Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КРЕМЛЬ.ORG": Русским протестантам есть, что предложить обществу


Конец тысячелетия стал переломным моментом для цивилизации, время смены ориентиров, крушения привычных образов мироздания. Не обошло это стороной и религозное пространство в нашей стране.

Существенно изменилась конфессиональная карта России и стран бывшего СССР. Изменились привычные представления о конфессионально-этнических соотношениях. Появлялись общины, национальный состав которых был нетипичен для данного вероисповедания. Украинские, грузинские и русские лютеране, православные татары и православные немцы, славяне-мусульмане. Все это свидетельствует о существенных изменениях в ментальности этносов, изменении их ценностных ориентиров. Мы не будем касаться вопроса - негативна данная тенденция или нет. Нас больше интересует, почему среди славян возникают этнические протестантские и лютеранские церкви (как в случае украинцев и белорусов), или церковные структуры (русскоязычное пробство церкви Ингрии). С чем это связано, и какие последствия данных процессов могут быть для церкви и общества?

В самом начале следует сказать, что все народы жившие в СССР пережили сильнейшее влияние советизации, то есть формирования той самой новой этнической формации, к которой стремилось руководство партии - "советского человека". Это выразилось и в определенной унификации культур, и в деградации национальных традиций (особенно это коснулось русских и белорусов, в меньшей степени украинцев). Таким образом можно сказать что к моменту крушения коммунистического режима на славянской территории СССР сложился особый этнокультурный контекст, который имел скорее западнический характер. Эта тенденция усилилась с началом Перестройки, когда на нас обрушился вал западных фильмов, музыки и моделей поведения. Таким образом была готова почва для того изменения этноконфессионального контекста, свидетелями которого мы стали в 90-е гг 20 века.

Прежде всего тенденция выразилась в развитии национальных протестантских церквей. В некоторых регионах Сибири протестанты составляют большинство верующего населения (мы не берем в расчет декларирующих свою веру, а воцерковленных людей, практикующих христиан). И здесь как представляется важную роль сыграло два фактора:

1. Изменение культурных ориентиров, о чем мы говорили выше.

2. Феномен "богоискательства", присущий восточным славянам. Достаточно вспомнить зародившееся в середине 19 века движение "русских католиков", богословские искания русских философов начала прошлого века, евангелическое пробуждение в Петербурге (Проханов), штундистское движение на Украине. Во всех этих случаях мы можем говорит об особом стремлении к Истине. В данных случаях выбор "нетрадиционной" конфессии (или богословской позиции) был следствием стремления углубить свою духовную жизнь, приблизиться к Богу.

Если поговорить с молодыми русскими протестантами, то можно заметить, что в их жизни присутствуют оба фактора: ориентация на европейскую культуру и модели поведения (даже в большей степени, чем на американскую, и это вне зависимости от того какого происхождения община), а также обостренный поиск Бога (и связанные с этим разочарования в православии от столкновения с церковными реалиями). Это люди, в судьбе которых была драматическая встреча с Богом, перевернувшая их жизнь.

С другой стороны в корне неверно утверждать, что европейская ориентация русских протестантов враждебна российской культуре. Если в самом начале своего существования радикальные пятидесятнические и "свободно-евангельские" церкви и были под влиянием американской культуры, то уже в середине 90-х годов можно говорить о том, что эта "детская болезнь" осталась в прошлом. Для лютеран и других традиционных протестантов "американизм" не был характерен никогда. Большинство протестантов в России считают себя патриотами своей страны, но выступают за ее европейскую интеграцию, в том числе и культурную. Это своего рода новые "русские западники".

Что касается влияния этих процессов на церковь, то их можно только приветствовать. Потому, что, освободившись от влияния иностранных миссионеров, церкви активно интегрируются в культуру своих стран, обогащая ее христианским осмыслением феноменов современной социальной и культурной жизни (интерес к феноменам массовой культуры и их воцерковление характерен для новых протестантских движений). А укорененная в местной культуре церковь более жизнеспособна, чем этнографический музейный экспонат.

Приход русской молодежи и местных пасторов неизбежно меняет атмосферу в приходах и если это незаметно для вновь возрождающихся общин, то для "старых" (по российским меркам конечно) приходов это зачастую процесс драматический. Но неизбежный. Будущее лютеранства в России, на Украине, Белоруссии за полной инкультурацией.

Постоянная проблема возникающая в отношениях с другими конфессиями - вопрос о прозелитизме. К счастью между православной и лютеранской церковью до сих пор не возникало трений в этом вопросе. Большая часть русских прихожан - это либо конвертиты из радикальных протестантских церквей (баптистских, харизматических, которые пришли в церковь в поисках духовной и богословской глубины), либо обращенные неверующие. Случаи перехода в лютеранскую церковь православных относительно редки.

Славянское лютеранство - это факт истории и настоящего. Оно существует и развивается. Оно является неотъемлемой частью российского конфессионального контекста. И мне кажется, что нам, русским лютеранам, есть что подарить нашему обществу.

Павел Левушкан

"Кремль.Org", 17 февраля 2003 г.

 
 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования