Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЮЖНОУРАЛЬСКАЯ ПАНОРАМА": Игумен Прокл и доктор Васильев. Исполнилось 40 дней с момента трагической гибели настоятеля храма архангела Михаила (РПАЦ) в Челябинске


Недавно по телевидению промелькнул необычный сюжет. Хоронили настоятеля Челябинского храма архангела Михаила. Прощальные слова ушедшему, кроме священнослужителей, сказали ректор Уральской государственной медицинской академии дополнительного образования, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой неотложной медицины и сердечно-сосудистой хирургии Алексей Фокин, доктор медицинских наук, профессор Вячеслав Дмитриев, другие деятели медицины. Оказывается, игумен Прокл, в миру Алексей Васильев, был врачом-гастроэнтерологом, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры терапии, клинической фармакологии и эндокринологии Уральской государственной медицинской академии дополнительного образования, ее ученым секретарем.

— Алексей Андреевич был че­ловеком необычайно образован­ным, — вспоминает Алексей Фо­кин, ректор академии. — Он ра­ботал у нас с 1992 года, обладал глубочайшими знаниями. Был по-настоящему интеллигентным и высокообразованным. Он ни в чем не был дилетантом, поверх­ностность ему была чужда.

История знала немало при­меров, когда священнослужи­тели параллельно владели дру­гими профессиями. Ярчайший пример тому — знаменитый док­тор Войно-Ясенецкий, который был убежден, что вера помогает и врачу, и больному легче пре­одолеть недуг Мы тоже наблюда­ли по-настоящему христианское милосердие, которое проявлял Алексей Андреевич к больным, обладая при этом недюжинным врачебным талантом. Еще Алексея Андреевича связывали очень теплые и проникновенные отно­шения с матерью — он был любя­щим сыном, с друзьями — он был очень преданным и высоконравст­венным человеком. Я читал бо­гословские труды Алексея Анд­реевича, где он тоже демонстри­ровал глубочайшие познания в богословии, знание христиан­ских традиций, желание нести слово Божие людям. При этом проявлял глубокую тревогу за судьбу нашей возрождающейся церкви, где тоже существует от­ражение противоречий, парящих в постперестроечном временном пространстве. Он был честным и искренним человеком.

Мне безмерно жаль, что от нас ушел ученый энциклопе­дических знаний и тонко чувс­твующая сложная личность. И сколько бы ни говорили, что незаменимых людей нет, Алек­сей Андреевич из тех, к кому это высказывание абсолютно непри­менимо.

— Мы познакомились с Алек­сеем Васильевым в 1987 году, ког­да поступали вместе в очно-целе­вую аспирантуру, — рассказывает профессор Вячеслав Дмитриев. — Это было в Харькове. Мы само­забвенно учились, но я впервые узнал, что Алексей много време­ни уделяет посещению церквей и соборов. Он сначала был со мной насторожен, а потом мы пого­ворили по душам, и недоверие растаяло. Мы просто подружи­лись. Я знал, что он служит в хра­ме, причем начинал с маленькой должности — стихаря. Позже, в академии, узнав о религиозных взглядах Алексея, многие удив­лялись. Но не я: Алексей, очень глубоко проникнув в материа­лизм профессии, знал о духовном ее содержании, что, наверное, и отличало его от всех нас. Он был человеком, прекрасно знающим историю. Мог рассказать о лю­бом событии, любой дате, при­чем не поверхностно, а со зна­нием сути. Не говорю о его от­ношении к Библии, которую он воспринимал как путеводную книгу жизни. При этом он ни­кому не навязывал свои взгля­ды. Все это вызывало у окружа­ющих глубокое уважение.

Алексей приехал в Харьков изучать гастроэнтерологию. Этому предшествовала работа эндокринологом в областной больнице. Профессор Холодо­ва, авторитет в эндокринологии, заведующая кафедрой, очень це­нила Алексея Васильева, пред­рекая ему будущее именно в эндокринологии. Он успешно защитил кандидатскую диссер­тацию, знал несколько языков. Он и институт окончил с крас­ным дипломом. Мог бы напи­сать десяток докторских — так глубок был как ученый. Но он к этому не стремился, не прини­мал хлопот и возни, связанных с самой процедурой защиты. Это не было его целью, он жил чем-то более высоким. Но очень по­могал в этом другим.

Думаю, что знание двух на­ук — гастроэнтерологии и эн­докринологии — и определи­ло его высочайшую врачебную квалификацию. Я часто направ­лял больных на консультации к Алексею Андреевичу. Знаю, что он не брал с них денег, был чес­тнейшим и порядочным чело­веком. Считал, что белый ха­лат— белые одежды— где-то приближают его к Богу, и очень дорожил своей репутацией. Я не вижу равных ему среди нас. Он не был человеком конфликт­ным — я не мог бы привести ни одного примера. Но его твердо­сти в убеждениях не было пре­дела. И как врач он практичес­ки никогда не ошибался. Сом­нения ему были не чужды, но все же опыт и знания не позво­ляли делать ошибок.

Однажды у нас с Алексеем был разговор. Он, как врач по­нимая, что у него высокое дав­ление, неожиданно предполо­жил: "Знаешь, я, наверное, умру от инсульта"... Я возразил: "Мне кажется, человеческие болезни тебе не грозят". Он погиб на лету, в автокатастрофе, в течение бук­вально двух-трех минут. Я наде­юсь, что он не испытал страда­ний. И это единственное, что я могу сказать в утешение себе и всем, кто знал Алексея Василь­ева. Ему было всего 46 лет.

...Говорят, что на сороко­вой день душа человека отры­вается от земной сути и уходит к Богу. И если вслед ушедшему в вечность сказать добрые сло­ва, это поможет ему на пути в бессмертие.

Пусть так и будет.

Лидия Старикова

8 июня 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования