Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
21 мая 17:41Распечатать

Игумен Иннокентий (Павлов). НЕ ПРОСТО ЧАСТНЫЙ ОТВЕТ НА ЧАСТНЫЙ ВОПРОС. Как понимать сказанное в Новом Завете "Последний же враг истребится – смерть"?


Один мой приятель, знакомство с которым состоялось на чисто эстетической почве нашего общего увлечения живописью малых голландцев, как и большинство из тех, кого в XIX веке называли "русскими европейцами", человек далёкий от религиозной практики и всего того, что в отечественной образованной среде принято называть мракобесием, совершенно неожиданно для меня озадачил меня вопросом: "Как понимать сказанное в Новом Завете: "Последний же враг истребится – смерть"? Оказывается, ему в руки попало издание Нового Завета в синодальном переводе на русский язык, открыв которое, он наткнулся на текст 15-й главы 1-го послания апостола Павла к Коринфянам, где именно эти слова (стих 26-й) привлекли его внимание. В связи с этим и родился настоящий текст, который, думаю, представляет более широкий интерес, чем если бы это был просто частный ответ на частный вопрос. Посему я и предлагаю его публике, озабоченной религиозными вопросами.

"Έσχατος εχθρός καταργειται θάνατος" – как последний враг будет повержена смерть (1 Кор. 15:26).

Именно такой перевод будет наиболее точным: стоящее в начале фразы выражение Εσχατος εχθρός – буквально означающее: последний враг, представляет собой конструкцию прямого дополнения в форме двойного именительного при подлежащем θάνατοςсмерть (в греческом языке это слово мужского рода). Таким образом, смерть будет повержена в качестве последнего врага Христа, а с Ним и всего человечества. Греческий полисемантичный (многосмысловый) глагол καταργέω обычно означает "лишать эффективности", как остроумно отметил один современный американский комментатор. Отсюда русские переводы: истребится (синодальный), упразднится (епископ Кассиан (Безобразов)), падёт ("Радостная весть", 2000 г.). Однако здесь следует учитывать ближайший контекст. Поскольку перед этим говорится, что Христос положит всех врагов Себе под ноги (ст. 25), а после этого цитируется Псалом 8:6-7, где говорится, что Бог всё из творений положил к ногам человека, то наиболее подходящей передачей для глагола καταργειται (настоящее время в значении будущего в страдательном залоге) будет именно та, что предпринята мной, – повержена.

Теперь рассмотрим эту фразу в контексте 15-й главы 1-го послания апостола Павла к коринфянам, а так же в контексте еврейской религиозной мысли периода межзаветного иудаизма (II в. до н.э. – I в. н.э.), когда ей приходилось сталкиваться с греческой философской мыслью, поскольку большинство евреев, живя в диаспоре, находилось в греческом окружении, постоянно контактируя с ним, в том числе и в духовной сфере.

Следует сказать, что 1 Кор. 15:1-58, несомненно, является в вероучительном отношении одним из важнейших текстов Нового Завета. Сам Павел в его начале говорит: "Сообщаю вам, братья, Добрую Весть, которую уже вам благовествовал, которую вы восприняли, в которой утвердились и которой спасаетесь, если вы привержены тому слову, которое я вам возвестил, в противном случае, вы поверили напрасно" (1 Кор. 15:1-2). Своё провозвестие Павел называет Евангелием (Доброй Вестью), подчёркивая, что именно оно достойно веры и несёт верящему спасение. Далее он говорит, что смерть Христа, возвещённая Писаниями (имеется в виду пророчество Второ-Исайи о страждущем Слуге (Рабе) Господнем – Ис. 53:1-12), искупила грехи человечества, восходящие к Адаму, чей грех стал причиной оставления людей среди смертных существ. Тогда как воскресение Христа из мёртвых, также возвещённое Писаниями (здесь имеется в виду абсолютный смысл сказанного Давидом в Пс. 16 (15):10-11), открывает надежду верящим в Него на их будущую жизнь в духовном теле, т.е. теле, не подверженном действию законов животного мира, которым подчинено их нынешнее душевное тело, главным из которых выступает закон смертности, связанный с половым размножением и необходимой в связи с этим сменой поколений (ср. Быт. 1:20-22, 27-28). Далее Павел приводит наиболее пространный в Новом Завете перечень свидетелей воскресения Христа, чьи показания носят для него самого исторический характер, т.е. характер факта, достаточно засвидетельствованного, в том числе и им самим, но при этом требующего веры от его слушателей, поскольку речь идёт о событии, носящем сверхъестественный характер (1 Кор. 15:3-11). Следующий раздел этого "Евангелия воскресения", как в христианской литературе называется рассматриваемый текст, посвящён уже собственно воскресению мёртвых (1 Кор. 15:12-34). Здесь подчёркивается, что воскресение Христа и будущее воскресение мёртвых есть основа веры христиан. Так что, если они "только в этой жизни возложили надежду на Христа", то они окажутся "несчастнее всех людей" (1 Кор. 15:19). Данное выражение следует понимать в том смысле, что всё, что имеет человек в этой жизни, и о чём он, как правило, молится (здоровье, благополучие, успех) – преходяще и заканчивается смертью человека, в силу принадлежности его "душевного" тела к животному миру.

И вот, наконец, мы подошли к пассажу, где как раз и встречается интересующая нас фраза: "Но Христос воскрешён их мёртвых, будучи начатком из умерших. Ведь поскольку через человека смерть, то и через Человека воскресение мёртвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все будут оживотворены. Причём каждый в своём порядке: начаток - Христос, потом христовы в Его пришествие, затем конец, когда Он передаст Царство Богу и Отцу, и упразднит всякое начало, всякую власть и силу. Поскольку Ему надлежит царствовать до тех пор, пока Он не положит всех врагов Себе под ноги. Как последний враг будет повержена смерть. Ведь Бог всё положил Ему под ноги. А когда Он скажет, что всё подчинено (понятно, что за исключением Того, Кто всё Ему подчинил); когда Ему будет подчинено всё, тогда и Сам Сын будет подчинён Тому, Кто подчинил Ему всё, чтобы Бог был всем во всех" (1 Кор. 15:20-28). Христос здесь назван "начатком из умерших" – по аналогии с первыми плодами, посвящаемыми Богу, т.е. первым из умерших, кто был воскрешён. По логике Павла первый плод подразумевает наличие и последующих плодов. Далее Павел обращается к своему учению о Христе как о Новом Адаме, Который будучи до конца послушным Богу, тем самым искупил, т.е. лишил силы грех Адама, явившего Богу непослушание. Об этом позднее Павел развёрнуто напишем в своём Послании к Римлянам (5:12-21). Далее в стт. 23-25 даётся схема новозаветной эсхатологии (от греч. εσχατος – крайний, последний), т.е. учения о последних судьбах человечества. Христос – первый воскресший, затем воскреснут "христовы", т.е. члены Его церкви в Его второе пришествие, а те, кого оно застанет живыми "изменятся" (1 Кор. 15:51). Здесь необходимо одно уточнение. Павел писал христианам, обратившимся из язычников, поэтому он здесь указывает только на верящих в Христа из их среды. На самом деле, учение о воскресении, выступавшее центральным пунктом доктрины фарисеев (позднее именно ими будет сформирован ортодоксальный иудаизм), к которым Шауль-Павел принадлежал по своему еврейскому воспитанию и образованию, говорит о воскресении с приходом Мессии библейских праведников, начиная с Авеля, и всех праведников Израиля, начиная от Авраама. Об этом также говорится в новозаветном Послании к Евреям (11:39-40). Тогда как сам Павел в Послании к Римлянам, обращаясь уже к смешанной общине иудео- и языко-христиан, говорит о будущем спасении всего Израиля, когда в церковь Христа войдёт "полнота язычников (гоев)" (11:25-27), имея ввиду тех из человечества, кого в силу Божьего предведения об их отклике на Божье призвание, Бог "предопределил соответствовать образу Сына Своего" (Рим. 8:29). Далее следует очень важная фраза: "затем конец, когда Он (Христос) передаст Царство Богу и Отцу" (1 Кор. 15:24). Этому "концу", тем не менее, предшествует некий временной период (в новозаветном Откровении Иоанна он определён как "тысяча лет" (20:4), что указывает не на точный срок, а на некую достаточно длительную историческую продолжительность). Так что концу, когда Бог будет "всем во всех", предшествует Царство Христа, в бытность которого Христу надлежит победить всех Своих врагов, последним из которых названа смерть. До этого Он "упразднит всякое начало, всякую власть и силу" – речь здесь идёт не о земных властях, которые утратят своё значение ещё при событиях, предшествующих второму пришествию Христа, а о неких духовных творениях (чинах) во главе с Сатаной, противостоящих Богу, власть которых в мире будет окончательно упразднена Христом уже с Его вторым пришествием. После этого имеет место аллюзия (отсылка) к Псалму 110 (109):1, где Давид пророчески говорит о Мессии: "Сказал Господь (Яхве) Господину моему: "Сиди справа от Меня, пока не положу Твоих врагов как скамейку под Твоими ногами". Тогда как здесь последним врагом Мессии-Христа выступает смерть, поскольку именно она лишает человека, созданного по образу Бога, полного богоуподобления (ср. Быт. 1:26), показателем которого является вечная жизнь, возможная лишь в полном единстве с Богом. Вот почему смерть в конце и будет повержена. Далее представляет интерес уже прямая цитата из Псалма 8:6-7, где говорится о том, что Господь Бог, поставивший человека лишь немногим ниже Себя [1], всё положил ему под ноги, имея в виду весь животный мир. Но здесь уже под ногами Нового Человека (Нового Адама) – Христа оказывается и основной закон животного мира – смертность, которая побеждена во Христе, приводящем, в конце концов (уже после всеобщего воскресения и последнего суда), всё человечество к Богу в качестве Его Царства (т. е. разумных существ, живущих в полном согласии с Его разумом и волей – Словом и Мудростью, иначе именуемых Сыном и Духом, Кои одни только открывают Его благость), чтобы Бог был всем во всех (1 Кор. 15:28). В греческом тексте в последнем выражении πάντα εν πασιν совпадают формы мужского и среднего рода, отсюда совершенно нелепый перевод, появившейся в Новое время "всем во всём", имея в виду всё мироздание. Однако Бог только человека сотворил в качестве Своего подобия, так что только в человечестве Бог, в конце концов, будет всем, что и даст людям вечную жизнь. В этом отношении древние переводы, включая старославянский (ок. 863 г.): да будет Богъ всяческая во всехъ, верно передают мысль Павла.

Наконец, в 1 Кор. 15:35-58 говорится о воскресении тела, которое уже будет обладать новой природой, не душевной, а духовной, т.е. превосходящей законы физического бытия. В свою очередь в 1 Кор. 15:54 имеется аллюзия к словам пророчества Исайи (25:8): "поглощена смерть победой", что призвано указать на последнюю победу Христа. В каноническом еврейском (масоретском) тексте здесь говорится: "поглощена будет смерть навеки", когда в образе пира на горе Сион откроется новая эра всего человечества. Образ поглощения (поедания и испражнения) призван указать на то, что для людей смерти уже не будет. Пророчество это обычно датируется современными библеистами IV в. до н.э., когда идея воскресения, как они думают, получила широкое распространение в еврейской среде. Тем не менее, нет полной уверенности, что Апокалипсис (Откровение) Исайи (Ис. 24-27) не входил в начальный текст его книги, написанный во второй половине VIII в. до н.э. На самом деле, хронологический вопрос здесь не столь важен. Даже если считать IV в. до н.э. (на него приходится как глубокий нравственный кризис народа Израиля, блистательно отражённый в написанной в это время книге Экклезиаста (Кохелет), так и первая встреча евреев с миром эллинизма в связи с походами Александра Македонского) временем увлечения евреями этой идеей, то объяснить её происхождение чисто религиоведчески или культурологически едва ли представится возможным. Заимствовать её им было не от кого, а собственный их духовный потенциал в то время оставлял желать много лучшего. Вообще, учёным-гуманитариям пора привыкнуть к тому, что многие факты, встающие перед ними, также как это нередко имеет место в точных науках, не находят научного объяснения.

Теперь перейдём к рассмотрению более широко контекста заинтересовавшего нас выражения, а именно контекста соприкосновения еврейской религиозной мысли с миром эллинизма. Для последнего, при всём разнообразии греческих философских школ, был характерен дуализм, т.е. признание двух начал в мироздании (космосе) и человеке – духовного и материального. При этом благому духовному началу в человеке – его "бессмертной душе", согласно дуалистическим воззрениям, противостоит злое материальное начало – его тело, служащее для неё "тюрьмой" (отсюда стоики выводили оппозицию деятельного разума – логоса и бездеятельного разума – материи). Следовательно, смерть есть "освобождение души от оков тела", а посему воскресение в теле, о котором говорит Павел (см. Деян. 17:15-34), представлялось им совершенно нелепым. В это же время (I в. н.э.) в Александрии, бывшей крупнейшим центром греческой мысли и культуры и одновременно местом нахождения самой крупной в диаспоре еврейской общины, появляется книга Премудрости Соломона, написанная на греческом языке (на нём исключительно говорили александрийские евреи) и во многом представляющая собой пересказ Торы. Там мы видим яркий пример декларирования библейского монизма, т.е. признания Господа Бога в качестве единственного творца и начала всего им сотворённого, которому ничто не способно в конечном итоге противостоять. Сам Он там представлен как абсолютное (ни от кого не зависящее) бытие, вызывающее к быванию (т.е. бытию зависимому) всё, что получило от Него тот или иной образ существования. Именно тогда в среде александрийских евреев появилась получившая затем признание у христиан формула творения Богом всего "из ничего". Согласно этому воззрению, смерть как раз и оказывается "ничем". Отсюда в книге Премудрости присутствует такое утверждение: "Бог смерти не сотворил, и не мила Ему погибель живущих" (1:13), имея в виду людей, призванных полностью уподобиться Богу. Согласно Новому Завету, и для Израиля, в лице его праведников, и для церкви Христа, в лице сохранивших верность Ему, такое уподобление будет явлено во второе пришествие Мессии-Христа, а для остального человечества в перспективе окончательной победы Христа над всеми противостоящими Богу, когда как последний враг человечества будет повержена смерть.

_______________________________________

[1] – Очевидным образом интерпретирующий Быт. 1:26-28, равно как и более ранний по своему происхождению рассказ о сотворении человека в Быт. 2:19-20, Псалом 8-й, носящий имя Давида (царствовал над Израилем ок. 1010-970 до н.э.), но относимый современной наукой к гораздо более позднему времени (IV в. до н.э. или даже позднее), следуя каноническому еврейскому (масоретскому) тексту (МТ), должен читаться так: Кто такой человек, что Ты (Господи, Боже наш) помнишь о нём, и потомок Адама, что Ты его посещаешь? Ты поставил его немногим ниже Бога, увенчал его славой и честью, дал ему власть над творением Твоих рук, все сложил к его ногам: весь мелкий и крупный скот и диких зверей, птиц небесных, морских рыб и всё живущее в море (стт. 5-9). Между тем, в греческом переводе II в. до н.э., появившемся в среде александрийских евреев и носящем название Септуагинты (Семидесяти толковников (LXX)) ст. 6 данного Псалма читается: Ты поставил его немногим ниже ангелов, хотя в МТ здесь стоит слово ’ĕlōhîm, однозначно указывающее на Бога-Творца, чему следуют современные переводы, претендующие на научность. Интерпретация LXX свидетельствует о том факте, что в период межзаветного иудаизма шла дискуссия относительно того, кто выше из Божьих творений – человек или ангел. Новый Завет однозначно решает этот вопрос в пользу человека (см. Евр. 1:14), что соответствует библейской традиции, отражённой в оригинальном тексте Пс. 8:6.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования