Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

И. З. Черкасов. Афон и его окрестности.­ Святыни, росписи афонских церквей [паломничества]


ГЛАВА X

Достопримечательности св. Горы и ее святыня

§ 27. Три свидетельства о древности, на основали икон и мощей святых

Приступая к исследованию и обозрению тех частей Афонской святыни, на которые более всего были обращены здесь очеса раскольников, я прославил и возблагодарил Творца всех и Спасителя Христа Бога, что Он, по Своим неисповедимым судьбам, сию гору соединил с русским народом и постоянно хранит ее в неразрывном единении с ним, что Он, Премилосердый, насадил у нас православную веру, утвердил православную Церковь, прославил ее чудотворными иконами и мощами святых угодников своих, и доныне чрез них чудодействует в утешете жителей нашей страны, просветившихся от семени Восточной, Апостольской Церкви и напитавшихся духом высокого благочестие собственно от плодовитого древа — св. Афонской горы и святынь ее. Святыня эта собрана сюда, как в некий ковчег, со всех стран мира и содержится во многих хранилищах св. обителей Афона, так что каждый монастырь, и каждый скит и малая пустынная обитель (келлии и пещеры) непременно имеют в своем храме какую-либо чудотворную икону, или частицу Животворящего Древа, или части мощей святых Божиих. Поэтому для всякого из нас, православных россиен, в минуту горестей и житейских невзгод, ниспосылаемых выше душам и сердцам нашим для очищение и умиление, нет лучшего в свете уголка мира и покоя, как гора Афон, где Сама Царица сил небесных выну молится о всем мире и выну являет Свое заступничество и помощь всем, с верою и любовию к Ней припадающим. Не входя в подробное описание всей святыни и бесчисленных чудес, совершенных здесь различным образом Приснодевою Богоматерью, мы, с искателями мнимой старины, обращаем наше внимание только на те предметы афонской святыни, на которых обретается крест Господень и молитвенное или благословляющее перстосложение.

а) Древнее свидетельство о именословном перстосложенш от св. икон

Как только мы приходили в какую-либо обитель, где находится чудотворная икона, я всячески старался в виду раскольников проверить ее настоящее изображение с рисунком, приложенным при книге, данной мне игуменом Руссика: "Вышний Покров над Афоном", в которой, как я сказал прежде, помещены описание всех чудотворных икон, находящихся на св. Горе, и при сем внимательном осмотре я нигде не находил что-либо несходное с рисунком: необыкновенная верность копии с оригиналом иконы меня поражала. Меня утешало особенно то обстоятельство, что многие чудотворные иконы Богоматери, существующие с первых вековхристианства, за нисколько сот лет до Никона, патриарха московского, представляют Предвечного Младенца с рукою, благословляющею именословным перстосложением, — с таким же перстосложением изображены руки на чудотворных иконах святителя Николая и св. Иоанна Предтечи. Все это, говорю, утешало меня и я благодарил Господа и Пречистую Его Матерь, что Они удостоили мена вместе с раздорниками видеть такую древнюю и величайшую святыню, чрез которую разрушается всякое их еретическое зломудрование.

При беседах, как известно, раскольники все вообще стойко оспаривают свое двуперстное благословеше, называя его древлеотеческим, и нередко ссылаются на изображение древних икон, а именословное благословение они считают нововведением от Никона патриарха. Здесь же бывшие со мною искатели сего, увидев на двух Богородичных иконах (одна находится в Ватопеде, другая в Зографе, — Услышательница), изображение Младенца Христа, V века, с благословляющей рукой именословно, особенно призадумались. Не мало также удивила их и икона Молдаванского скита, о которой гласит предание, что она написана не человеческою рукою; на ней изображен Богомладенец с именословным благоеловением. Кроме сего нам довелось видеть в Ставроникитском монастыре и ту икону Николая Чудотворца, которая много лет находилась в море и вытащена рыбаками в присутствии патриарха Царьградского Иеремии: благословляющая рука и тут представлена с таким же православным перстосложением, какое мы видели и на прочих чудотворных иконах времен IV—VI века.

Но самое важное и нравоучительное для раскольников оказалось свидетельство от небольшой иконы Вознесения, прозорливо пре­поднесенной нам священнопустынножителями одной из келлии скита Лак. Осмотрев здесь славянскую рукопись и церковную утварь соборного храма, между которыми особенно замечательна резной работы местная икона св. Димитрия Солунского, очень ветхая, — мы вышли на паперть и, к удивлению, нам предстал дивный старец, в мантии и эпитрахили, с иконою в руках и приглашал нас приложиться к ней. Инок-молдаванин и, по-видимому, иеросхимонах, дряхлый и белый как лунь, хорошо владел русским языком. Малого размера икона изображала Вознесете Господне на небо. Исполняя желание старца, мы приложились к икон, и он благословлял нас и весело пел тропарь Вознесения. Раскольники в это время заметили ему, что он держит икону древнюю и сам древний, а поет не по-древнему. По-древнему поют, сказали раскольники: извещение приемше яве благословения ради, а не извещенным им бывшим благословением! — Старец ответил им на это: "св. Лука написал 70 икон Богородичных, в том числе и сию — верно показывающую на ней благословляющая руки Господа, смотрите как написано. Поэтому мы, хорошо знавшие перевод с греческого, не ошибаемся и поем: извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира". — "Не понимаем мы, старче Божий, что ты хочешь этим сказать?" спросили раскольники. Тогда старец начал разъяснять им: "Христос Спаситель, при своем вознесении, сотворил радость своим ученикам: первое — обетованием Св. Духа, второе — извещением, что Он есть Сын Божий и Избавитель мира. Подумайте о втором: откуда бы, из чего бы при благословение известились ученики, что пред их глазами возносящийся на небо их Учитель есть Сын Божий и Избавитель мира? Если благословение Его было только осенение крестное, то это не известило бы их, что Он есть Сын Божий и Избавитель мира, ибо и Аароновы преемники благословляли и ваши священники благословляют. Мы так, по крайней мере, приняли по преданию от святых отец, что при сем благословении был им показан новый знак, и притом такой, из которого они прияли извещение яве,.. Если бы Христос Спаситель при сем благоволил сложить персты, например, по чину Ааронову, или по вашему, то могли ли из сего перстосложения ученики увидеть, уверовать, что возносящийся на небо их Господь есть Сын Божий, обетованный Иисус Христос? Но они не только просто прияли извещение, а даже яве, и именно благословения ради. Как же это могло быть? Просто из крестного осенения нельзя принять извещение яве; сие явное извещение показать им долженствовало особым, новым знаком, который — особый, новый знак — может быть представлен не иначе, как только сложением перстов". — "Так, так же и мы понимаем, тружениче Христов", вдруг возразили раскольники. — "А когда так понимаете, то что же вас заставляет удаляться от истинного благословения Христова? — переспросил старец. Подумайте хорошенько: вы сами свои персты толкуете во извещение не того, что Искупитель наш есть Сын Божий, а того, что есть святая Троица, что Искупитель наш есть совершенный Бог и совершенный человек, и о имени Спасителя и намека нет!Притом вы сие вое перстосложение не только при благословении, но и при молении употребляете". — "А по-вашему, как же нужно слагать?" спросили они. — "По-нашему, — сказал старец, — при благословении, слагают персты в изображение IС ХС. Когда ученики Христовы, в первый раз при вознесении, увидели своего Учителя, благословляющего их, и благословляющего не иначе, как изображением Своего имени IС. ХС., то не должны ли были совершенно увериться, что возносящийся пред ними есть истинный пребожественный Иисус, Спаситель мира, есть обетованный Сын Божий Христос, тот великий Мессия, Которого все иудеи тогда ожидали с нетерпением (Фил. 2, 10 — 11). По сему-то и св. евангелист Лука на сей иконе, видите, изобразил руки Господа Своего Иисуса Христа, благословляющая с перстосложением во имя IС. ХС. Ибо только из такового перстосложения можно яве принять извещение, что возносящийся и вознесшийся на небо есть пребожественный Иисус, истинный Христос, Сын Божий, Избавитель мира". — "Ну, это так: на вашей иконе в перстосложении мы ясно видим извещение святейших таин нашего спасение, яве) видим, благословение ради, Кем и ради Кого священницы благословляют народ; ради Кого и в Ком низводят благословение Божие (сравн. Евр. 1, 3), и важность так доказывать умеете; ну, а как вы складываете пальцы, когда молитесь?" спросили они в свою очередь. Старец, сложив, сказал: "во имя единосущной и нераздельной Троицы, мы складываем свои персты". — "То и есть, — возразили раскольники. Вот древние книги и не сходствуют с вашим перстосложешем. Святый Апокалипсис в 23-й главе сказует: коея ради вины есть сии три персты, глаголя: первый лев, второй змий, третий лживый пророк, а посреди — сам их сатана. Яко же бо скрыся на древе смокве прелести их снедию Адама и Евы, такожде и в последняя лета скрыется Никонианская прелесть внутри перстов; да тако ваше сие сложение прообразует яве?" — Старец заметил им на это: "вижу вас, дети, что вы хитросплетенным басням следуете; оттого вы и в истинном перстосложении видите то щепоть, то печать антихристову. Но вдумайтесь, вы знаменуетесь не только не по-нашему, но и не по-книжному. В вашей, например, книге веры напечатано: протягиванием же двух перстов, вышнего и среднего, показуется тайна Самого Господа нашего. Так ли об этих перстах написано в Катихизисе, в Стоглавнике, во Псалтире, в Кирилловой книге? Так ли вы слагаете ваши пальцы? Не пригибаете ли вы средний персть к указательному? Если книге веры на сей раз верить должно, то по сей книге персты и протяните оба; если же вы на это не согласны, то сами осуждаете свою книгу виры. И правым и неправым учением сия книга осуждает вас". — "Книги-то и толкуют прямо, нам думается, про нынешних иноков да попов, — возразили они. Мерзский образ, говорить писание, — восприимут царие земстии, патриарси, епископы, и попы и диакони. Змий суть обители им в прелесть соделает, понеже бо сотворят ему вся дары яко Богови, сотворшему небо и землю; принесут ему фимиам на аир, и свещи, и поклонение, и слезы и пение зело красно". — "Нет, это сказано не про иноков и не про попов, а про русских безрассудников, которые там ядят хлеб беззакония и пиют вино хищения (Притч. 4, 14 — 17), — с улыбкою сказал им старец. "А вот мой вам совет: обратитесь по этому поводу к священномученику Власию, он вас научит, как персты слагать. Этот святитель, живший около апостольских времен, находится и теперь живым свидетелем сего в Дионисиате; вы там увидите сами его молитвенное перстосложение и лично убедитесь, что так было и должно пребыть неизменньм всегда". Старообрядцы (крестясь):— "Покажи нам, Господи, истину такую и не дай нам погибнуть без Твоей святыни, без Тебя, путь, истина и живот наши" — А старец, вслед нам уходившим сказал: "допустите иереем православным совершать на вас сии слова Господни: и да возложить имя Мое на сыны Израилевы, и Аз Господь благословлю я! Имя Господне: IС. ХС.

6) Свидетельство древности о молитвенном перстосложения от св. мощей

Слыша о таком свидетельстве, обретающемся в Дионисиатском монастыре, старообрядцы с радостию устремились сюда, чтобы самолично убедиться, действительно ли говорил им этот пречудный старичок — пустынножитель. Не менее их радовался и я, что есть и на Афоне такое дорогое свидетельство истинности древнего перстосложения в деснице св. священномученика Власия, как в Киеве в нетленно почивающих мощах святых: Ильи Муромца, Алимпия иконописца, Спиридона просфорника и многострадальных Иосифа и Пимена. Правые руки мощей этих угодников Божиих со сложенными тремя первыми перстами, а последние два пригнуты к ладони. Как подвизавшиеся почти за 500 лет и более (XI—XII в.) до Никона, патриарха московского, эти святые всякому свидетельствуют, своими нетленно почивающими мощами, что они с тем самым перстосложением благоугодили Господу, каким ознаменовались и хотели ознаменовать себя в минуту смерти. Сказать, что спустя уже несколько сот лет кто-либо вздумал дать иное положение перстам. их десницы — нельзя, ибо он тогда скорее мог бы переломить персты, чем переложить их. И такого ясного, неопровержимого свидетельства древности молитвенного перстосложение, находящегося у нас в России в Киево-печерской лавре, наши раскольники, к сожалению, и видеть не хотят: здесь же они пожелали убедиться, может быть, потому, что раскольники нигде не встретили Христа ради подвижников себе по духу, спасающихся по их толку, а всюду видели старинку, в чем им свидетельствовали все обители пустынников: что в них с древних времен живут люди, истинные рабы Христовы. Даже и самый Дионисиатский монастырь, живописно расположенный на одном высоко висячем камне, где поначалу подвизался смиренный отшельник св. Дионисий (в половине XIV в.), — доказываете им это, когда камень представляется готовым, того гляди, оторваться от скалы в бездну моря,—так он высок и тесен.

Мы прошли в Дионисиат густым лесом с северо-запада — этим единственным путем устья, пролегающего между непроглядных пропастей, и прямо в храм. Тут нам прежде всего поднесли крест из Животворящего Древа креста Господня, а потом пригласили приложиться к чудотворной иконе Божией Матери, пред которой патриарх Серий в первый раз читал акафист Богоматери, за победу над Персами и Скифами, в 626 году осаждавшими Царьград. Икона эта потом принадлежала Трапезондскому царю Алексею Комнину, который своеручно и вручил ее св. Дионисию, как залог древности устроенному им монастырю. Затем, в числе множества частиц св. мощей и уз св. апостола Петра, хранящихся в этом храме, нам показали и то светлое свидетельство истинности древнего перстосложения, о котором сообщал раскольникам тот священноинок — келлиот Лакенского скита.

Как жаром обдало моих спутников, когда экклисиарх из алтаря вынес и раскрыл пред нами ковчежец с мощами кисти правой руки св. священномученика Власия! Видимая сия вещь, по-видимому, проникла здесь невидимым образом во все члены раскольников: у них градом катился с лица пот и лихорадочно трясло их, при виде сего священнейшего остатка нашего божественного почитания. Им казалось, что все, что говорят о таких вещах, — сущая неправда, обман, антихристова ловушка и только, а теперь они видят собственными глазами древнюю, не из воску слепленную, а естественную руку великого угодника Божия, со сложенными тремя первыми перстами. Правая рука св. Власия замечательна здесь тем, что персты ее сложены для крестного знамения весьма правильно. Три первые перста десницы его соединены вместе плотно и ровно, а безыменный и мизинец совершенно пригнуты к ладони, священномученик Власий был усечен мечем в царствование Ликини, в 316 году, 11 февраля. Наконец, тут же, к нашему изумлению; оказалось и другое свидетельство о таком же перстосложении в св. мощах десницы Иоанна Молчальника. Первые три перста этого преподобного так же сложены плотно, а безыменный с мизинцем хотя и пригнуты к ладони, но меньше, чем у св. Василия. Св. Иоанн отошед из пустынной свози обители в вечные селения 3-го декабря 558 года. — Какого же после этого, подумаешь, нужно раскольникам доказательства правильности молитвенного перстосложения, когда то, что у всех на глазах, существовало более чем тысячу лет до Никона, патриарха московского? Очевидно, что раскольники уклонились в осязательнейший раскол и не хотят покориться истине. Но мы знаем, что такое сложение перстов для крестного знамения существовало не только у древних подвижников или христиан, но и у самих св. апостолов, в чем удостоверяет нас, как живой свидетель, своей десницей, со сложенными тремя первыми перстами, св. апостол Андрей, скончавшийся мученическою смертию в 80 году по Рожд. Хр.; кисть правой руки его и доныне свято сохраняется в московском Успенском соборе. И таким образом, без сомнения, верно, что св. святители Христовы Власий и Иоанн из горнего мира дали здесь такое ясное своими десницами изобличение суемудрых искателей мнимой старины, что они вышли из Дионисиата с таким же стыдом, как пришедшие не в брачной одежде на брак сына царева (Матф. 22, 11—13).

Так Господь и в наши дни видимо посрамляет кощунников и отступников от православие чрез посредство своих угодников не перед ангелами только, но и перед человеки, подобно тому, как Он здесь же в XIII веке посрамил Ксиропотамский монастырь, который, совратившись с пути истины, принял унию во время отступления от православие Михаила Палеолога. В то время, как преступные иноки в обществе латинян совершали их мессу, Господь явил гнев Свой на изменивших отеческим заветам и апостольскому преданию: твердыни Ксиропотамской сотряслись, обрушились, а под развалинами их погибли отступники, — чем и вразуми л оставшихся иноков и царя латинствующего Михаила. В данную минуту, если Всесильная десница Божия и не искоренила здесь до основания настоящих современных нам плевел, но оставила еще расти между пшеницею дожатвы (Матф. 14, 30), — то для того, разумеется, чтобы тем вразумить не только сих несчастных, а и прочих, подобно Ксиропотаму, или подобно князю Владимиру и вельможам его, потому что и наши искатели много лет пытаются найти истинную старину, а теперь ясно видят все то, что желали найти для вразумления своего.

Беспристрастно скажу, что ни здесь, ни в других местах Востока, не смотря на появление икон даже чудотворных (хотя, впрочем, очень редкое), с изображением перстосложения, нравящегося нашим раскольникам, никто никогда даже и не подумал обратить это в предлог какого либо разногласия или спора, а всегда равно поклоняются св. иконе, с каким бы она ни была изображена перстосложением. Это означает, что благочестивая древность, проникнутая искренним благоговением к знамению креста и благословению Господа нашего, не поставлявшая в перстосложении догматической важности, не разбирала с легкою пытливостию человеческой, как сложены были персты Его спасительной десницы. Посему и Церковь православная, следуя сему мудрому примеру истинной старины, снисходительно разрешает ревнителям любимое их двуперстное сложение, не почитая их оттого чуждыми православию. Поступая, впрочем, так в отношении к иконам, сами здесь иноки и миряне всегда держались и держатся перстосложения троеперстного, а не двуперстного. Но достойно замечания и то, что при изображение в храмах людей в молитвенном положены искатели мнимой старины нигде по обителям не встречали любимого своего мнимого старообрядческого перстосложения.

в) Свидетельство о четырехконечном кресте

Кроме объясненных икон, помещающихся в книге "Вышний Покров над Афоном", греческие и русские ноки показывали нам много и других изображений, существующих от времен построения храмов и прочих памятников обителей, которые сами в свою очередь очень древние — они выстроены первыми греческими царями. На этих иконах нам приходилось видеть, кроме перстосложения православного, множество св. мучеников и преподобных, держащих в руках четырехконечные кресты, местами же есть шести и осьмиконечные кресты; но таковых весьма мало, и особливо мало встречалось высеченных на камнях зданий, или выделанных из дерева и металла, а везде и всюду рисовалась нам печать древнего благочестия — четырехконечного креста. Так, например, в лавре св. Афанасия, как в греческих и славянских хартийных рукописях, так и в древлепечатанных книгах, где, между прочим, часто встречалось имя Христа, написанное Iисус, 8-й член символа веры без слова „истинного", мы видели множество четырехконечных крестов, а восьми и шестиконечных не было. Тоже свидетельство можно всякому видеть в несчетном количестве св. четырехконечных?, крестов, украшающих купола более девяти сот церквей, часовен и молитвенниц обителей Афона, и той безыскусственности, с какою они исполнялись, оставаясь строго верными древлеправославному византийскому стилю.

Нас особенно поразила одна из величайших христианских святынь, находящаяся в алтаре соборного храма Ксиропотамского монастыря. Кроме множества св. мощей и драгоценной редкости — весьма малого Евангелия мельчайшего письма (похожего на письмо Пантократорского сборника), — здесь находится бесценное сокровище — самая большая часть Животворящего Древа Креста Господня, какая только есть на св. Горе: это та часть Древа, к которой были пригвождены пречистая ноги Господа. Об ней говорят, что это — дар императора Романа, который в своей грамате, данной в IX веке, на имя св. Павла Ксиропотамского, повествует так:

„С некоторыми из вельмож моих, вошедши в царскую мою сокровищницу, я, между частицами Древа Животворящого Креста, нашел более других значительную, достойную удивления, — особенно тем, что на ней и доныне виден незабвенный памятник Владычней страсти — дыра, где была пригвождена божественная плоть Господа моего, в очищение грехов наших, и где струилась пресвятая кровь Его. Длина и поперечник этой частицы в локоть слишком, а ширина — в меру двух сложенных перстов, толщина же — в один перст: весу в ней сто драхм. Это святое сокровище, это страшное знамение небесного Царя, долженствующее явиться на небе пред пришествием Сына человеческого на суд мертвых, это божественное орудие спасения нашего я с любовию пожертвовал преподобнейшему Павлу Ксиропотамскому, в неотъемлемую собственность обители, на мое царское иждивение возобновляющейся, — пожертвовал до того времени, когда приидет Господь. Требую, чтобы этот дар отпущен был с церковными и военными почестями; а положат его пусть во святом алтарь, в освящение и утверждение царской нашей обители" (Афон. Патер., ч. 1, стр. 58),. — Так понимали и так благоговели древние цари и народы к четырехконечному кресту Древа Господа своего!

Такою древностию вполне доказывается, что наше почитание креста есть истинное, принятое не от патриарха Никона, а от самих апостолов и первенствующей Церкви, — так как мы одинаково признаем за животворящие кресты, как четырехконечные, так. равно шести и осьмиконечные, — ни одному из них не даем предпочтения и ни одного из них не унижаем пред другими. Раскольники же — явным образом отступники не только от Церкви времен Никона, патриарха московского, но и от Церкви первенствующей, Апостольской, потому что они совсем не признают четырехконечного креста, а чтут только кресты о шести и осьми концах, признавая, четырехконечный крест за латинскую ересь. Но подумали бы они прежде, нежели обзывать всячески св. крест Господень: не четырехконечный ли крест от начала мира прообразован? По свидетельству многих св. отцев, что и самый мир сей крестообразно сотворен: высота и глубина, широта и долгота — образ креста не осьмиконечного, а четырехконечного содержит. Таким образом и в отдельности человек четырехконечно сотворен егда бо руце распрострет, то яве образ четырехконечного креста покажет (яко же Моисей)... Скиния, юже сотвори Моисей, в образ креста. Божественный Давид о четырехконечном кресте, воспоминает говоря: знаменаясь на нас свет лица Твоего, Господи… Блаженный Павел (апостол), великие тайны креста Господня уразумев, славою его утишается, и всем православными христианам того же причастия от лучших вин и отподобающих приветствует., яко крестом все дары Святого Духа верным подаются… и вся языцы во едину Церковь и веру и крещение совокупишися, и любовию связашеся… взывает: мне же да не будет хвалитися, точию о кресте Господа нашего Иисуса Христа (книг. веры, гл. 9, лист. 67—72). Очевидно, что и сия самая излюбленная раскольниками 9-я глава, оказывается им, в их плавании по морю самоуправства, девятою волною... сокрушительною.

§ 28. Нисколько слов о чудодейственной силе, совершающейся пред св. иконами

Кто каков сам, таковыми и других иметь желает. И это ясно видим мы в противниках нашей Церкви и святынь ее — раскольниках и сектантах, так как они, не имея чудес для утверждение своей веры, и у нас порицают чудеса, происходящие при святых иноках, говоря; "Для чего чудеса? Для чего нужны они, чтобы верить им? Все что мы слышим об них — все невероятно, все полно басней, выдуманных корыстолюбивым приобретением. Теперь чудес не нужно, потому что вера уже утверждена чудесами, совершенными апостолами и Христом, и теперь чудеса не 'могут быть доказательством истинности веры, ибо и волхвы египетские совершали чудеса, и антихрист будет совершать их при конце мира". Так суесловят наши сектанты, и так, особенно, часто твердили мне мои спутники по Афону, искатели мнимой старины.

Ответ мой одинаков для всех: скудный умом всегда думает так, и человек не разумный и заблуждающийся размышляет так глупо (Сир. 16, 23). Церковь, святая невеста Христова, познается истинною не иначе, как при посредстве благоухания чудес, как цвет (крин), растущий посреди колючей травы (терния). Для сего, как прежде, так и теперь нужны чудеса, чтобы мы имели несомненное убеждение в том, что и ныне Церковь Христова есть та самая, которая была прославлена чудесами сначала и ,в которой всегда пребывает особенная милость и благоволение Божие: для прославления Бога, дивного во святыня и святых Его, ибо Он святыми Своими, как достойным орудием, совершает дивные чудеса, дивный Бог во святых своих. Ибо Он Сам сказал: верующий в Меня дела, который творю Я,и он сотворит, и больше сих сотворит (Иоан. 14, 12)... Коротко и ясно...

А то, что говорят, будто чудеса не составляюсь признака истинной виры, как это видим от волхвов египетских и от антихриста, то надо разуметь, что те мечты и привидение были для погибели людей сластолюбивых. Истинные же чудеса совершаются: всегда на пользу людям душевную, вместе и телесную... Обратим внимание на чудодейственную силу икон святых, источающих благодать исцелений... Вместе с обнаружением славы Божьей, подается сладкое и неизъяснимое утешение страдальческим сердцам народа, и мир и надежда для растерзанной совести бедного грешника. То есть там преимущественно открывается необыкновенность действия силы божественной, где обстоятельствами мы поставлены бываем в затруднительное положение и где усилия собственного ума и действий воли нашей остаются недостаточными к достижение предположенной, цели или где целый народ требует подкрепления изнемогающим силам веры, или же потухшим сердцам суеверов. Все это не обинуясь, можно сказать не столько о страдающем Востоке, сколько о России, где от времени до времени, по неисповедимому изволентю Божию, совершаются и доныне сверхъестественные чудеса, которые производят в душе и теле, благоговейно припадающего к святыне дивные и отрадные исцеления, вразумление и утешения.

И вот, для указание божественного человеколюбия и сладчайшего Его о нас промышления, утешающего нас такими благодеяниями, которые поощряют в нас надежду на будущее блаженство, — более всех незримо и таинственно изливает благодать и дары свои Матерь Господа нашего, в Своем Божественном лике, чрез который Она принимает видимое и живое участие в материнском Ее попечении. "История Афона, говорит один святогорец, есть как бы летопись посмертного жительства на земле Приснодеве". И действительно, в каждой большой и малой обители есть непременно Ее чудотворная икона и какое-нибудь предание о видимом Ее предстательстве. В лавре Она хочет быть Экономиссой; в Хилендаре не велит ставить игумена, Сама заступает его место; в Ивере — смиренно делается Вратарницей, предпочитая малую привратную церковь великому собору, и там, чрез ходатайство Божественной Вратарницы, многим ко спасет двери райские отверзаются.

Ежели сказать, что объясненные иконы явили свою силу в благодатном отношении к Афону, то тут .есть много и таких св. икон, которые явили чудные действия вне св. Горы и совсем безотносительно к ней, и сюда, как в более безопасное на Востоке хранилище святыни, перенесены уже впоследствии, и особливо после разгрома Византии. Наприемр, в монастыре св. Павла, кроме двух крестов, принадлежащих Константину Великому, есть еще икона Божией Матери, принадлежавшая Феофилу иконоборцу, или его супруге: эту икону иконоборец, в неистовстве своем, бросил в огонь, но она не сгорела. В Ватопеде есть икона царицы Феодоры, которая умирающему ее мужу доставила и утешение и мир. Иверская икона тоже принадлежала одной Никейской вдове, которая, по причине иконоборчества, пущена была в море; но икона не упада, а, с лучезарным сиянием, стоймя понеслась по волнам и тем .доставила вдове и радость и полное укрепление ее на страдальческий подвиг (кн. "Вышний Покров"). А сколько находится чудотворных икон теперь у нас в России, принадлежавших разным лицам и сословием и доставляющих многим и облегчение телесные и отраду духу, колеблющемуся в вере, в покрове и заступничестве Всепетой? Вот, например, в 1881 году, как известно уже всем, Матери Божией благоугодно было прославить еще одну из бесчисленных икон Ее, — принадлежавшую семейству графа Капниста, сия икона в настоящее время находится в имении графа, в Козельщине, Полтавской губернии, и знамения благодати Божией текут от лее обильной струей.

Прошу обратить благосклонное внимание вот на какое обстоятельство: сие новоблагодатная икона прославлена Матерью Господа в такой местности, куда с недавних времен (с 1870 г.) стало проникать лжеучение штундистов. Эти сектанты не признают икон святых, называя их идолами и ругаются над ними. И вот Сама небесная Царица обличает теперь их лжеучение: что скажут все отступники Христовой Церкви о таких, например, дивных знамениях, когда воочию всем известный слепец открывает глаза и видит, — страдалец-малютка вдруг встает и начинает ходить и т. под.?.. Сказать, что это выдумка — нельзя: есть сотни свидетелей, знавших. и этого слепца и этого малютку, и других страдальцев, исцеленных чудодейственной силою пред св. иконой, — как же смеют. хулить сии святые изображения, когда воочию благодать Божия прославляет их?..

Так в древности идолослужители ошибались в Ковчеге Господнем и укоряли апостолов, которые творили чудеса. Да и на Самого Христа иудеи изрыгали хулу, возмущая народ: Он изгоняет бесов силою Веельзевула, князя бесовского. Так же ныне ругаются над святыней Господней, и особливо поносят преподобных Афона, истинных и достойных носителей Христова ига, говоря: вся их пустынная и пещерная жизнь и благодатная сила происходить от невежества и басней, которые распространяются между людьми простыми. Да если бы и так можно было сказать о некоторых чудесах и прозорливости, или дивной силе благодатных людей, — но основательно ли по этой причине не верить и всем чудесам? Много есть выдумок и в мирской истории, но разве всяистория ложна? Верим описывающим мирскую суету, а затыкаем уши свои, как аспид глухой, от прославляющих дивные дела Божии и возбуждающих своими простосердечными молитвами крепкую веру в чудотворную силу Его!

Апостол таким образом свидетельствует о сем, говоря: есть же вера уповаемых извещение, вещей облечение невидимых: в сей бо свидетельствовать быта древнии (Евр. 11, 1), т. е. чрез веру в видимые вещи познавали невидимого Бога; но отвергающее сии символы веры — отвергают вместе с ними ж Самого невидимого Бога; или кто бесчестит видимые св. иконы, т, е. образ Божий, Его Пречистой Матери, ангелов и преподобных Его тот бесчестит и Бога. Пусть ответить кто: за что проявил Господь. грозные чудеса Свои на поле Вефамитянина и поразил сынов Иехониных? Всякий скажет: за непочитание рукотворных образов, за невоздаяние достойной чести священному Кивоту и за небрежное обращение с ним, избил Господь великое множество тысяч людей "(1 Цар. 6, 19 — 21). Если же древние ругатели святыни Господней прияли такую ужасную казнь и собственно только: во-первых, за невстречу рукотворенного Кивота, ибо они, сказано, не порадовались о возвращении его из плена Филистимского, а во-вторых, за то, что некоторые из них без страха и благоговения дозволили себе приступить к святыни и полюбопытствовать ее внутренность (—ст. 19), то пощадит ли Господь нынешних кощунников, которые, по тщеславию и гордости своей, не хотят знать проявляющуюся силу Божию от святыни Его, т. е. ругателей св. Его образа и образов святых Его, равно как и за бесчестие святилища и служителей Его? Конечно, по долготерпению Своему, Господь много щадит кощунников святыни, но не мало и вразумляет несчастных. Для сего нелишне считаю привесть среди бесчисленных чудодейственных случаев Новозаветной Церкви следующее назидательное чудо, свершившееся на Афоне в Ватопедском монастыре.

Один экклисиарх-диакон, по долгу занимаясь в церкви приведением всего в надлежащий порядок и чистоту после богослужений, приходил в трапезу иногда не в обычное время обеда, а после других. Раз, промедливши таким образом во храме, он приходить в трапезарю и настойчивее прежнего начал требовать себе обеда; между темнедовольный на несвоевременный приход трапезарь решительно отказал ему в обеде. Голодный и разгневанный экклисиарх возвратился в церковь; помыслы один другою мрачнее волновали пылкое сердце несчастного. Голод, а тем более гнев на трепазаря и неблаговоление к святыни привели экклисиарха в совершенное исступление: он был весь не свой... В таком настроении духа подошел он к иконе Богоматери и, гордо ставши пред нею, стал укорять Богородицу: "до которого времени я буду служить Тебе?.. Трудись, трудись, а за все то не только нет ничего у меня, но и лишаюсь наконец куска хлеба, чтобы подкрепить ослабившая силы мои!" Сказавши это, он схватил нож, которым очищал дотоле воск, замахнулся и сильно ударил им в ланиту Ее иконы. Икона Богородицы изображена на полотне к; потому нож прошел насквозь... Но тут произошло удивительное чудо: кровь брызнула, заструилась из раны, и самый лик Божественный покрылся бледностию, как лик умирающего от смертельной раны и от иссякающей крови. Иконобийца, святотатственно поднявший руку на образ Божией Матери, затрепетал, члены его ослабели, он упал на помост и, пораженный неизъяснимым ужасом, стал как помешанный. Экклисиарх трясся как Каин, как преступник и убийца и пал пред иконою, лишенный разума. Слух быстро разнесся по монастырю и все узнали о случившемся. Кровь, струившаяся из ланиты образа Богоматери, не засохла еще, как игумен и братия собрались в храм к месту происшествия. Иконобийца лежал пред поруганной им святыней; он был слеп и окончательно без рассудка. Проникнутые чувством искренней жалости и сострадания к несчастному собрату, братия на другой же день совершили по нем всенощное бдение, прилежно прося молитвами своими Царицу небесную о прощении его за нанесение Ей обиды, и так продолжалось много времени. Но как ни старались усердные иноки, как ни ходатайствовали пред Богоматерью о помиловании преступника, а несчастный все-таки в таком положены находился целых три года, пока Сама Утешительница скорбящих не обрадовала в сновидении игумена, что, ради усиленных их молитв о нем, Она прощает преступнику содеянный грех и дарует ему исцеление. Наутро экклисиарх действительно оказался здоровым: члены его укрепились, очи прозрели и рассудок восстановился по-прежнему. Остальное время он провел пред поруганной иконой в покаянии, посте и молитве, так что пред смертию он был утешен Самой Владычицей, обрадовавшей его прощением; причем Она возвестила ему, что рука его, дерзнувшая совершить столь святотатственное деяние против иконы Ее, подвергнется суду на втором пришествии Сына и Бога Ее. Экклисиарх умер. По прошествии трех лет со дня его смерти, братия, соблюдая обычай св. Горы, отрыли кости его, и глазам их представилось новое чудо: кости кающегося грешника были .светлы, рука же, дерзнувшая оскорбить святыню, оказалась не подверженной тлению и почерневшей как уголь. И доныне эту черную, как осмоленную, руку преступника показывают посетителями в страх грядущим дерзким вольнодумцам и в память необыкновенного события и непостижимой благости и любви Пресвятоой Богородицы, готовой всех прощать за наносимые Ей оскорбления.

Вот разительный и назидательный пример того, как пагубны для нас последствие необузданного гнева и ругательства над святыней, ибо все таковые люди, заблуждающееся сердцем, не войдут в покой Мой, говорить Господь (Пс. 94, 10, 11). Да, подумаем и мы невольно, под впечатлением того страшного потрясающего чудодейственного явления, которое может излиться и на всякого из нас за поношения икон святых. В самом деле, если после столь усиленных молитв, произнесенных иноками за преступника, и чистосердечного раскаяния самого грешника, дерзкая рука его, с неизгладимым признаком черноты, должна испытать грозный суд Господа на втором пришествии, то что же будет тем, которые, изрыгая дерзкие хулы на святейшие истины, ограничиваются лишь своим самообольщением и остаются нераскаянными до конца? Лучше бы им не родиться на свет, и лучше бы им, по слову апостола, не знать истины, нежели познававши, в гордости своей отвергнуть ее (2 Петр. 2, 21). Таковым уж великое горе будет; горе, ужаснее которого нети Ибо тогда они впадают в грех, который называется хулою на Духа Святого и который не отпустится им ни в сей век, ни в будущий (Лук. 12, 10).

А сколько таких чудес совершается, хотя бы в виде внутреннего голоса за или против известного деяния!.. Я понимаю неверующего: он ни во что не верует, и конец. Но что за странное явление — мы, верующие в Бога и Церковь, рвемся к святым местам с молениями о чудесной помощи, а рядом с этим явления того же Бога в чудесах, ежедневно совершающихся в каждом из нас, мы не признаем ни в чем—ни в обязанности, ни; в явлениях нашей жизни? Мы едим нашего ближнего каждый под разными соусами; и от той самой любви, в которой мы ближнего, требуем себе чудесных знамений милости Божией. И как XIX столетий назад слышатся опять теперь слова Христа: о, род неверный и лукавый, знамения (чуда) ищут!.. Увы, невольная ли это философия или грустный итог, подводимый жизнию, где, от избытка любви к себе не умеешь быть к себе строгим и от отсутствие ее к другим не умеешь быть к ним снисходительным...

Живо напомнилось мне еще одно не менее важное и нравоучительное, чудесное событие, происшедшее несколько лет тому назад пред той же чудотворной иконой Богоматери, которая и поныне носит на себе те же следы раны от истекающей крови и называется "Закланная". Один священник, прибывший на св. Гору для поклонения ее неоценимым святыням, лобызая икону, нечаянно ли, или, желая полюбопытствовать, коснулся раны этой Закланной Богородицы; но от такого прикосновения запекшаяся кровь осыпалась на священника и несчастный едва успел выйти за порог церковный, как рука Владычицы поразила его на смерть, и он тут же отдал дух свой дивному и непостижимому в судьбах своих Богу!

Разумеется, мы на этот раз отнесем такое проявление Творческой силы к тем посетителям Афона, которые, хотя и не отвергают почитания икон святых, но, по суемудрию своему, имеют дерзкую любознательность и недоверчивость к проявляющимся от них чудесам, и рука Провидения карает несчастных, — как это пред моими глазами произошло здесь с спутниками моими, ищущими мнимой старины, которых, подобно сему, невидимою силою страшным образом потрясло, когда они не поступали искренно и сердце их было полно лукавства при рассмотрении десницы мощей св. священномученика Власи. Но в общем, ежели принять во внимание наше небрежное обращение со святыней в храме Божием, не избежит и верующий той же участи священника. Мы охотно и сильно стремимся к вере и благодатным местам, чтобы что-либо себе испросить, а в то же время как мало, как страшно мало во имя той же виры мы слышим глас Господа, вещающего нам: место бо, на нем же ты стоиши, земля свята есть (Исх. Д, 5). В этом смысле знаменитый Афон, который с многочисленными обителями Богоматерь избрала Себе в жребий, также справедливо именуется святою горою, как и гора Хорив. Это особенно нужно помнить теперь, когда приближаются к такому святилищу, многие зловредным воззрением современного отрицания набрасывают на него тень неблоговоления и даже подозрения, не снявши обуви с ног своих, т. е. не отрешившись всего того, что может причинить вред нашему нравственному настроению.

Таким образом, много нравоучительного для всего человечества представляют эти чудодейственные события исходящие от руки гнева или милости Божией и совершающиеся пред святынею православной церкви; но из многого нам необходимо помнить следующее: всякий, приступающий к святейшим предметам с вирою и с не поддельным благоговением, получает живот и благословете, а приступающий небрежно и, особливо, с испытующим духом коварства получает смерть и проклятие. Так Сам Господь Бог говорит: засвидетельствую вам днесь небом и землею: живот и смерть дах пред лицем вашим, благословение и клятву: и избери живот, да живеши ты и семя твое (Второз. 30, 19, 11, 26 — 28; Сир. 15, 14—17). Оттого-то и раскрытый пред народами дух Царя-Пророка, призывая верующих благопочтительно преклонять колена пред святыней, да созерцают в ней своего Владыку живота, — учит, глаголюще: поклонитесь Господу во благолепии святыни. Возвестите во языцех славу Его, во всех людех чудеса Его (Пс. 95, 9, 3).

§ 29. Святогорское значение в древлецерковном иконохранилище

Неудивительно, что до сих пор так называемое религиозное движение в современном светском обществе выражается в результатах незначительных или даже менее того, — в явлениях прямо отрицательных, как, напр., наши сектанты, которые вообще не убеждаются доводами православных собеседников в необходимой потребности христианину иметь почитание святыни Господней; неудивительно также, что раскольнические толки отвергают все чудодейственные события, исходящие от новоблагодатных икон и мощей святых, — это воззрите стало почти уже обычным. Но то обстоятельство удивляет меня, что успех религиозного движения в современном обществе не обеспечивается еще одним религиозным интересом, а именно: есть в России не мало из христиан таких людей, которые не находят в писании ничего сказанного о производстве и почитании первыми христианами св. икон. В первенствующей церкви, говорят они, начиная от Христа и от времен апостольских, пятьсот лет не было икон; значит, и теперь их не должно иметь или производить.

Понятно, русский рационализм во всех его проявлениях осужден на одно из двух: или отвергать православное учение, как несогласное с требованиями разума, или искажать его — одно принимая, другое отвергая. Но разве таковые отрицатели не читали в священном писании Ветхого Завета о деланы херувимов, скинии, кивота и прочих образов, устроенных Моисеем, для почитания и хранение их Израилю в храме, по повелению Самого Бога (Исх. гл. 25; Числ. 17, 4; Вторз. 10, 1 — 5). А в новой благодати Христос древнюю церковь с изображениями назвал домом Божиим для молитвы всех народов (Мар. 11, 17; 1оан, 2, 17). Он же Сам изобразил на полотенце лицо Свое, как сияние славы и образ Ипостаси (Евр. 1, 3). Апостолы уже совсем оставили ветхозаконные обряды, а между тем одинаково уважали изображения, имевшиеся в ветхозаветной церкви и ходили туда на молитву (Деян. гл. 3). Да если бы в писании и не было упомянуто о сем, то нам достаточно одного предания из апостольских времен. Разве они не слышат Павла, который говорит: хвалю вас, братия, что вы все мое помните и преданное, мною держите так, как я преподал вам (1 Кор. 11, 2). И в той же главе в конце; прочее устрою, когда приду; а в другом месте апостол прямо завещаете: братье, будьте постоянны и сохраняйте предания, которым вы научены, или словом, или посланием нашим (2 Солун. 2, 15). Нам известно, что вирные христиане, во время лютого гонения, скрывались по дубравам, в горах, в вертепаx и пропастях земных (расселинах) от мучителей. А при таких случаях, если бы они и не имели икон, то не удивительно, потому что они не имели и церквей, укрываясь от преследований. Зато мирные страны и особенно Афон, как исконное убежище тружеников православия и преданий св. Церкви Апостольской во все тяжкие годины ее бедствий всегда был хранилищем святоотеческих преданий и заветов почитания св. изображений. В нем, как во многоценном архиве древностей, всегда хранилось богатое собрание св. икон, рукописей и актов, относящихся к первым столетиям. Здесь мы видим множество изображений ликов Божиих и святых, и узнаем древние о них свидетельства. О нерукотворенном образе Христа Бога нашего Евагрий говорит в книге четвертой, в главе 26-й, Метафраст — в житии Вел. Константина; Дамаскин — в истории об иконах. Об иконе Богородичной, изображенной св. ап. Лукою, говорит Метафраст в житии св. Луки, Никифор и проч., тоже и св. Дамаскин вспоминал об иконописании Луки, говоря: "посмотри на меня и на благовестника и апостола Луку, не пречистой ли Приснодевы Марии честную икону написал он и отправил к Фефилу" (см. Соборн. лист. 327-й обор.). Не маловажную также древность сами о себе, свидетельствуют и иконы: изображение св. апостолов Петра и Павла и крест-складень с малыми иконами, хранящийся в монастыре св. Павла; они поднесены были св. Сильвестром Великому Константину, — первое, как доказательство истинности желавшему принять виру Христову, а последний — по принятии уже им св. крещения, в благословение ему на предлежащий христианский подвиг. Там же обретается еще другое бесценное сокровище — крест, принадлежащий самому Великому Константину, о котором воспоминает и Метафраст в житии св. Сильвестра, 2-го января. Вот видите, сколько мы привели здесь свидетельств, что и в первые пятьсот лет были почитаемы и производимы св. иконы, а наши отрицатели ничего не находят в писании сказанного об них.

Так слабость и беззащитность их усиливаются отсутствием правильных способов и путей в искании истины. Весьма обычное явление, когда, желая ознакомиться с православною древностию ее учением об иконах, избирают себе в советники не друзей, а врагов ее, не сведущих специалистов, а дилетантов, не людей верующих, но подобных себе отрицателей, не членов Церкви, которой принадлежать украшение, как живая ее собственность, а людей ей чуждых. Мне кажется, на это же намекает им и апостол, когда говорить: Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых пред глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый? Сие только хочу знать от вас: чрез дела ли закона вы получили Духа или чрез наставление в вере? Так вы несмысленны, что начав духом, теперь оканчиваете плотию? (Гал. 3, 1-3).

Но не одно знание св. Писания могло бы предохранить от всякого рода попыток к отрицанию церковных обрядностей и святынь ее. Стоит только посетителям Афонских пустынь и монастырей обратить зоркое внимание на все живописи и на стеноросписания их храмов (в науке художества обыкновенно называются „фресками"), то всякий может убедиться, что здесь, под покровом Царицы Небесной, в стороне от мирских сует, государственных треволнений и иноземных вторжений, сохранилось незыблемо это древнее боголепное украшение св. храмов, нашедшее себе мощь в иноческих подвигах и обильную ниву для художественного труда неустанным. иконописным воспроизведением принятых Восточною Церковью предметов веры и Богопочитания.

В Афонских храмах, начиная от спуда стен и до самого верха купола — все покрыто древнею росписью, идущею целыми лентиями или же отдельными тяблами и представляющею взору поразительное иконное богатство. Все путешественники удивляются этому несчетному числу древних изображений ликов святых. Все эти лики живо выделяются на голубом грунте; золото и драгоценные камни щедро выписаны на червленых, багряных, лазоревых и иных цвктов одеяниях, неукоснительно держась преданий великой византийской школы церковной росписи. Последнее подтверждается еще и всегда тождественным в святогорских храмах распорядком стенныхизображений. Так, например, в глаголемом (гречески) "нартэксе", т. е. притвор наружном, очам зрителя всегда предстоит картина страшного суда, объемлющая значительное поле стены и величественно строго и со всеми подробностями ужаса написанная. Рядом, св. воины Церкви, одетые в бранные доспехи и с обнаженным мечом в руках — стерегут врата храма, иные напоминая юношеским видом и благолепием древлегреческих эфебов, другие же строги и лицом угрожающие. Взамен этих изображений в некоторых храмах представлены росписью откровения Апокалипсиса, деяния соборов вселенских, или же двадесять четыре событий из жизни Богоматери.

Во внутреннем притворе всюду видим изображенными сказание из Ветхого Завета или же деяния св. мучеников, преподобных и проч. Пройдя в храм, находим прекрасное по иконному воспроизведению Успение Божией Матери, вокруг которого помещаются события из земной жизни Христа Спасителя, как-то: вход в Иерусалим, воскрешение Лазаря и т. под. В абсиде правого побочия встречаем деяния из времен юности Христовой, а левого — обыкновенно предоставлены изображениям страстей Его: крестного пропятия, снятия со креста, надгробного рыдания, положение во гроб, воскресения, почти всегда соединенного с изображением сошествие Господа во ад и изведения праотцев. В главной абсиде "корабля" воспроизведены притчи Господни и чудеса. В парусах среднего купола изображены четыре св. Евангелиста, а в самой купольной выси выделяется всегда на золотом поле Господь Вседержитель (по-гречески: Пантократор), под Ним же — в круговом лентии — символически изображен чин святые литургии. Ангелы в белых одеждах, в иерейских и диаконских облачениях, совершают фимиамные каждения пред священною Трапезою, покрытою сенью (киворионом), торжественно шествуют с Евангелием, возженными свечами, священным потиром и диском с Агнцем по чину "большого выхода"; херувимы же и серафимы, парящие в воздухе, совершают помахивания держимыми в руках рапидами. В иных храмах сие представляется в символическом образе: шествие ангелов с орудиями крестной смерти и страстей Христовых и несением ими же св. Плащаницы. Куда не кинем оком, повсюду в храме дышит древнею росписью святых и угодников Божиих — отцев и учителей Церкви.

Предстоящий алтарной части иконостас с местными и прочими по уставу кафолической Церкви иконами венчается Распятием, как и в российских храмах. Что же скажем о качестве всех этих изображений? На это нам отвечает беспристрастный святогорец: "не подобны быв живописи наших дней, говорит он, они не возлагают сердцам иных зрителей, чающих в них узрети обычную нынешней живописи земную лепоту. Нет, —не земная лепота была в помыслах иконописца древних дней, но красота духовная, величие небесное, строгость подвижническая. Их-то узрят чистые сердцем, како и цену дадут люди, мысленно удаляющиеся во времена отошедшие, в века древнего благочестия". Вот почему не только истинно-православные странники, но и благомыслящие путешественники иноверного Запада, особливо ученые пытатели древностей церковных — глубоко почитают и тщательно изучают сии св. памятники иконного сокровища, сохранившиеся от времен самых древних на св. Афонской горе.

Особливо восторгаются они ликами Богоматери, признавая, что ничего нет более возвышенного в изобразительном искусстве, как иконописное начертание Пречистой с Богомладенцем в византийской иконографии, начертание, совмещающее в одном и том же облике девственную непорочность и любовь материнскую, смирение и кротость ангельскую и величие небесной Владычицы. Во взорах Ее сие древнее искусство смогло в одно и тоже время выразить и радость ласкающей Свое Чадо Матери и грусть предчувствие грядущих Ей скорбей.

Те же черты видим и в других изображениях: возведешь ля взор на "Уснете Богоматери" или же на "Божественную литургии", в изображении того и другого образа смерти и страданий — уступает общему выражению светлости Божественного покоя и величие: Богоматерь покоится, но смерть не коснулась ни одной черты Ее лика; вот Пречистое Тело Господа и орудие страстей Его, — но Его возносят и Ему сопутствуют силы и воинства небесная, лики ангельские — и мысленное око благочестивого паломника созерцает тут и ужас смерти, и победу над нею грядущего Царя славы.

Обратимся ли к подвижническим помыслам древнего пустынника-иконописца, и тут мы видим тоже уклонение от земной греховной красоты и стремление к чистоте и кротости райской, помыслам небесным, созерцанию духовному. Воззрим ли на угодников Божиих, мучеников, святителей и т. под. Лики их строги, тела иссохли и удручены; одеяния просты, но углубимся проницательно во взоры очес их — и что же? Прочтем под внешней суровостью облика внутреннюю доброту, глубокое духовное созерцание или душевный восторг предвкушения благ небесных. И. все сие изложенное нами видим не только в писаниях святоотеческих, но и в художественном богоделании древних и современных Афонских иконописцев. Как же, спрашивается, возмогла сохраниться от веянийвремени таковая незыблемость иконного предания, тем более, что не одною рукою писались и пишутся священные изображения в столь многочисленных (около 1000) храмов св. Горы? Ответа сему находим в трудах благомыслящих ученых, посещавших в разное время св. Гору ради изучения в ней древнего православного иконописания и указавших, что причины твердости церковного предания в художественном благоделании заключаются как в незыблемом следовании обителей древним уставам иноческого жития, сохранившим духовный мир их от мирских веяний, так еще и в завещанных св. пустынниками-иконописцами их преемникам руководственных правилах иконного дела, утерянных почти всюду, и честь сохранения которых принадлежит единственно св. Афонской горе, ее дивным пустынникам и отшельникам.

Кстати заметить и то, что как древле, так и теперь в пустынных келлиях шествуют по стезям этих сохранившихся рукописных правил, наставляющих иноков св. Горы во всех случаях и потребностях священного иконописания, многие и наши русские безмолвники и самые строгие подвижники-иконописцы. Работу их можно встретить повсеместно в России, доставляемую чрез посредство богатых монастырей. Снабжая таким образом православный русский народ иконами искусного (древнего) Афонского письма я тем, по мере сил и возможности, стараясь удовлетворить религиозные чувства почитателей святыни Господней, эти трудолюбцы Афона заслуживают себе вечную память и присную благодарность от своих христолюбивых соотчичей, так как, благодаря их неусыпной деятельности и строгой иноческой ревности к древлевизанийским иконописным заветам, они тем сберегают в незыблемом достоинстве сей уцелевший драгоценнейший памятник древлеправославного художественного иконописания грядущему поколению, сохранение которого для православие есть без сомнения одна из многих величайших пустынных заслуг св. Горы.

И вот, на основаны письменных данных и личных наблюдений, позволяю себе, высказать убеждение, что лицам, жаждущим душеспасительных познаний священных церковных древностей вообще и памятников художественного дела в частности, неизбежно подобает почерпать из Афонского кладезя, сохранившего в чистоте иконописную струю от ныне печально иссыхающего на Востоке и некогда животекущего источника византийского художества. Особливо сие важно для нас, живущих среди русских отрицателей, священное искусство которых, как и сама Российская Церковь суть родные дщери Церкви греческой и ее благоукрашения, — по изъяснению св. псалмопевца: исповедание и красота пред Ним, святыня и великолепие во святом Его (Пс. 95, 6). Это и не может быть иначе, потому что православное благоукрашение церковное заключено не в одних внешних чертах Богочеловеческого вида Иисуса Христа, как понимают отрицатели Его святейшего изображения, но в Его речах, делах, в событиях Его жизни, как: страдание, смерть, воскресение и вознесение и, наконец, особенно в Его Личности, ибо Он — Свет, Истина, Путь и Живот, и Сияние славы Отчей, и Образ Ипостаси Его (Евр. 1, 3).

В заключение считаю нужным уяснить ту особенную важность,, что на Афоне, при поверке икон и прочей святыни, спутники мои — искатели мнимой старины заботливо всматривались во все чины к обряды афонских иноков, как в греческих обителях, так и в болгарских, молдаванских, грузинских и всюду видели одни и те же православные обряды, что и в русских монастырях и пустынных келлиях: служба у всех продолжительная, проскомидию совершают на пяти просфорах, молятся троеперстно, благословляют именословно и проч. Они также, как древние пустынники и. отшельники, твердо и непоколебимо хранят чистоту веры и божественных догматов, преданий св. апостолов и уставов св. отцев, целость и порядок церковных богослужений, отнюдь ничего не изменяя в чиноположениях своего устава, а равно ничего не заимствуя от иных вероисповеданий; храмы и тем более св. иконы сохранили свой древнейший археологический тип, библиотеки обителей наполнены книгами и рукописями с древнейших или по крайней мере, с византийских времен христианства, между которыми есть и дарственные грамоты греческих и русских царей и патриархов, писанных на пергаменте, и много других важных и святых достопримечательностей христианской древности и святыни было сокрыто на Афоне, как в сокровищнице, недоступной святотатственным замыслам врагов. И эту целость и драгоценность православие св. Горы Царица Небесная соблюдает видимо для всех! Ни нападения и притеснения латинян, во время крестовых походов, ни четырехвековое турецкое владычество не могли сокрушить сего древннго оплота, — сего ковчега святыни. Но наши ревнители древности, отрицатели новоблагодатных мест и обрядов Восточно-кафолической Церкви, служащие будто бы разуму, все это упускают из виду и — мнящие себя мудры быти делаются совершенно безумны (Римл. 1, 22).

Правда, эти люди, сбившись с пути разума, находятся, по словам Премудрого, в собрании мертвецов (—21, 16), без всякой веры и совести. Самое стремление раскольников на Афон было, по-видимому, не для искренних познаний или изысканий правил веры древнего благочестия, а для того, чтобы встретить тут Божественную Мудрость в Распятом за нас Христе пытливым взором мертвого, холодного рассудка — и при встрече с православны миссионером, проповедовать противное истине. Воистину, на этот раз и именно эта безрассудность самодовольного и самообольщенного раскольнического толка есть безумие пред Богом, как написано в слове Божием (1 Кор. 3, 19) (да и пред здравым смыслом). Бессмысленность требования их по отношению к церкви раз навсегда с непререкаемою ясностью отмечена еще апостолом Павлом в послании к образованному коринфскому обществу. Кому неизвестно это обличение лжи, поучительное для нынешнего времени так же, как и для древнего? (1 Кор. 1, 17—24). И этот известный слой в русском быту, который застрял в России вследствие тьмы умственной, слишком еще далек от должного усвоение Христовой теплоты — простой и чистой религии православной; и ждать от него скорого усвоения правды Божией, святой и чистой веры православной, во всей ее простоте, — все равно, что ожидать на следующий год . хорошего урожая от смени испорченного в житнице, брошенного на сухую каменистую землю. И оно понятно, почему обряды и формы всякой религии находятся на поверхности: их сразу видят, скоро заучивают и легко перенимают люди, неспособные, по малоразвитости своей, проникнуть в самую суть истины.

Но приступите к Нему и просептитеся и лица ваша не постыдятся! (Пс. 33, 6). На Афоне та же святыня и древлевизантийские иконы, как было и в первенствующей Церкви; та же благодать и благочестие, какое было и у древних христиан; тт. же обряды, догматы и уставы богослужения, каковые были и до Никона, патриарха московского; та же заповедь Владычицы, благоволившей определить Свой жребий единственно для православных иноков мужеского пола и, наконец, то же заступление, охранение и покровительство Ее, как Вышей, Игуменьи над Афоном, каковое было и при возникновении сего уголка. Крепкая вера и строгая жизнь прославили в нем многих подвижников. Каждый монастырь, каждая малая обитель иди, что тоже, пустынная келлия и скит имеют у себя чудотворные иконы, часть Животворящего Древа креста Господня и части святых мощей апостолов, пророков, мучеников, подвижников, преподобных, учителей, святителей и праведников, как здесь, в святогорских вертепах подвизающихся, так и живших и трудившихся в иных странах Востока. Есть предание, что Афон до скончания века пребудет хранилищем сей святыни и достоянием православных иноков.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования