Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
26 февраля 09:53Распечатать

Роман Лункин. КТО СЛЕДУЮЩИЙ? Претензии Минюста к Совету муфтиев России стали продолжением жесткой политики Александра Коновалова


В России принято говорить о межрелигиозном мире, который веками взращивала русская культура на просторах империи. Однако этот мир всегда поддерживался довольно своеобразными методами. Среди религиозных объединений современной России также нет неприкасаемых, даже среди представителей "традиционных" религий. Чиновники, призванные контролировать и проверять, сами, почти на уровне подсознании, определяют религиозную политику государства, выбирая тех, кто более "традиционный".

Претензии Минюста РФ к одному из крупнейших объединений мусульман – Совету муфтиев России (СМР) – стали полной неожиданностью для многих. Дело в том, что если строго подойти к деятельности почти любого крупного религиозного объединения, то в ней можно найти практически аналогичные нарушения, особенно же - в Московской патриархии. Однако Минюст действует "адресно", жестко предупреждает о возможных последствиях и пугает лишь некоторые религиозные организации.

Подобную политику в отношении религиозных организаций, которые ранее не удостаивались отдельных публичных предупреждений, Минюст стал проводить лишь с лета-осени 2008 года. Дело в том, что в мае прошлого года министерство возглавил Александр Коновалов, бывший полпред президента РФ в Приволжском округе, истово практикующий православный, заочно окончивший Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет РПЦ МП. В июле регистрация некоммерческих (в том числе религиозных) организаций была передана от Росрегистрации Министерству юстиции РФ. Уже в середине октября 2008 года Минюст разместил на своем сайте список религиозных объединений, в отношении которых планируется проведение процедур ликвидации, так как они не предоставили информацию о своей деятельности. Таким образом, министерство напугало сразу 56 организаций. Сейчас в этом списке осталось 19 провинившихся объединений. Большую часть среди них составляют протестантские объединения, а также показательно гонимая Суздальская епархия Российской Православной Автономной Церкви.

Случай с Советом муфтиев России показывает, что Александр Коновалов попытается упорядочить и сделать более понятной государству деятельность и крупных объединений. СМР больше всего подходит на роль главного провинившегося. Лидер СМР муфтий Равиль Гайнутдин вполне лоялен власти, но он противостоит Центральному духовному управлению мусульман в Уфе во главе с муфтием Талгатом Таджуддином, который не раз обвинял Гайнутдина в связях с ваххабитами. Помимо этого, в СМР входят самые разные Духовные управления, которые действуют независимо. Так, Духовное управление мусульман Азиатской части России возглавляет Нафигулла Аширов, известный своими выступлениями против внедрения предмета "Основы православной культуры". То есть, СМР – довольно пестрая организация.

В Совете муфтиев России уже заявили о том, что считают все нарушения, "выявленные" Минюстом, техническими и готовы исправить их к 15 мая этого года. Действительно, использование незарегистрированной эмблемы, отсутствие самостоятельного баланса или сметы, необходимость указывать везде и всегда свое полное наименование, несоблюдение своего Устава в плане проведения съезда (Меджлиса) – вещи, которые можно исправить. Тем более что за несоблюдение Устава эксперты ранее критиковали и Московскую патриархию, которая в январе этого года окончательно отказалась проводить Поместные Соборы раз в 5 лет, что ранее предусматривалось уставом 1988 г.

Наиболее серьезной претензией можно считать требование привести в соответствие с законом сертификацию продуктов питания "халяль", соответствующих шариату и исламским нормам (вознесение имени Аллаха, ручной забой скота). Деятельность по предоставлению услуг "добровольной сертификации" не предусмотрена Уставом СМР. Между тем, сертификация проводится довольно широко. Есть специальный Центр стандартизации и сертификации "Халяль", который действует "под контролем Совета муфтиев России". На сайте Центра есть список целого ряда предприятий, которые сотрудничают с СМР, а продукты и мясо с надписью "Халяль" и "Под контролем СМР" можно встретить в крупнейших гипермаркетах. Существуют также особые магазины и кафе "халяль". СМР дал право производства "халяль" и под контролем Духовных управлений Татарстана, Поволжья, Пензенской области. Естественно, что сам Центр располагается в офисе СМР в Выползове переулке (мечеть у спорткомплекса "Олимпийский"). Теперь придется узаконить весь процесс сертификации, контроля производства и продажи "халяль" в уставе СМР и отчитываться за эту деятельность.

Не исключено, что Минюст выберет следующую свою жертву так же неожиданно и проверка будет не менее жесткой, а выводы не менее жесткими.

К примеру, в сентябре 2008 года Минюст "проверил" Российское Библейское общество и в предупреждении написал, что оно якобы не является религиозной организацией, так как не имеет соответствующих признаков, таких как: вероисповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Минюст почему-то решил, что просто христианской и межконфессиональной организация быть не может, а распространение Библии – это чисто издательская деятельность. 11 ноября члены правления и сотрудники Российского Библейского общества молились "за вразумление и просвещение" чиновников Министерства юстиции РФ. Президент РБО протоиерей РПЦ МП Александр Борисов сказал тогда: "Мы молились о том, чтобы необоснованные и предвзятые претензии к Российскому Библейскому обществу были сняты, чтобы чиновники трактовали закон, не следуя идеологическим штампам сталинских времен и административно-бюрократическим упражнениям в духе печальной памяти графа Аракчеева и щедринского градоначальника Угрюм-Бурчеева, которые и проявились в претензиях проверяющих. Важно, чтобы они подходили к своим обязанностям в духе современного правосознания и в русле содержательного, просвещенного подхода к религиозным организациям". В конце концов, Минюсту пришлось отказаться от своих претензий к Библейскому обществу.

Регистрация религиозных объединений или же отказ в такой регистрации был инструментом для давления на ту или иную общину еще с советских времен, когда регистрация налагала определенные обязательства по сотрудничеству с безбожной властью. В постсоветское время отказы в перерегистрации как в случае с Армией Спасения стали следствием прошлых и нынешних страхов чиновников перед верующими "нетитульных" конфессий и религий. На новом этапе развития государственной машины чиновники готовятся жестко регламентировать деятельность каждой Церкви, которая не подпадает под какие-либо нормативы. В современном обществе, когда власть не может полностью контролировать все религиозные объединения, она стремится сделать их более понятными для себя. При этом "неприкасаемыми" объединениями можно назвать лишь Московскую патриархию, Федерацию еврейских общин России, Традиционную Буддийскую Сангху России. Все остальные объединения – кандидаты на тщательную проверку. Практически все мусульманские Духовные управления малопонятны как для федеральных, так и для местных властей. А отдельные протестантские Церкви, а тем более новые религиозные движения, и так периодически подвергаются проверкам. Таковы уж условия российского межрелигиозного мира.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования