Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ДРУГИЕ НОВОСТИ": Моргулис: "Я во всех хочу видеть детей Божьих". Интервью Марка Моргулиса президента фонда "Духовная дипломатия"


Завершая официальный визит в Украину, Майкл Моргулис дал интервью главному редактору журнала "Евангельская нива" Михаилу Козубовскому.

Михаил Козубовский: Михаил Зиновьевич, как известная личность в Украине, как в кругах верующих, так и в политических, хотелось бы спросить Вас – делает человека известным?

Майкл Моргулис: Откровенно говоря, известность – это ничто, потому что она, как и слава, о которой говорится в Библии, - это проходящее, временное и мало нужное, но часто - искушение. Важно то, как человек относится к известности. Важно любить своё дело, а дело моей жизни – изменять и, по большому счету, изменять сердца людей. А ещё мы знаем, что, изменяя сердца правителей, руководителей страны, мы можем достигнуть изменения страны. Проповедуя и пропагандируя идеи христианской духовной дипломатии с помощью духовных ценностей, в первую очередь христианских ценностей, мы стараемся остановить военно-этнические, национальные, социальные конфликты самых разных направлений с помощью вот такого небесного лекарства, духовной дипломатии, основная идея которой – использование духовных ценностей.

Михаил Козубовский: Михаил Зиновьевич, Вы упомянули о духовной дипломатии. Мне кажется, книга "Духовная Дипломатия", автором которой вы являетесь, - это единственная в своем роде книга. Скажите, что представляет собой духовная дипломатия? Мы понимаем, что такое дипломатия вообще, что такое дипломатические службы, а Вы говорите о духовной дипломатии. Это звучит неординарно.

Майкл Моргулис: Да, конечно. Люди всегда не доверяли друг другу, но наше время особенно цинично, прагматично построено на материальном. Люди, и в первую очередь дипломаты, раз мы говорим о дипломатии, не доверяют друг другу. Мы научились красиво улыбаться, внушать что-то друг другу, но никто никому не доверяет и в большинстве случаев говорит неправду. Поэтому в мире так много неостановленных конфликтов, мир как бы пребывает в состоянии войны.

Если посмотреть со стороны на мир, то в разных частях мира, в разных странах существуют постоянные военные конфликты, как на Ближнем Востоке, так и в Африке, Европе и так далее. Еще в 91-м году, когда состоялась встреча с руководителем Советского Союза Горбачевым и мы смогли повлиять на него, на его жену, на состояние общества, мы поняли, как важна духовная дипломатия. После нас пал духовный железный занавес и тысячи миссионеров, пасторов и т.д. смогли свободно въезжать в Советский Союз. Откровенно скажу, я сейчас немного об этом жалею, потому что вместе с достойными людьми пришло много духовного мусора, совсем недостойного, чтобы о таких важных вещах, как Библия, Слово Божье, спасение, новая жизнь, говорить на низком уровне. Но это другой вопрос.Духовная дипломатия – это возможность, попытка останавливать конфликты в мире и между странами, и внутри стран с помощью духовных ценностей.В качестве примера приведу Беларусь. Беларусь – одно из трёх славянских государств, и в нём бывают конфликты между верующими, между церквями. Там 1300 разных церквей и деноминаций: более 400 баптистских церквей, пятидесятнических и так далее, и, конечно огромное количество православных храмов. Там часто возникают конфликты между чиновниками и верующими. Александр Григорьевич Лукашенко мне как-то сказал, что если есть хотя бы одна церковь, даже маленькая, значит, она нужна людям. Чиновники среднего звена всегда мешают любой стране, и в том числе Беларуси. Мы как бы взяли на себя обязанность улучшить положение верующих Беларуси с помощью духовной дипломатии. В прошлом году, по-моему, был подписан Указ о снятии налогов со всех церковных организаций и миссий Беларуси. Уплата этих налогов была непосильным бременем для многих церквей. А сейчас готовится Указ о проведении духовных собраний не только в помещении церкви , но в частном доме. Раньше это было невозможно. Александр Иванович Фересюк сказал мне, что благодаря нашим усилиям зарегистрировано несколько церквей, в частности баптистских, которые не регистрировали по пять лет. То есть, наблюдается улучшение отношений внутри страны.

Духовная дипломатия - это также и улучшение отношений между странами. Например, теперь, когда в Беларуси улучшились отношения между верующими и государством, мы хотим улучшить отношения между США и Беларусью.

Михаил Козубовский: Каковы главные принципы духовной дипломатии?

Майкл Моргулис: Меня часто спрашивают: "Как вам такое удается, что Президенты Америки с Вами сидят, говорят часами?" Когда мы беседовали с Президентом Киргизии, то проговорили вместо получаса три с половиной часа. Он пропустил все встречи: с Генеральным секретарём ООН, Министром иностранных дел какой-то страны… Я думаю, что люди видят во мне какую-то духовная тайну, которую они хотят узнать… Кроме этого, я думаю, люди видят, что,Когда я смотрю на людей, я не вижу в них президента, пастора, военного генерала, баскетболиста - я вижу в них творение Божье. Все они для меня - творение Божье: Лукашенко, Жириновский, любая другая неординарная личность, к которой относятся с предубеждением.Поэтому мне кажется - это одна из основ духовной дипломатии: видеть в людях творение Божье. Кроме того, закон духовного дипломата – это всегда помнить, что ты представляешь не только интересы своей страны. Обычно для дипломата главное – интересы его страны. Но в духовной дипломатии я должен помнить: Михаил Владиславович представляет интересы, которые я тоже должен учитывать, не отвергать, а учитывать. Это некоторые особенности духовной дипломатии.

Михаил Козубовский: Вы помните, Михаил Зиновьевич, что долгое время среди верующих провозглашался такой девиз: "Ни политики, не полемики, а только любовь"? У меня создается впечатление, что вам удалось как-то объединить эти три фактора. Как вам это удалось? И насколько это отвечает полезности и необходимости?

Майкл Моргулис: Видимо, всё шло от тогдашних обстоятельств. Было опасно входить в область политики и так далее. Опасно для верующих, опасно для церкви, в целом для положения верующих. Декларированная в Библии истина о том, что Бог есть любовь, касается любого человека, и любовь должна быть в любой области жизни, в любом человеке. Когда в Библии сказано: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие - это сказано не только для Украины, Кипра, а для всего мира. Так что я думаю, что это было как бы отстранение в тот момент когда это было опасно для верующих. Верующие духовной интуицией понимали, что это опасно: КГБ любую организацию мог обвинить в занятии религией. Вы знаете, что в то время в церквях пасторы и проповедники старались вообще не касаться тем, которые могли бы вызвать опасение со стороны государства, его раздражение.

Я помню, когда мои телевизионные программы начали передаваться по телевидению из Москвы. Потом мне рассказал один из руководителей международного отдела КГБ, что его отрядили прослушивать мои программы: не говорю ли я там о политике, которая может быть вредна государству. Он слушал, слушал, а потом обратился к Богу вместе со всей семьёй. До этого они меня все вместе проклинали, потому что мои программы шли в субботу утром и ему неохота было меня слушать – ему хотелось на дачу ехать. Жена проклинала вместе с ним, дети проклинали, потому что они не могли смотреть мультики утром. В результате Бог иногда вот такие ситуации изменяет в сторону любви, в сторону понимания, и вот вся семья стала верующей. В конце концов он сказал, что больше не может служить и Богу, и мамоне, и власти, и ушел после этого с работы.

Я думаю, что любовь и христианство нужны везде и везде, где только можно, надо об этом говорить. Не обязательно в лоб, а просто присутствовать, чтобы люди понимали, что ты дипломат Христа, что ты принес им какое-то новое ощущение в жизни, что это не просто обязанность бюрократическая, а духовная сущность. Мне кажется, я не боялся этого никогда, хотя меня и осуждали. Я знал, что Бог это благословляет, и это действительно много-много дало. Я думаю, один тот факт, что после моей встречи с Горбачевым и с руководителями КГБ в 1991-м году пал железный духовный занавес и сотни тысяч людей смогли приезжать с проповедью Евангелия в бывший Советский Союз, говорит о многом.

Михаил Козубовский: Конечно, мы понимаем, Михаил Зиновьевич, что дипломатическая служба - это одно из элитных подразделений. А что Вы можете сказать о духовной дипломатической службе, может ли любой человек быть её представителем или это участь избранных?

Майкл Моргулис: Я думаю, что в разной степени каждый может быть представителем духовной дипломатии. Что, в сущности, такое духовная дипломатия? Я всегда говорю: лучший дипломат в мире был Христос. Христос знал, когда говорить, когда молчать, Он знал, когда взять кнут и выгнать. Когда Его били, Он знал, когда промолчать и что сказать. Он знал, как молчать перед Пилатом, Он знал, как говорить, поэтому я думаю, что любой верующий, вооруженный мудростью Божьей, должен быть дипломатом своего Господа и говорить об этом. Другое дело, что у каждого свои возможности. Один может говорить на весь мир, а другой может сказать одному человеку, но даже если он говорит одному человеку, это уже и есть та же духовная дипломатия, где твой начальник, твой босс - Господь.

Михаил Козубовский: Михаил Зиновьевич, каждый раз, когда Вы приезжаете в Украину, у Вас очень насыщенный, перезагруженный график. Этот Ваш визит тоже очень насыщен. Вы встречались, насколько я понимаю, с влиятельными людьми и политиками. Хотелось бы, чтобы Вы рассказали немного о Ваших встречах.

Майкл Моргулис: Я не могу говорить с большим доверием. Политика – дело тонкое, часто нечистое, это дело, построенное на компромиссах, совести и т.д. Мы все это знаем, но согласно своей жизненной философии о том, что перед мною - творение Божье, я встречаюсь с разными людьми и всегда нахожу в человеке очень много хороших качеств, которые показывают, что он - действительно творение Божье. Два дня назад я встречался с Леонидом Макаровичем Кравчуком, первым Президентом Украины, и мы даже попели немножко, вспомнили его подписи в Беловежской пуще. Я спросил, не жалеет ли он о том, что путь Украины стал другим после тех подписей. Я с большой симпатией и уважением отношусь к нему. Я общался когда-то с господином Александром Морозом и тоже стараюсь найти в нем человеческие качества, которые отвечают стандартам христианской жизни. Я знаю, что не всегда это удается людям, особенно в политике.

Я также встречался с мэром Киева Леонидом Черновецким. Есть разные мнения о нём в Украине. К тому же, не бывает хорошего мнения о человеке, который видное место занимает, вот когда его увольняют, все начинают о нем хорошо говорить. Но когда в стране трудная ситуация, правители не могут быстро её изменить и они становятся мальчиками для битья. Я и в Черновецком хочу видеть много хорошего, христианского, человеческого, мне очень нравится его супруга Алина Степановна – неординарная личность, верующая. Я знаю, что она избрала именно Вашу церковь. Она человек очень эмоциональный, даже экспрессивный, и к ней по-разному относятся, но я и в ней хочу видеть дитя Божье, я вижу, что этот человек и одинокий, и ранимый, то есть, мне жалко почему-то всех в этой жизни, Михаил Владиславович, и когда я смотрю на любого человека, я вижу, что в сердце у него шрамы, неисполненные надежды, не полностью реализованная любовь…

Когда я смотрю на людей таким образом, они мне верят и смотрят на меня чуть-чуть иначе.

Михаил Козубовский: История нашего союза христиан-бабтистов - это история преследований. Поэтому на чисто человеческом уровне верующие вызывали симпатию, но с точки зрения социальной идеологии мнение было однозначное. Люди, с которыми Вы встречались, были задававшими тон идеологическими работниками. Что бы Вы могли сказать сегодня, произошла ли в них какая-то реформация?

Майкл Моргулис: Что касается того времени, о котором Вы вспомнили, то это было не просто столкновение идеологических работников и верующих - это было столкновение двух разных религий. С одной стороны находились люди, в которых искусственно была создана религия коммунизм, которому их заставляли поклоняться, и они делали вид, что очень верят, хотя почти никто не верил, но должен был защищать эту идею. С другой стороны находились верующие. Большинство идеологов тогдашнего времени понимало, что эти люди - не просто фанатики, а люди, обладающие знанием какой-то тайны и веры, и они завидовали этой вере, потому что их вера была неискренняя. А вера верующих – это искренне, и это было столкновение двух религий, антихриста - коммунизма и религии Истинного Бога. Тот бог был посрамлен и пал, а Бог, которому поклонялись верующие, продолжает жить и побеждать мир.

Сегодня, хоть и в меньшей мере, получается та же история: те, кто говорят, что поклоняются Христу, потому что это модно и это как бы прикрытие человеческое, спекуляция на имени Христа и спекуляция верой, на самом деле поклоняются другим богам, хоть и заняли сейчас какие-то посты. Но они так же будут посрамлены, как и те идеологи, потому что вера их - внешняя, она не делает человека лучше и не дает возможности делать мир вокруг себя лучше, не дает ему возможности действительно любить человека, действительно стараться видеть в человеке своего ближнего. Все равно для него человек - это дальний чужой, все равно для него ничего не изменится. Изменились правила игры, изменились слова, названия, но самом деле осталась та же ситуация: есть вера в истинного Бога и есть как бы формальная вера, которая не является внутренней жизнью человека, формальная вера с использованием спекулятивных моментов, которая тоже обречена на провал.

Был Христос и был Пилат. Пилата нет, а Христос остался. Потом были Гитлер со Сталиным и был Христос, которого они давили. Гитлера и Сталина нет, Христос остался.

Михаил Козубовский: Михаил Зиновьевич, наш журнал Евангельская Нива" представляет очень широкую читательскую аудиторию. У Вас как у духовного дипломата есть хорошая возможность через наше издание обратиться к этой аудитории, сказать что-то особое, что лежит на сердце, к чему-то призвать, в чем-то предостеречь, чего-то пожелать, что-то предложить.

Майкл Моргулис: Я бы предложил каждому человеку верить в себя, без церковного совета, без жены, без друзей, и проверить себя на веру свою. Задать себе вопрос, действительно ли я люблю мир вокруг себя, действительно ли мои слова о любви провозглашаются не только в церкви, но и в жизни? Спросить себя, что такое для меня христианская жизнь, то ли это посещение церковных собраний и пение в хоре или это стандарт в жизни, потому что Христос - это стандарт жизни. Жизнь во Христе, по моему понятию, это не воскресное собрание, а 24 часа в сутки: и спать, и говорить, и поступать согласно заповедям Христа. Нужно стараться. Понятно, мы не можем все исполнить, но нужно стараться. И вот это я хотел бы предложить всем читателям и себе в первую очередь, потому что я - меньше вас всех, кто меня слышит и читает. Ещё я хотел бы пожелать вам учиться терпеть. Верующие и так - самые терпеливые люди в мире, но нужно еще чуть–чуть терпения.

Я эту формулу вывел, когда был в Израиле и Палестине, когда понял, что слова о любви никто не услышит, никто не поймет и они просто будут раздражать в том состоянии борьбы, в котором находились люди. Поэтому я призывал их терпеть друг друга, я говорил, что любовь начинается с терпения, что на этом терпении в будущем вырастут цветы любви, хотя пока их нет. Я бы призвал каждого человека быть дипломатом в своей квартире, в своем дворе, на улице, на своей работе, дипломатом Христа, представлять его достойно, красиво, мудро, по-библейски, представлять Христа в отношениях с детьми, потому что в отношениях с детьми мы вдруг забываем, что представляем Христа, мы вдруг становимся Пилатом, а надо оставаться Христом, отображением Христа. Я бы попросил всех вас с молитвенным состоянием души просто проверить себя, сколько бы вам лет не было, 20 лет, 15 лет или 95 лет, просто проверить и сказать: "Господи, помоги мне проверить себя, я хотел бы больше и лучше отражать Тебя, быть Твоим светом и быть Твоей любовью неизреченной, которая так нужна на этой земле".

Михаил Козубовский: Апостол Павел говорит о Слове Божьем: "о бездна премудрости и ведения Божия". Духовный дипломат, как никто иной, нуждается в мудрости, поэтому желаю Вам , Михаил Зиновьевич, все глубже и глубже погружаться в эту бездну мудрости и ведения.

Майкл Моргулис: Спасибо, Михаил Владиславович, я всегда прошу Бога об этом: "Дай мне, Господи, как апостолу Павлу". Он обещал дать нужные слова, нужные мысли. Я знаю, что человеческого ума не хватит. Я такой же обыкновенный человек, как все, но когда Господь внушает свою мудрость, тогда мы становимся абсолютно умными, абсолютно успешными, разумными, поэтому я также присоединяюсь к Вашим пожеланиям.

Михаил Козубовский, 27 июня 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования