Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
06 февраля 17:51Распечатать

Людмила Суходольская. ПОЧТИ ПАТРИАРХ. Митрополит Филарет не только сохранил свое положение, но и упрочил его, воочию продемонстрировав свой потенциал влияния и свою ключевую роль в РПЦ МП


После бурных предсоборных стычек и соборного ажиотажа наступило некоторое затишье. По всей видимости, сравнительно надолго. Теперь остается только ждать, как скоро и в какой степени начнут оправдываться или не оправдываться предсказания экспертов...

Пока же можно воспользоваться паузой и более детально вникнуть в детали этого церковного события, которому наверняка суждено стать главным в только что начавшемся году.

Одна из самых интригующих деталей всего процесса - роль митрополита Минского и Слуцкого Филарета.

Сейчас, собрав воедино все факты, нельзя не признать, что митрополит Филарет существенно облегчил путь митрополита Кирилла к патриаршеству. Без него еще неизвестно, как могло все сложиться. Что бы мог митрополит Кирилл, не став местоблюстителем? Возможности его главного соперника, мирополита Климента, занимающего пост управляющего делами Московской патриархии, при любом другом местоблюстителе, не столь лично заинтересованного в исходе выборов, могли бы сыграть решающую роль.

Сейчас уже потихоньку всплывают новые обстоятельства, среди которых, если верить некоторым сообщениям, и такое, что место местоблюстителя по праву мог занять митрополит Филарет. До сих пор только непонятно, были ли у него хотя бы на каком-то этапе серьезные претензии на патриарший престол.

С одной стороны, отказ занять ключевой церковный пост на период избрания нового Патриарха несомненно свидетельствует, что изначально патриарших амбиций у митрополита Филарета не было. Не витало таких настроений и в атмосфере минского епархиального собрания, на котором избирались делегаты на собор. Более того, общавшиеся в кулуарах собрания священники епархии договорились молиться о том, чтобы чаша патриаршества миновала их архиерея, лучше которого, как им сейчас кажется, трудно теперь ожидать.

С другой стороны, мы знаем, что перед самим собором в Минске в кругах, близких к епархиальному управлению, вдруг получила распространение версия, что митрополит Филарет не только претендует на пост патриарха, но наверняка им станет. В дополнение к этому сам митрополит Филарет накануне собора дал интервью белорусским и российским СМИ, в центре внимания которого оказался вдруг сам митрополит. Подробно излагался иерархический путь митрополита Филарета, что прозрачно подводило к мысли об очередном качественном скачке в церковной карьере. Для митрополита Филарета таким скачком мог быть только пост патриарха, для избрания на который и созывался Собор.

Каакие тут могут быть варианты? Одна версия уже быа высказана экспертами. Митрополит Филарет изначально работал на партию митрополита Кирилла. Поэтому, с одной стороны, уступил ему пост местоблюстителя, а с другой – постарался максимально оттянуть на себя максимальное количество голосов архиеерев, чтобы потом отказаться от них в пользу того же митрополита Кирилла, что, как мы помним, и произошло. Но для того, чтобы такие голоса получить, нужно было хоть как-то заявить о своих претензиях занять пост патриарха. В самой даже минимальной степени, только лишь для того, чтобы сделать свою фигуру реальной, но не слишком с этим перебарщивая, чтобы не внести дополнительную смуту и, неровен час, не насторожить главного претендента. Поэтому центром распространения соответствующих слухов был выбран Минск, а не Москва, до которой, как и до прочих регионов "канонической территории" РПЦ МП, этот слух уже дошел не сенсационным порывом, а мягким ненавязчивым бризом.

Это, конечно, наиболее вероятная версия. Тем более, отвечающая прагматическим особенностям характера митрополита Филарета.

Но для порядка все же нельзя не озвучить еще одну версию, маловероятную, но возможную. Правда, рассматриваться в качестве рабочей такая версия может быть только в том случае, если предположить определенное влияние Кремля на избирательный процесс. Даже не столько именно влмяние, сколько попытку повлиять.

Как известно, митрополит Филарет испытывает слабость в отношении всесильности "власть имущих" структур. Трудно сказать, в какой степени это известная черта "никодимовщины", а в какой личная особенность, но это факт. Укреплению веры в административный ресурс немало способствует и специфика современного белорусского государства, отличающегося особенно авторитарным стилем правления даже среди собратьев по СНГ. Руководству Белорусской Православной Церкви Московского патриархата практически не нужно беспокоиться о расколах и конкурентах на религиозном поле. В значительной мере комфортное состояние БПЦ МП гарантируется соответствующими государственными законами, постановлениями и просто близостью к властным структурам. Особенное положения православия закреплено в Законе о свободе совести. При этом исключительное право представлять православие, даже само право на использование этого названия, принадлежит только БПЦ МП. Даже гипотетически в Беларуси невозможно зарегистрировать иную церковную организацию, которая бы называлась православной. Так что проблем, подобных тем, что мы видим в Украине, Белорусский экзархат не имеет и близко. И есть все основания за этот комфорт благодарить, в первую очередь, государственный ресурс.

Вот эта вера в то, что государство может все, в какой-то момент могла подвигнуть митрополита Филарета на поспешные выводы.

Возможно, Кремль просто имел в виду белорусского митрополита наряду с другими желательными для него фаворитами. Косвенно об этом можно судить по тому факту, что митрополит Филарету было направлено личное поздравление с Рождеством Христовым от президента России Д. Медведева. Это только то, что мы видим на поверхности, а по закрытым каналам могли быть посланы и более определенные сигналы.

В силу указанных выше личных особенностей и опыта существования РПЦ МП в советской системе, когда патриарх почти всегда поставлялся по прямой указке властей, белорусский митрополит мог прийти к логичным для него выводам, что он уже фактически избран патриархом, дело лишь за соборным оформлением этого решения. Такая доверчивость, конечно, могла быть достаточно мимолетной, как, впрочем, оно и было.

В любом случае, вряд ли митрополит Филарет так уж стремился на этот пост. Он, как и митрополит Киевский Владимир, и так фактически во главе почти поместной Церкви в отдельном государстве со своим президентом. При нынешнем состоянии здоровья минского митрополита было бы безрассудно практически безмятежное и устоявшееся свое положениев Беларуси менять на головную боль о чрезмерно громоздком и расползающимся во все стороны организме всей РПЦ МП.

Кроме того, высший церковный пост предполагает не только приобретения, но и многие самоограничения. Тот же Патриарх Кирилл уже от многого вынужден отказаться именно потому, что вся ответственность ложится теперь только на него. У митрополита Филарета тоже есть такие слабые места. Например, его столь полезные связи с инославными Церквами в Европе. Учитывая антиэкуменический пафос в современной РПЦ МП, такие связи пришлось бы в той или иной степени свернуть.

Если бы он и мог бы принять на себя патриаршество, то только в том случае, если бы почувствовал не просто шансы, а безусловную поддержку большинства соборных делегатов, при этом большинства подавляющего. Вряд ли бы ему после комфортных условий в Беларуси понравилась перспектива наживания авторитета в не расположенных к нему церковных кругах, как это сейчас делает новопоставленный Патриарх Кирилл. Поэтому, так или иначе, все свелось к той же самой первой версии – митрополит Филарет целиком и полностью содействовал планам местоблюстителя.

Но почему же им избран Кирилл? Вряд ли, во всяком случае, как считают многие, это потому, что они оба принадлежат к некой партии "никодимовцев". Такая партия, думается, не более, чем условная категория, используемая исключительно внешними наблюдателями и аналитиками. "Никодимовский" стиль имеется, это да. Но именно этот стиль и отрицает всякую романтику верности какому-то "общему наследию", подходы здесь исключительно прагматические. И вот, в силу этого прагматизма, митрополит Филарет мог однозначно стать на сторону митрополита Кирилла только потому, что больше его знает, больше может предполагать и ожидать.

Таким образом, хотя митрополит Филарет и имел реальные шансы занять патриарший престол, он, тем не менее, может быть вполне удовлетворен итогами Собора. Он не только сохранил свое положение первоиерарха в БПЦ МП и одного из ведущих синодалов, но и упрочил его, воочию продемонстрировав свой потенциал влияния и свою ключевую роль в РПЦ МП.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования