Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЦАРКВА": Религия по-человечески: цена, которую Церковь заплатила за введение катехизиса в школах, оказалась высокой


Разговор с Мареком Косачем ОР (Marek Kosacz OP)

Катажина Висьневска (Katarzyna Wiśniewska): Церковь и Министерство образования хотят ввести в школах обязательные уроки религии или этики. Хороша ли эта идея?

Марек Косач ОР (Marek Kosacz OP): Этика, обязательная для всех, -- это отличная идея! Мечтаю о том, чтобы ученики могли обсуждать различные жизненные и этические дилеммы не только с катехизаторами. Зато если говорить об уроках религии… Я за то, чтобы на них ходили только желающие.

- А практика такая, чтобы на этику ходили те, которые не идут на урок религии. Или "атеисты".

- На этику ходят не только неверующие. Если она проводится интересно, если занятия увлекательны, то в них принимают участие также и верующие. Если складывается такая ситуация, когда ксёндз-катехизатор не посвящает себя полностью делу проведения занятий или просто этого не умеет.

- Вы перенесли уроки религии обратно в малый зал в монастыре. Почему Вы не являетесь энтузиастом уроков религии в школе?

- Я энтузиаст уроков религии в школе. При одном условии – что это будут творческие занятия, что в их атмосфере будут заинтересованы катехизаторы и ученики. Чтобы встреча не сводилась к изложению, поучению или грызне и успокоению слишком раскрепощенных типов в течение 20 минут. Происходит в таких ситуациях то, что даже молитва перед началом занятий или по их окончании оскорбляет элементарную порядочность. Однако если мы в школе можем относиться друг к другу как люди, то я "за".

- Вы когда-то утверждали, что введение уроков религии в школе их убило.

- Я немного преувеличил. Введение уроков религии в школе не было убийством, самое большое… ну, скажем, серьёзным повреждением тела. В начале казалось, что это шанс и для школы, и для польского Костёла, и, в общем, для нашего общества. Принёс ли этот вызов предполагаемый результат? Думаю, что нет. Цена, которую заплатил Костёл, оказалась, пожалуй, слишком высокой. В общем, это можно назвать ослаблением связей на приходе. Что видно на примере молодёжи? Вымершие малые залы, в которых встречается немного людей, немногочисленные по составу формационные группы. Теперь уже необходимо вложить много больше труда, чтобы привлечь молодых. Потому что ради чего они будут приходить, раз достаточно пойти в школу на урок религии, и в воскресенье придти в приходскую церковь?

- Некоторые говорят, что наибольшим преимуществом возвращения уроков религии в школы является возможность обращения, прихода к молодежи, которая сама не пришла бы на приход из-за обычной лени или нехватки времени. Что Вы скажите на такой аргумент?

- Это правда, что в школе я могу встретить таких людей. Можно также приложить чуть больше усилий и добраться до них на улице, на приходе, в клубе, в тренажерном зале, на концерте, в магазине или хотя бы в обычном подъезде. Только отважится ли священник немного полазить по району, чтобы добраться до молодых людей в их мире? Кроме того есть вопрос, хотим ли мы дойти до большего количества молодых людей, или дойти до молодого человека. Я – за элитарную катехизацию, не массовую. Также как за христианство элитарное, а не массовое.

- Что стало причиной того, что Вы учите религии вне школы?

- Самая обычная причина -- не справился в школе. Оказалось, что даже лучшие идеи и конспекты не работают. Приходил весь класс, но половина сидела ко мне боком, пробовали делать уроки, слушать музыку. И тогда я подумал, что или я потерплю поражение и уберусь из этой школы, или попробую спасти занятия и перенесу их в малый зал (в монастыре). Согласились и родители, и школа – сначала в качестве пробы.

- И что получилось?

- Пришло чуть меньше чем в класс. Но зато это были те, которым на самом деле было интересно. Пришли верующие и неверующие, религиозные и совсем холодные. Однако занятия были иными, чем в школе. Мы сидели в кругу, встречались, уроки не задавались на дом. Я мог говорить намного тише. Нас ничто не разделяло – я был у себя дома. Я мог их угостить, и мы имели шанс поговорить как люди. Поза "учитель против ученика" здесь была лишена основания.

- И как отреагировали на это церковные власти?

- Было немного критики и вопросов со стороны моей братии, т.к. ситуация получилась нетипичной. Я всё объяснил на монастырском собрании (капитуле) и получил кредит доверия. Занятия с учениками были успешными, теперь монастырь у людей имеет хорошие ассоциации. Я очень и очень благодарен дирекции за согласие и такое составление плана занятий, чтоб всё получалось. Я решил придерживаться этой идеи, и уже пять лет занятия проходят здесь. Катехизаторский отдел также относится с пониманием и смотрит на это благожелательно.

- Не упрекали, что Вы тяните Церковь обратно в притвор?

- Для меня это не упрёк. Притвор церкви – это шанс! Притвор, который общепризнано воспринимается как символ отступления, в моём случае приобрёл новое значение. Притвор стал символом открытости. На катехизацию приходят люди, которые обычно не ходят в церковь. В малый зал приходят, потому что здесь можно интересно поговорить. Когда-нибудь примут решение и придут в церковь. Я в этом уверен. Откуда эта уверенность? Потому что взрослые люди, на которых в нашем приходе теперь можно рассчитывать, часто имеют за собой много лет жизни далеко от Церкви. Если Иоанн Павел II говорил: "Откройте двери Христу", то я мог бы это перефразировать: откройте двери притвора, чтобы молодые сюда пришли и прижились. Тогда есть шанс, что войдут дальше. Я даю им на это время. Кроме того ПРИТВОР – это хорошее определение в названии для пастырской работы с молодёжью. Молодые тогда могли бы говорить: В притворе классно! Мне там хорошо! Притвор – это место для меня!

- Лига польских семей (Liga Polskich Rodzin) хочет, чтобы оценка по религии засчитывалась в среднюю. Что Вы скажите на это?

- Сегодня средняя уже не в цене. Сегодня считают пункты. Они мобилизуют. Если кто-то учится дополнительно танцам, немецкому языку или религии, то за это мы дадим ему дополнительные пункты.

- Следующее предложение – это религия на экзамене на аттестат зрелости.

- Простите, но пусть это предложение поступит снизу, от родителей, учеников, катехизаторов. Мнение епископов я знаю. Хотел бы еще узнать мнение катехизаторов, родителей, учеников. Конечно, это можно сделать. Однако я боюсь, что занятия вместо интересного разговора и совместных поисков заменятся на отработку материала.

- А какая у Вас методика обучения на уроках религии?

- Катехизис – это острая, динамичная дискуссия, цель которой – разрушение стереотипов. Я счастлив, когда мне удаётся намешать в головах учеников и понудить их к мышлению. К выбору веры, Бога и Церкви -- самостоятельно, свободным образом.

- Не очень педагогично…

- Почему? Пример: если мы говорим о 4-й заповеди "Почитай отца своего и матерь свою", то я не спросил бы, значит ли это, чтобы мы были вежливыми, только спрошу, как чтить отца или мать, которые этого не заслуживают. Или что эта заповедь значит для ребёнка пятилетнего, а что для 25-летнего, а что для человека после сорока? Мне нравится дискутировать о делах, как-то иначе касающихся веры. Пример: что сегодня значит для молодого человека предписание почитать пятницу как день смерти Христа, если в то же время это есть начало уикэнда, когда наконец то можно всей компанией выбраться в паб и повеселиться на танцевальной площадке.

- Хорошо ли подготовлены катехизаторы к обучению урокам религии?

- Бывает по-разному. Это как окончание курсов на право вождения. Я имею права, но не имею опыта вождения. А здесь опыт есть самым важным. Мне грустно из-за того, что преподавателями катехизиса являются часто люди титулованные, которые никогда или немного учили религии. Я помню сестру, которая вообще не приготовила нас к работе в школе. Ну и культовая уже история о том, как она объясняла, что название моей любимой рок-группы AC/DC означает сатанинскую символику, а на мне под монашеской рясой в это время была рубашка с большой цветной надписью AC/DC. Сестра очень старалась – это факт. А мне казалось, что раз я заканчиваю обучение, то уже набрался премудрости и знаю лучше. Теперь я чуточку присмирел. Однако больше всего я благодарен тем, кто делился своей жизнью и опытом. Мне всегда приятно вспоминать отца Станислава Бочоня (ks. Stanisław Boczoń), моего катехизатора. Ох, у него порой было со мной много хлопот. От отца Яцека Салия (Jacеk Salija OP) научился, как находить ответы на трудные вопросы. Ксендзу Эдварду Станькову (ks. Edward Stańkow) из Кракова я благодарен за книги. У ксендза Анджея Шпака (ks. Andrzej Szpak), салезианина и душепопечителя хиппи, видел веру, которая передвигает горы. Поэтому из благодарности к ним я создал "Паяльник" (LUTOWNICA - www.lutownica.pl), или страничку, на которой делюсь своими опытом и мыслями. И на ней нет недостатка в улыбке.

- Какие ошибки совершают катехизаторы?

- Я лучше расскажу о своих ошибках. Первая ошибка – это мысль, что со временем "само всё образуется" и проблемы исчезнут. Или я хотел иметь результаты слишком быстро. Что меня полюбят, т.к. я отличный парень и могу говорить "отпадно" и "блин". Следующая ошибка – незнание Устава школы и своих полномочий. Ещё одна – чувство уединенности и деятельность в одиночестве, чтобы не показать свои слабости перед педагогическим коллективом. Ну и постоянно я должен помнить, что школа – это не вся жизнь. Без умения оторваться, расслабиться и отдохнуть, без какого-нибудь классного хобби в школе можно свихнуться. На пределе прочности я был не раз и не два.

- Никто не обращается к уставу, т.к. стало привычным, что религия – это не совсем урок.

- Это горькая правда, что так происходит. Иногда из-за беспомощности катехизаторов, иногда из-за беспомощности всей школы. Я горжусь тем, что я сотрудник школы. Для меня существуют те же правила, что и для других учителей. Кончно, есть катехизаторы, которые соглашаются с тем, что ученики занимаются чем-то иным, подготовкой уроков. Я никогда на это не соглашался. С разным результатом. Иногда кто-то тайком что-то читал или писал, или пробовал слушать музыку или отсылать SMS-ки. Мысль, что если займутся писанием, выполнением математики или повторением к контрольной по истории, то будет спокойно, -- является пагубной. А за неуступчивость я бывал жизнью награжден. На пример, один из парней, который приходил в малый зал, через год ударился головой о стену и уснул или впал в летаргию. Утверждал, что всё слышит. Утверждал, что всё слышит. Никогда не отзывался. А в выпускном классе всегда садился напротив меня и был самым интригующим собеседником. А впрочем… даже если кто-то и не принимает участия в дискуссии, то бывает так, что вечером на Gadu-Gadu (название сайта или чата, польское gadać – "болтать". – Прим. Д.Ш.) напишет мне своё мнение по теме, затронутой на катехизисе. С одним из моих учеников, которого выставил с занятий за плохое поведение, помирился только на стодневке. Он, уже немного выпивший, сказал мне в итоге, почему он мне устраивал проблемы. В семье у него есть ксёндз, который к своим близким относится с пренебрежением, и это я запомнил. Ведь за вину этого ксендза отдувался я…

- А другие ошибки?

- Бывает так, что кто-нибудь унижает учеников. Когда катехизатор пустозвон и не допускает учеников к дискуссии, когда ему кажется, что он знает лучше, зазнаётся и умничает. Это те ошибки, которые мстят, потому что ученик отыграется. На пример, будет целенаправленно мешать и привлечет к этому еще других. Катехизатор, который всегда прав, выглядит не хорошо.

- Он думает, что прав, потому что пересказывает истины, которые Церковь провозглашает испокон веков.

- Я люблю выставлять эти истины под обстрел моих учеников. Я спокоен за истины, а людей это принуждает к мышлению и поиску аргументов. Если один из моих учеников хочет идти на мероприятие в Великую Пятницу и спрашивает о моём мнении, то я не буду отговаривать его от "беснований" и не буду запрещать ему туда идти, напиться и повеселиться.

- Почему?

- Потому что предпочитаю показать ему красоту Великой Пятницы, и напомнить, что тогда происходило. Пусть он принимает решение, что делать в этот день.

- Итак, как же разговаривать с молодёжью?

- На это есть простой рецепт – чем больше даёшь, тем больше получаешь. Или вовлеченность, жизненные темы и указание на то, как склеить эту жизнь и веру. Если при этом в осенний полдень мы попьём горячего чаю, то это будет здорово. А уже сейчас я мечтаю о катехизизации у.. камина!

- Учебники по религии оставляют желать лучшего, часто ведут в мир аксиом или являются просто скучными.

- Старые учебники уже не сдают сегодня экзамена. Радуюсь тому, что появляются новые, которые пробуют привлечь ученика к сотрудничеству. Это великое искусство -- сделать так, чтобы хипхоповца заинтриговали основные добродетели или древнееврейские знаки. При соответствующих методиках и идеях это можно осуществить.

- Реализуете ли Вы программу, предусмотренную диацезией?

- Я приспосабливаю её к моим ученикам. Я скорее хочу посвятить их в жизнь Церкви. Вызвать восторг. Заинтриговать. Спровоцировать на дискуссию, лучше всего в обстановке "кто кого сделает". На чем это основано? Ученики изыскивают аргументы, от которых я проглатываю язык. Я отвечаю им тем же самым. Обсуждение идёт. В конце мы весело препираемся, "кто кого сделал".

- А какими материалами Вы пользуетесь?

- Самые лучшие – это письма читателей в журнал "Wysokie Obcasy". Я вытаскиваю письмо девочки-подростка или взрослой женщины, и на основе этого может возникнуть сенсационная катехизация.

- Это интересно! Какой-нибудь пример?

- Я цитирую по памяти. Письмо рассказывает о следующей ситуации: в обшарпанном и грязном подъезде в дождливый день сидят три девушки. Горит слабая лампочка. Кот в углу сушит промокшую шубку. Девушки не смотря ни на что в отличном настроении. В определённый момент проходит мама с сыночком и говорит ему: учись, чтобы не быть таким как они. Здесь я прерываюсь и спрашиваю тогда моих учеников: вы когда-нибудь были в такой ситуации? Ну конечно! И летят рассказы из подъездов щетинских многоэтажек. А через 20 минут я спрашиваю: хотите ли знать, как закончилась эта история? Ну да: эти девушки представились. Кася, средняя оценка 5,0. Ганя, инструктор Союза польских скаутов. Классные, амбициозные девушки, которых кто-то оценил по внешнему виду. И мы обсуждаем, можно ли так делать. Или если кто-то лежит пьяный и извалявшийся, то он животное или человек? А когда ксёндз идет в облачении, то "поп" ли это? Сейчас работаю над письмом девушки, которая имеет трёх отцов и одну маму. Папа живёт с другом, у мамы новый партнёр. Девушка, кажется, этим очень счастлива. Я хотел бы спросить о мнении моих учеников на тему этой ситуации.

- Вы приспосабливаетесь к молодёжи. Может быть слишком?

- Приспосабливаюсь, но лишь на столько, на сколько мне позволяют молодые. И это не только в раскрепощенной жизни. На пример, один класс отучил меня ругаться... Они сказали, что не желают, хотя сами иногда ругаются как сапожники. Впрочем, среди катехизаторов уже было много дискуссий о том, каким языком разговаривать с молодёжью, говорить ли на их языке, или давать пример красивого и правильного польского. Я того мнения, что нужно приспосабливаться. Я предпочитаю приспособиться и я пришёл к тому, что это не является угождением, скольжением по поверхности. Я держу контроль. Я просто хочу, чтобы меня понимали.

Адрес оригинальной статьи: http://serwisy.gazeta.pl/kosciol/1,64808,3298623.html

"ЦАРКВА", 27 февраля 2007 г.

Перевод на русский язык - Дмитрий Шило


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования