Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
06 декабря 21:44Распечатать

Валерий Емельянов. О ЧЕМ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ ДОРОЖНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ. Что ждет в условиях нынешней «реставрации» российское общество, если следующий Патриарх будет носить имя Кирилл?


Избрание местоблюстителем патриаршего престола в РПЦ МП в ходе двухчасового экстренного заседания Синода главы ОВЦС МП митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева) стало знаковым событием безо всяческих кавычек и оговорок. Это событие имеет для России и мира эффект и значение предупреждающего дорожного указателя, который заранее, за несколько сотен метров, предупреждает о резком изменении дорожных условий.

А изменения, указанием на приближение которых стало избрание на пост местоблюстителя Смоленско-Калининградского архиерея, могут оказаться особенно чувствительными для той значительной части российского общества, которая не практикует православия, либо принадлежит к другим религиозным и духовным группам.

Итак, а приори предположим, что в нынешних условиях, когда на смену гласности и демократическим процедурам времен "перестройки", пришла и утвердилась жестко выстроенная государственно-общественная "вертикаль", реализующая заранее где-то на таинственных "верхах" заготовленные решения, в "митрополитбюро" все пойдет по схемам, наработанным и апробированным также в весьма "вертикальном" Политбюро ЦК КПСС. Напомним, там председатель Государственной комиссии по похоронам очередного усопшего генсека "по должности" становился очередным партийным лидером. Пленум ЦК КПСС – партийный аналог Поместного Собора – лишь единогласно утверждал его на этому посту. Та же самая практика имела место в подконтрольной КПСС РПЦ МП - ­ временный местоблюститель непременно оказывался пожизненным Патриархом. Сбой произошел лишь в 1990 году, когда партаппарат распадавшегося Советский Союз, плакать о котором, согласно словам известного политического деятеля, не может лишь тот человек, у которого нет сердца, уже почти не контролировал религиозную жизнь.

Что же ждет в нынешних условиях "реставрации" российское общество, уровень религиозной практики в котором сравним с уровнем секулярной Франции, - в случае, если следующий Патриарх будет носить "господоначальное" имя Кирилл?

Прежде всего, митрополит Кирилл – политик до мозга костей. И цель его политики, в последнее время не очень скрываемая­ от "внешних", - установление идеологического доминирования Церкви в обществе. Церкви даже не как духовной врачебницы, а как мощного социально-экономического института, консолидирующего населения вокруг стержневых символов, сводящихся, в конечном счете, к Божественному происхождению власти и к приоритету ее интересов над эгоистическими нуждами индивидума. Все идеологические сентенции митрополита Кирилла­ последних лет - это утверждение идеи о том, что только Церковь является в России источником и носителем морали, нравственности и "адекватного понимания" прав человека. В октябре 2008 года его высокопреосвященство идеологически прямо-таки саморазоблачился перед широкой общественностью, сенсационно заявив, что Петр I "цивилизационно сдал Россию". Cтало понятно, что перед нами деятель "всемирно-исторического масштаба", ценностным образцом для которого является, видимо, "никонианское" (православно-папистское) понимание Церкви и ее роли в политике, в соответствии с принципом "Священство выше царства".

Правда, свои идеолого-политические экзерсисы митрополит Кирилл всегда предпочитал делать во внешнеполитическом контексте, говоря о значении христианства и христианских ценностей преимущественно в европейском дискурсе. Это входило в его прямые обязанности как шефа церковной дипломатии, и в таком дискурсе он находил общие точки соприкосновения с консервативным Ватиканом эпохи Папы Бенедикта XVI, очень активно обеспокоенного секуляризацией Европы и уходом ее от христианских ценностей в их католической интерпретации. Одновременно нынешнему местоблюстителю удалось, видимо, создать себе на Западе реноме деятеля открытого, склонного к экуменизму и диалогу с католиками. И здесь очень уместно напомнить. что дипломатия­ - это, прежде всего, искусство двойственности, умение создать имидж, порой не совпадающий с внутренней сутью его носителя. И этим искусством митрополит Кирилл владеет в совершенстве.

Ну, в самом деле, это именно из ОВЦС доносятся призывы к российским мусульманам "поискать себе другую страну", это мелкий почерк сотрудника Отдела Романа Силантьева выливает на читателей его "исламоведческих монографий" потоки самого желтого "компромата" на активных российских мусульман. Кстати, национально-политический Всемирный русский народный собор (ВРНС), куда Силантьева "катапультировали" после антимусульманского скандала, - тоже инициатива и детище нынешнего местоблюстителя. Широко же афишированная "правозащитная" деятельность ВРНС пока что свелась к исламофобских сентенциям и опусам г-на Силантьева, а также к попыткам угроз и гонений на оппонентов внутри православной традиции.

Нелишне напомнить, что Патриарший местоблюститель Кирилл во многом солидаризовался с положениями, содержащимися в "Русской доктрине" – утрированном сборнике крайних национальных и имперских идеологем (вплоть до "права первого ядерного удара" и "русификации всех этнических меньшинств Империи"). "Доктрина" рисует довольно жутковатый образ всемирного "PaxRussia" - столь же однополярного мира, как и дружно проклинаемый нашими православно-патриотами "PaxAmericana". Правда, в отличие от последнего, ради установления Русского Миропорядка нет средств негодных или недостойных – цель уж очень высока, Америке ничего подобного не может и присниться. Еще можно вспомнить разные "силовые" идеи ОВЦС – "Православный корпус" нашистов, "православные дружины" по наведению Русского Порядка в городах и селах, православный комсомол и т.п.

В качестве одной весьма красноречивой иллюстрации приведем слова митрополита Кирилла, сказанные в интервью газете "Известия" в 2002 году: "Глубоко убежден, что Ислам как религия не провоцирует терроризм и агрессию. Терроризм и агрессию провоцирует особое прочтение Ислама. Это прочтение имело место в истории, и мы знаем, что под знаменами Ислама разворачивались религиозные войны и проходили завоевания. Это прочтение имеет место и сегодня. Данное обстоятельство возлагает особую ответственность на исламских лидеров и духовных руководителей. Они должны воспитывать свой народ в том прочтении Ислама, который исключает его радикальную интерпретацию. Ярким примером такой учительной деятельности является позиция председателя Центрального Духовного управления мусульман России Талгата Таджуддина". Между строк этой цитаты мусульмане и не только могут прочитать вот что: "исторический" ислам для митрополита - это все же религия войн и насилия (поскольку любая религия в своем конкретно-инсторическом проявлении - это "прочтение"), а ислам в России наших дней возможен только в интерпретации и в ипостаси Талгата Таджуддина - с его буффонадными призывами целовать туфлю Патриарха, что кощунственно звучит для любого мусульманина.

Что ж, в случае если Русский (и не только) Мир увидит митрополита Кирилла новым предстоятелем РПЦ МП, должность предоставит ему все основания и возможности избавиться от двойственности дипломата и действовать с прямолинейностью силового командира. Вполне возможно, что Патриарх Кирилл Iсбросит оставшийся еще с "никодимовских" времен (а Кирилл – главный продолжатель дела митрополита Никодима (Ротова), не ставшего Патриархом в 1971-м, в наши дни) "экуменический макияж" и однозначно солидаризуется с православными ультрафундаменталистами, даже перехватив и ретранслировав некоторые крайние призывы "диомидовцев". Это вполне укладывается в рамки нынешней политической культуры российского общества: та же "Единая Россия" действует как "активный перехватчик" тем и идей коммунистов или либералов (в зависимости от нужд текущего момента), интерпретируя и используя их в собственных интересах.

Очевидно, что уровень межрелигиозной нетолерантности в России снизится, более жестко и с более высоких трибун зазвучит формулировка "русский­ - это православный". Однако, насколько значимой станет идеолого-политическая роль РПЦ МП как господствующего института в этой сфере российской жизни, зависит от того, как это будет воспринято власями. Пока что реально мы наблюдаем смычку лишь между иерархами, богатым духовенством и частью чиновничества (в том числе, и высшего), причем основным звеном в этой смычке опять же являются митрополит Кирилл и его ОВЦС. Для окончательного триумфа "никодимовско-кирилловского проекта" нужен очень уж политически мягкий глава светской власти, эдакий "тишайший" (по отношению к Церкви и ее политическим амбициям) Алексей Михайлович. Впрочем, кандидатура эта вполне явственно просматривается...

Только при всем этом надо помнить, что исторически государство российское было более или менее стабильно, когда Церковь была либо частью государственного аппарата, либо имела каноническую и, в какой-то мере, духовную, но не политическую автономию (как при Советах). Необходимо помнить, что историческое "никонианство" породило раскол, разинщину и прочие проявления нестабильности. Что породит "неониконианство" в форме реализации упомянутого церковно-политического проекта - сказать трудно. Одно можно сказать­ определенно: указатель с именем нового местоблюстителя РПЦ МП предупреждает, что на духовном пути России стоит туман, за которым, возможно, изрядно тряхнет на ухабах.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования