в том, что музей не является автономной организацией, музеи -- это часть государства, они хранят государственное имущество и не могут выступать против позиции государства. Это проблема не только музеев, а всего общества -- насколько оно согласно с этим процессом.

Фаина Балаховская, 3 июля 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-22 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования