Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
10 февраля 17:12Распечатать

Артём Русланов. ЛИКИ И ВЕХИ ТРАДИЦИОНАЛИЗМА: КАТОЛИЧЕСКОГО, И НЕ ТОЛЬКО. Опыт краткого исторического очерка


Христианский традиционализм сам по себе, с религиоведческой точки зрения, – явление, заслуживающее внимания не только в связи с личностями архиепископа Марселя Лефевра и епископа Ричарда Уильямсона, и значительно куда более широкое, чем, собственно, сам лефевризм.

Сам термин "традиционализм" можно понимать по-разному. В нынешнем понимании традиционализма как политической и философской доктрины, идеологии, мировоззрения – это понятие известно где-то с рубежа ХVIII – ХIХ вв. и начала ХIХ века. Это были взгляды римо-католических мыслителей и консервативных политических деятелей графа Жозефа де Местра (†1821 г.) и Луи де Бональда (†1840), решительно отвергших Французскую революцию (Бональд не принял и французской Июльской революции 1830 г.). Бональд настаивал на наступательном использовании консервативных идей и поэтому иными считается провозвестником "консервативной революции" (сам термин "консервативная революция" – более поздний). Эти взгляды несколько позже углубил, придав им эсхатологическую перспективу, испанский мыслитель и, опять же, политик (правда, поначалу умеренно либеральный, хоть и не антимонархический; на право-консервативные позиции его решительно подвигли революции 1848 г.) Хуан Доносо Кортес (†1853). Он отмечал и "сатанинскую" природу либеральный идей и прогрессизма. Это первый этап становления традиционализма как целого направления историософской и философской мысли. Можно сказать, что традиционализм стал ответом консервативной мысли на вызовы буржуазных революций ХVIII и ХIХ веков.

Следующий виток традиционализма был связан, прежде всего, с деятельностью русских мыслителей Николая Данилевского (†1885), Константина Леонтьева (†1891 г.) и Льва Тихомирова (†1923 г.). Будучи патриотами Российской империи и убеждёнными, истовыми монархистами, эти мыслители, тем не менее, вывели традиционалистскую мысль за узко-конфессиональные и национальные рамки, размышляя, например, об исторических "жизненных циклах" в истории человечества и на другие темы "космического" масштаба.

Интересно, что Н. Данилевский в молодости проходил по делу петрашевцев. После стодневного нахождения под следствием в Петропавловской крепости он был выпущен на свободу и выслан из Петербурга. А Лев Тихомиров, в поздние годы своей жизни ставший советником премьера Столыпина, до своего "обращения" был довольно известным революционером-народником, политэмигрантом.

Наиболее повлиявшим из этих авторов на современников и потомков и, пожалуй, самым интересным, представляется творчество Константина Леонтьева.

К этому направлению, так или иначе, можно отнести сравнительно многие книги ряда русских интеллектуалов тех и последующих времён, например, "Правду Старой веры" (1916 г.) Ивана Кириллова и "Народную монархию" (1954 г.) Ивана Солоневича. Впрочем, не только русских – достаточно уместна в этом ряду и "Европа и душа Востока" (1938 г.) немецкого католика Вальтера Шубарта.

Третий этап, когда традиционализм уже становится идеологией "вселенского масштаба", примерно такой же, хотя, пока и менее популярной, как марксизм, либерализм, исламизм… Этот этап связан с творчеством мыслителей Рене Генона (†1951 г.), барона Юлиуса Эволы (†1974 г.) и религиоведа Мирчи Элиаде (†1986 г.). Это уже не христианский традиционализм (хотя некоторые известные его представители, например, Гвидо ди Джорджо, а в наши дни Александр Дугин, исповедывали конфессиональное христианство), а традиционализм, оперирующий самыми общими историософскими и философскими понятиями, например, такими, как миф… С предыдущими этапами традиционализма его связывает критика современного мира ("Кризис современного мира" - одна из главных работ Рене Генона) и апелляция к традиционным ценностям. Первым, наряду с покойным Юрием Стефановым, и виднейшим популяризатором идей и самих авторов этого этапа традиционализма у нас в стране в 1980-2000-х гг. явился д-р политологии Александр Дугин.

Подытожим некоторые политические детали: как правило, представители традиционализма, причём не только раннего, придерживаются достаточно правых и консервативных политических убеждений, зачастую монархических (де Местр, Бональд, Доносо Кортес, Данилевский, Леонтьев, Тихомиров, Солоневич, Карпец, Езеров; любопытно, что отец архиепископа Лефевра, расстрелянный нацистами в 1944 г. герой французского Сопротивления Рене Лефевр – был убеждённым монархистом). Отдельные традиционалисты (Эвола и Элиаде) отдали дань фашизму. Хотя многие другие относились к нему отрицательно. Некоторые близкие к традиционализму (Iи II периода), такие как граф Жозеф де Гобино (+ 1882), и даже традиционалистские авторы, прежде всего Эвола, интересовались ариософией. Но и оголтелый расизм претил традиционалистам. "Наконец, следует однозначно заявить, что ни я, ни мои друзья в Германии не знали о тех эксцессах, которые совершили нацисты по отношению к евреям, а если бы мы знали об этом, то ни в коем случае не одобрили бы этого" - заявлял барон Эвола.

В целом, всё-таки, монархизм и консерватизм куда более свойственны традиционалистам, нежели экстремистские идеологии.

Интересно, что многие идеологи традиционализма (де Местр, Леонтьев, Элиаде) в своё время были дипломатами или же парламентскими депутатами (Бональд, Доносо Кортес…).

На традиционализм ХХ века влиял не только, и даже, пожалуй, не столько традиционализм "новой волны" (III периода), но и более ранний, повлиявший не только на государственное строительство в Португалии при Салазаре, но и на многие интеллектуальные и религиозные группы и общественные явления. С этим, например, связывают популярность стиля "фэнтэзи".

Наконец, надо сказать, что традиционалистскими (на многие из них в той или иной степени влиял традиционализм I периода) величают различные римо-католические общества и конфессии, с консервативных позиций не принявшие реформ II Ватиканского Собора. Причём, это не только лефевристские священнические общества св. Вианнея (в Бразилии) и св. Пия Х, ныне восстановившие отношения с Ватиканом, но и священнические общества Пия V (США), Тридентское (Мексика), Царя-Христа (США), Суверенный Орден Иоанна Иерусалимского (США и Мальта, не путать с официальным орденом), Бразильская Католическая Апостольская Церковь и многие другие. Сам монсеньор Лефевр, очевидно, был близок к традиционализму (де Местра, Бональда и т.п.) I периода. Но у его последователей, например, небезызвестного епископа Уильямсона, могут быть и более экзотические и радикальные воззрения на историю и политику. Тем паче это касается таких организаций, как Суверенный Орден, не говоря уже об японской Сеибо Но Микуни. Параллельный (ещё Папе Павлу VI) "Папа" Григорий ХVII (неофициальный) одной из этих церквей (Единой Католической Апостольской Пальмарской) даже канонизировал диктатора Франко. Есть и другие подобные казусы.

Надо сказать, что Папа Бенедикт ХVI (Ратцингер) ещё с 1980-х старается идти навстречу католическим умеренным традиционалистам, хотя сам он много политичнее даже самых умеренных из них.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования