Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Прот. Михаил Ардов. "Мелочи архи..., прото..., и просто иерейской жизни". Глава 14. Советская "бурса".


Советская "бурса"

Инспектор духовного училища, исключивший Ахиллу Десницына из синтаксического класса за "великовозрастие и малоуспешие", говорил ему:
— Эка ты дубина какая, протяженно сложенная!
Н.Лесков. Соборяне

Духовные школы не существовали в нашей стране двадцать с лишним лет. Но когда они вновь открылись после войны, в них немедленно проявилось многое из того, что было свойственно дореволюционной "бурсе". Они именно возродились, несмотря на совершенно новые условия и на то обстоятельство, что в отличие от старых времен дети клириков составляют в нынешних семинариях незначительный процент. Быть может, главный признак, который роднит старые и новые духовные школы, — юмор, веселый "бурсацкий" фольклор.


К сожалению, семинарские шутки старого времени почти все забыты, их, по-видимому, никогда никто не записывал. Лишь некоторые крупицы этого своеобразного юмора сохранились в современной духовной среде. Ну, например, такие возгласы:
— Глас пятый — бери лопаты!
— Глас шестый — принимай в шесты!


Существует прокимен седьмого гласа:
"Возвеселится праведник о Господе и уповает на Него"!
"Бурсаки" в свое время пародировали это так:
— Прокимен, глас девятый: "Возвеселится пьяница о склянице и уповает на нее".


Или такая забавная история времен старой "бурсы". За какую-то общую провинность семинаристов на некоторое время лишили вечернего чаю. На первой же литургии, где пел семинарский хор, "бурсаки" решили выразить свой протест. Во время пения Символа Веры, который оканчивается словами — "чаю воскресения мертвых и жизни будущего века", они громко воскликнули слово "чаю!", а затем сделали долгую паузу..."Во избежание дальнейших кощунственных выходок наказание было в тот же день отменено.


Однако же обратимся к "бурсе" современной. И начнем с подлинной истории, которая в свое время была весьма популярна в среде московского духовенства. Сразу же после возобновления семинарии в Троице-Сергиевой лавре туда были приняты два молодых человека – братья Жеребцовы. При этом поступали они врозь, с разницею в год.
Был погожий солнечный денек 1 сентября. Окна аудитории, где собрались только что принятые семинаристы, были открыты, там виднелся зеленый лужок, на котором паслось несколько лошадей.
Преподаватель знакомился с учащимися и вызывал их всех по списку.
— Жеребцов, — сказал он.
Молодой человек встал.
Преподаватель посмотрел на него и сообразил, что это, должно быть, брат того, который уже учится во втором классе.
— Это не ваш брат... – начал педагог и машинально указал большим пальцем в сторону окна... Он не успел договорить фразы и окончить жеста, как с улицы донеслось громкое ржание лошади...
Тут "бурсаки" и сам преподаватель залились веселым смехом. Класс долго не мог успокоиться.
Эпизод этот стал известен не только в семинарии, но и во всем монастыре. Об этом рассказали даже Патриарху Алексию, который в эти дни пребывал в Лавре.
Протекли годы. Оба брата Жеребцовы давно окончили семинарию, женились и оба стали московскими священниками. И вот уже в середине пятидесятых годов управляющий делами Синода о. Н.Колчицкий был с докладом у Патриарха Алексия. Речь зашла о вакансии в каком-то столичном храме. Протопресвитер сказал Святейшему:
—Я предлагаю назначить туда священника Жеребцова.
Услышав эту фамилию, старенький Патриарх стал что-то такое припоминать, потом улыбнулся и проговорил:
— Жеребцова? Жеребцова... А-аа... Это – который ржал, когда сено подешевело?..
Реплика эта в тот же день стала известна всем клирикам Москвы.


Я уже упоминал о том, что в семинариях до сих пор составляются пародийные акафисты, высмеивающие начальствующих и преподавателей. Но вот шутка с политическим оттенком, и в семидесятых годах, когда она была в ходу, ее "авторы" и "исполнители" могли за нее поплатиться. К сожалению, в записи это сильно проигрывает, тут все надо произносить вслух с соответствующими интонациями.
Д и а к о н: Вонмем!
Ч т е ц: Прокимен, глас четвертый. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Х о р: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Ч т е ц: Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма.
Х о р: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Ч т е ц: Пролетарии всех стран...
Х о р: Соединяйтесь!
Д и а к о н: Премудрость!
Ч т е ц: Соборного послания Леонида Брежнева чтение!
Д и а к о н: Вонмем!
Ч т е ц: До-ро-гы-я то-ва-ры-щы...


В пятидесятых годах в Московской Духовной академии обучались два студента. Один из них был араб, а другой русский, и жили они вдвоем в одной комнате. Были они молодые и здоровые, а потому Великим Постом постоянно чувствовали приступы голода. А тут, как на грех, студента-араба посетили родственники и тайно передали ему сырую курицу. Получивши этот дар, он сумел уговорить своего соседа по общежитию тайно зажарить птицу и съесть. Они раздобыли электрическую плитку, сковородку, заперлись в своей келии и приступили к стряпне... Запах жареного скоро проник в коридор, и это учуял один из преподавателей. Он подошел к двери, из-под которой несло скоромным, постучал и потребовал немедленно открыть. Войдя в комнату, преподаватель указал на плитку со сковородкой и грозно спросил:
—Что это у вас?
— Курица, — обреченно отвечал русский студент.
— Но – на оливковом масле! — с вызовом добавил араб.


"Бурсак" забежал на семинарскую кухню. Увидев кусок сыра, он схватил его и отправил в рот.
— Ты что? — возмутилась повариха. – Ведь сегодня среда!
— Разве?.. А я думал, что пятница...


Еще о посте. В семинарию поступил мальчик, как видно, из семьи от Церкви далекой. Через несколько дней он объявил своим новым товарищам:
— Я поститься не могу. Я буду ходить в к о к л е т н у ю...


На экзаменах по гомилетике (искусство проповеди) бывают такие вопросы – сказать слово на заданную тему. Например, первое обращение к пастве священника, только что назначенного на приход. (Мне самому довелось на экзамене произносить такую проповедь.) Так вот бурсаки сочинили небольшой стишок – первое слово пастыря к пастве.
Благословен Бог наш –
Я – поп ваш.
И ныне и присно –
Владыкой присланный.
И во веки веков –
Учить вас, дураков.


Вообще же гомилетика многим "бурсакам" дается с большим трудом. Искусство говорить публично – вещь сложная, и тут возникает множество забавных историй. Вот одна из них. Некоему учащемуся назначено было говорить проповедь в академическом храме. Выйдя на амвон, он увидел преподавателей, своих товарищей и одну старую монахиню. А посему начал свою речь таким обращением:
— Отцы, братья, сестры и матушка Матрона...
Раздался общий смех, и проповедь не состоялась.


Рассказывали мне о подобном эпизоде, который произошел в Ленинградской семинарии. Некий "бурсак" приготовил проповедь и выучил ее наизусть. Но как только вышел на амвон, от волнения забыл все, что должен был сказать.
— Братья и сестры, — начал он, потом беспомощно повторил, — братья и сестры...
После этого "проповедник" некоторое время помолчал, силясь вспомнить текст, но безуспешно... тогда он в третий раз возгласил:
— Братья и сестры... спасайтесь, кто как может!
И с этими словами убежал из храма.


Весьма своеобразные фигуры бывают и среди семинарских преподавателей. Например, протоиерей Зотик Я. Его предмет – церковное пение, и предан он ему до самозабвения. У меня до сих пор в памяти стоит его вдохновенное лицо. Он буквально вещает:
— Интервалы! Интервалы! Да вы знаете, что такое в музыке интервалы?.. Кто бы мы с вами были без интервалов?.. Мы бы были – лишние люди!..
Или:
— Кварта! Да вы знаете, что такое кварта?.. Это такой интервал, с которого начинается гимн Советского Союза!..
Помнится, я сочинил коротенькую эпиграмму на него, но – увы! — среди соучеников моих почти никто не мог оценить ее по достоинству.
Экзамен Отца Зотика
- Чистейшая экзотика!


Совершенно замечательно проводит экзамены профессор Московской Духовной академии А.И.Осипов. Я сам, помнится, сдавал ему апологетику. На том экзамене он заметил, что некий батюшка имеет слабое понятие об Исламе, и тут же сказал ему:
— Вот две религии – Магометанство и Ислам. Какая между ними разница?.. Или даже так: три религии – Ислам, Магометанство и Мусульманство... Что вы можете сказать об их различиях?
Этот профессор, бывало, усаживал двух экзаменующихся рядом и говорил им:
— Вот вы – православный священник... А вы – мулла... Теперь начинайте доказывать друг другу истинность своей веры.


А.И.Осипову принадлежит, на мой взгяд, превосходная метафора.
— Выдвигать в качестве аргумента против существования Бога то, что Его не видели космонавты, то же самое, как если бы некто бегал бы с ложкой по берегу океана, черпал бы время от времени воду и кричал: "Видите? Китов в океане нет! Видите? Нет китов!.."


Прежде чем продолжить тему экзаменов, я хочу сказать несколько слов о так называемом "заочном секторе" духовной школы. Вот это — дело совершенно новое, невозможное для старой России. Теперь же, когда нужда в священнослужителях не может быть удовлетворяема за счет нескольких семинарий и академий, многие люди принимают священный сан, не имея специального образования, а потом поступают на "заочный сектор". И по возрасту своему, и по развитию они в массе недалеки от тех "бурсаков", которые обучаются и живут в стенах учебного заведения.
Помню одно из самых первых моих впечатлений о заочном секторе. Первый класс. Экзамен по Новому Завету. "Бурсаки"-заочники сидят в аудитории, шуршат страницами книг и конспектов — вот-вот появятся экзаменаторы.
Неподалеку от меня сидит совсем молодой батюшка с удивительно чистым и наивным лицом. Вот он оторвался от книги и вслух произносит:
— Тут сказано, что на восьмой день было обрезание. А что там такое обрезали?
Раздается общий смех.
Мне его жалко, я говорю ему:
— Если тебе это достанется, скажи только, что на восьмой день было обрезание. Уверяю тебя, экзаменатор больше ничего не спросит...
— А вдруг спросит?..


В семинарии (и в заочном секторе) всегда учится много украинцев, в особенности из западных областей. У этих учащихся бывают довольно странные для русского уха фамилии. Со мною, например, обучался батюшка по фамилии Дубина. Надо сказать, что знания его вполне соответствовали этому наименованию. Помнится, на одном экзамене он отвечал так мучительно и долго, что преподаватель, в конце концов, даже запамятовал его выразительную фамилию.
— Так, так, — сказал экзаменатор, — значит, как вас зовут?
— Дубина, — напомнил батюшка.
Тут раздался общий смех, и преподаватель решился слегка утешить экзаменуемого.
— Ничего, ничего, — сказал он, — со мной в семинарии учился один по фамилии Тупица.


А вот более драматический эпизод. Один батюшка, заочник из первого класса, должен был произнести наизусть тропарь празднику Преображения Господня. Он сказал:
— Преобразился еси, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху; да возсияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе...
Он прочел тропарь правильно, но пропустил два слова "на горе", следовало начать так: "Преобразился еси на горе..."
Экзаменатор решил подсказать ему:
— Это все так. Только где это произошло?
— То есть как — где?
— Ну, где именно произошло Преображение? В лесу? На болоте?
Батюшка взглянул на экзаменатора с удивлением и сказал:
— Ты что — дурак?
За свою непосредственность он поплатился — был отчислен из семинарии.


На экзамене по Ветхому Завету семинарист рассказывал историю праотца Лота (Бытие, гла 19). Преподавателю приходилось буквально вытягивать из него слова:
— Ну, а что дальше было?
— А потом Лот с дочерьми вышел из Сигора...
— А дальше?
— А дальше он стал с ними жить в пещере...
— Ну, а потом?
— А потом он их обрезал...


Экзамен по Новому Завету. Семинарист говорил о том, как Господь был взят под стражу в Гефсимании:
— И тут раб по имени Малх вынул меч и отсек ухо Апостолу Петру... (Смотри Евангелие от Иоанна, глава 18).


Как-то такое "бурсак" оговорился: вместо того, чтобы сказать, что Господь пятью хлебами накормил пять тысяч человек, он сказал:
— Пять человек съели пять тысяч хлебов и насытились...
Преподаватель переспросил:
— Пять человек съели пять тысяч хлебов? Это в своем роде — тоже чудо.


Справедливости ради надлежит заметить, что юмор в семинарии не всегда возникает по вине "бурсаков", иногда его привносят и сами преподаватели. Вот два примера, позаимствованные мною из книги "Семьдесят семь православных коанов".
Преподаватель на уроке Ветхого Завета говорит:
— На Синайской горе у Моисей с Богом произошла встреча на высшем уровне...
На уроке разбирают евангельский отрывок о блуднице, пойманной фарисеями и приведенной ко Христу. Вопрос из класса:
— А куда девался мужчина — тот, который с ней согрешил?
Преподаватель ищет в тексте.
— Нет тут никакого мужчины. Убежал, наверное...


И еще одна, на мой взгляд, самая забавная история.
Шел экзамен по предмету катехизиса. Преподаватель спрашивает:
— Какая заповедь была дана прародителям в Раю?
Семинарист невозмутимо говорит:
— "Плодитесь и размножайтесь".
Удивленный преподаватель даже переспросил:
— Как? Как?
— "В поте лица своего", — отвечает "бурсак".
(Для несведущих тут требуется пояснение. Заповедь божия Адаму и Еве — не есть от древа "познания добра и зла" (Быт. 2, 16). Что же касается слов "плодитесь и размножайтесь", то это никакая не заповедь, а Божие благословение (Быт. 1, 28). "В поте лица своего" должен был есть хлеб Адам по изгнании из Рая, в наказание за нарушение заповеди (Быт. 3, 19).


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования