Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
16 февраля 16:59Распечатать

Михаил Ситников. ОТЪЕМ ХРАМОВ ПОД АККОМПАНЕМЕНТ СИМФОНИИ. Бывают в жизни совпаденья…


Ожидать, что беседа через видеомост "Москва – Париж", организованная 13 февраля РИА "Новостями" и посвященная перспективам Русской Православной Церкви Московского патриархата при новом Патриархе, станет ответом на вопрос "что дальше?", наверное, не стоило. Явных причин для такого рода "пессимизма" можно назвать несколько. Это и слишком большое количество накопившихся в РПЦ МП проблем, чтобы можно было охватить их одним взглядом, и наличие в этой Церкви внутренних административных противоречий, несмотря на декларации о единстве помыслов. Это и недостаточная определенность, кого в Московской патриархии поддерживают те или иные группы во власти, не успевающие разрешать проблемы, возникающие у них между собой. И, конечно же, полная непредсказуемость стратегии самогó нового Патриарха, который, в отличие от сугубо сервильных предыдущих предстоятелей, является не только нетипично яркой личностью, но и личностью, склонной к самостоятельности.

Слова одного из участников открытых переговоров в телеэфире, епископа Венского и Австрийского Илариона (Алфеева), насчет видения государственно-церковных отношений новым Патриархом можно было воспринимать в разных смыслах и только двояко. Напомним, что речь идет о высказывании Патриарха Кирилла на встрече с президентом Медведевым в Кремле о желательности "симфонии", которые были восприняты многими верующими крайне настороженно. Владыка Иларион успокоил журналистов тем, что Патриарх имел в виду невмешательство государства в церковные вопросы, но при этом и сотрудничество его с Церковью "в социальной области, в области этики и т.д.". "У РПЦ нет никаких привилегий по сравнению с другими исповеданиями в России, – заметил епископ. – Но роль Церкви, конечно, велика в духовной и культурной жизни народа". Нетрудно понять, что это – либо представления, либо пожелания епископата насчет завтрашнего дня, либо формальная декларация о намерениях, либо попытка проверить на опыте, станет ли "слово", согласно обещаниям предыдущего режима, "делом".

Несмотря на прямую смысловую связь, напоминание об этом популистском эпизоде, имеет малое отношение к теме наших размышлений. К тому времени, когда прозвучали слова епископа Илариона, после вынесения судебного решения об изгнании православных верующих из храмов в Суздале прошло несколько дней. То есть, черное дело было уже сделано, и говорить о нем если и допустимо, то лишь в прошедшем времени, к которому, казалось бы, новый Патриарх не имеет никакого отношения. Ну, а то обстоятельство, что долгая тяжба между истцом и верующими, которая тянулась с массой процессуальных нарушений почти два года, стремительно завершилась беспрецедентным решением Владимирского арбитражного суда об изъятии у Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) практически всех ее храмов спустя всего лишь пять дней после интронизации, так это просто совпадение. А, может быть, даже и происки "врагов" нового Патриарха Кирилла, оставшихся не "зачищенными" после блицкрига о. Андрея Кураева.

Какие-либо сомнения в том, что попытка отъема храмов у РПАЦ была инспирирована руководством Московской патриархии, отпадают уже при поверхностном знакомстве с вопросом. Даже в нашей "стране чудес" трудно допустить сегодня, чтобы православные храмы освобождали от верующих с целью передать здания под кинозал, мэрию или даже музей. Вот, наоборот случается, а так – нет. С другой стороны, бывает, конечно, что "ненужные" храмы "враги Патриарха" разваливают бульдозером, как случилось это только что в столице на улице Новаторов. Но разрушать отобранные архитектурные памятники при перспективе использования их религиозной организацией Патриарха Кирилла по прямому назначению вряд ли кто-то решится.

Если теперь Патриарх РПЦ МП – "менеджер", а столичный градоначальник применяет по отношению к церквам термин "шаговая доступность", уместный для булочной, то чем больше будет у РПЦ МП церквей в зоне ее туристического (по-церковному – "паломнического") бизнеса, тем выше прибыль. А для менеджера – чем выше прибыль, тем, по нашим временам, больше толку и от самой организации, которая именно таким образом и может оправдывать, в первую очередь, смысл своего существования.

Призывать здесь вспомнить не только о "какой-то христианской", но и об общественной морали совершенно бессмысленно. Во-первых, заведомо поздно: ежели сама мысль о том приходит в голову большинству лишь постфактум, то разговор должен идти не о морали, а о психической адекватности. Религиозное и светское сообщество само воспитало религиозную организацию, которая распоряжается храмами и православным народом, как овощами на сортировочной. Во-вторых, из нынешней общественной морали испарились такие понятия, как стыд перед людьми или страх общественного порицания – их сменили "право сильного" и "пластичность закона". В-третьих, миф об "особой российской религиозности" нашел-таки себе подтверждение. Хотя и обрел его не в области истории культуры, а в науке, потому что только дорелигиозной и сугубо культовой причиной может объясняться сегодня общественный феномен, при котором массы людей видят и осознают абсурдность и неправильность происходящего, указывают на источник этой неправильности и… заботятся о поддержании этого источника в тонусе.

Никакого рационального объяснения такому практически суицидальному феномену нет. Зато есть иррациональное, проверенное опытом не только нескольких поколений, сменившихся за период культа "веры в коммунизм", но и веков. Того же рода ментальный и духовный ступор наступал в некоторых обществах в периоды самых острых кризисов нашей цивилизации. Они оборачивались для подверженных ему народов и культур – Рима или Византии – размыванием волнами внешнего варварства. Если прибегнуть к образному выражению, подобное происходит, когда "отворачивается Бог". Надо думать, что, несмотря на Его безграничное милосердие, сегодня для такого вразумления у Него были бы все основания.

Пытаясь осмыслить случившееся с православными Суздаля – сожалея, сочувствуя, возмущаясь, ужасаясь, – мы все же не до конца отдаем себе отчет в том, что именно произошло. К степени почти окончательной слепоты, не позволяющей сегодня многим увидеть суть происшедшего, мы шли долго и целенаправленно. Начиная с памятных преследований верующих епископов силами сталинской Московской патриархии, через социалистическую и постперестроечную "симфонию", под которую церковное руководство все настойчивей понуждало "танцевать Христа". А далее, через антирелигиозную кампанию в отношении иных вер, организованную "государствообразующей конфессией" Российской Федерации, к… кампании теперь уже открыто антицерковной. К борьбе РПЦ МП руками своего "симфонического" партнера против чудом уцелевшего в стране очага Истинного православия, о судьбах которого так много и настойчиво говорили и говорят религиозные лидеры самой Московской патриархий.

Отождествление мощной религиозно-государственной корпорации РФ-РПЦ МП с Домом Божиим достигло в обществе, по сути, того же уровня выхолощенного автоматизма, который до сих пор наблюдается в немногих архаичных культах, не поднявшихся далее фетишизма и идолопоклонства. Разница лишь в одном: у первобытных племен в джунглях и вправду нет оснований задумываться о том, что их ограниченный мир зависит не только от "священного столба". А "православным великороссам", занятым проблемами собственного выживания в условиях "великой державы", не хватает ни веры, ни рассудка разбираться в различиях между "Столпом и утверждением Истины" и просто "столбом".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования