Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
11 марта 17:33Распечатать

Исмаил-Валерий Емельянов. НЕТ ЗАГРОБНОЙ ЖИЗНИ ДЛЯ ЕВРЕЕВ!? Ответ русскому публицисту-мусульманину, утверждающему, что евреи не верят в загробную жизнь, а мусульмане - верят


Наша жизнь очень даже подтверждает мысль о том, что главной целью исламо-иудейского диалога является преодоление различного рода предрассудков и стереотипов, в том числе и о религиозной традиции друг друга. Ведь такие предрассудки могут проявляться неожиданно в самых разных местах и по самым разным поводам.

Например, уважаемый и профессиональный исламский информационный портал "IslamNews", отличающийся разнообразием подаваемых материалов и широким подходом в своей информационной политике, опубликовал небольшую статью русского мусульманского публициста Валентина Пруссакова, давно и плодотворно работающего в сфере современных проблем арабского мира, под названием "Арабы и евреи: О глубинных причинах одного противостояния". Главная идея автора – истоки современного палестино-израильского конфликта коренятся далеко не в политике. По его мнению, сегодняшнее противостояние между потомками Ицхака и Исмаила заложено изначально, ибо арабы и евреи представляют собой два разных духовных мира, две диаметрально противоположные духовные парадигмы. При этом цитируется некий неназванный исследователь, утверждавший: "В еврейской религии отсутствует вера в потустороннюю загробную жизнь… Евреи, религия которых ориентирована на чисто земные дела, остались в мире в одиночестве, о чем нельзя забывать ни на минуту, поскольку это весьма важно… Все другие нации, существовавшие ранее и существующие ныне, в большей или меньшей степени исходили и исходят из идеи грядущего. И этого вполне достаточно в качестве противовеса для чистого восприятия мира, каковое имеет место у евреев. Внутренний свет – а вера в бессмертие и является внутренним светом – не должен быть обязательно ярким, чтобы произвести видимый эффект, он должен просто быть у человека, и нельзя допускать его угасания. В противном случае человечество затеряется навеки в земном мире". На этом основании утверждается, что полной противоположностью евреям являются арабы, исповедующие ислам и стремящиеся выполнять предписания Всевышнего.

Перед нами типичный образец стереотипа и предрассудка в отношении еврейской религиозной традиции, достаточно давно бытующего в среде религиоведов советской закваски. Почему он жив в данное время и в данном месте - непонятно: общедоступная информация с легкостью опровергает подобный подход. Может быть, автор просто подгонял под заранее заданную идеологему факты, для нее подходящие, отбрасывая те, которые противоречат исходным предпосылкам?

Нашей задачей не является в данном случае критика или жесткая полемика с автором. Мы намерены лишь расставить некоторые акценты и дать информацию о том, как реально обстоят дела в иудейской религиозной традиции с проблемой загробной жизни и посмертного воздаяния. И, наверное, несколько парадоксальным выглядит то обстоятельство, что освещать эту проблему с точки зрения иудаизма берется другой русский мусульманин. Хотя можно на это обстоятельство взглянуть и как на своеобразный знак времени, символ нынешнего состояния дел в области духовного диалога.

Если бы, как утверждает автор, иудаизм изначально развивался как традиция, полностью отрицающая загробную жизнь и воздаяние, то тогда он, по определению, не мог бы называться религией и существовать в качестве таковой. Всякая система идей, предусматривающая наличие изначального творящего, живого и сознательного Начала, не может не исповедовать наличия некоего сознательного надмирного бытия, которое в то же время имеет связь и с этим миром, посюсторонней жизнью человека.

Действительно в Торе – наиболее раннем по времени фиксации письменным монотеистическом откровении – мы не найдем детально разработанных представлений о загробном бытии. Однако это не означает, что их там нет. Говорится в Торе о едином посмертном обиталище душ человеческих, именуемом "шеол", где находятся как души праведников, так и души грешников в ожидании грядущего Спасителя-Мессии (Машиаха) и Его суда. Можно сказать, что здесь сформированы начатки этой идеи, в дальнейшем развившиеся в процессе продолжавшегося Откровения и обретшие морально-нравственную окраску в категориях "добро – зло", "хорошее – плохое". Кстати, даже всмутном предвестии Торой грядущего суда Мессии пусть скрыто, но присутствуют эти самые критерии.

Уже ко II веку до нашей эры сложился корпус так называемой "Устной Торы" - в частности та ее часть, что именуется "Агада". Она содержит тексты и афоризмы религиозного и морально-нравственного содержания (в отличие от другой части – "Галахи", содержащей кодификацию иудейских правовых норм), в которых мы имеем довольно четкое и определенное понимание в иудаизме всего, что связано с потусторонней жизнью. Именно тогда появляется понятие "олам ха-баа" ("грядущий мир"), практически идентичный понятию "Ган-Эден" ("Сад Эдема" или "Рай"), в котором пребывал Адам до грехопадения и куда после смерти попадут души праведников. Лишь тем, у кого грехи перевешивают все добрые дела, суждено оставаться в аду (постепенно с ним отождествляется "шеол"). О дне суда есть указание в ТаНаХе (Ветхом Завете). О нем говорится: "День Ашема, великий и страшный" (Малахия, 3:23). В этот день Всевышний Судия разделит людей и будет судить их по Книге жизни, в которой записаны все их деяния. Что же касается тех взглядов, о которых пишет Валентин Пруссаков, то они типичны для маргинальной группы саддукеев – лишь одного из направлений в иудаизме времен Христа (наряду с фарисеями и ессеями, существовавшими с 150 г. до н.э. до 70 г. н.э.).

Откровение пророка Мухаммада, ниспослание и кодификация Корана произошли в VII веке, вскоре после того как в V-VI веках закончилась кодификация Устной Торы в корпусе Вавилонского и Иерусалимского Талмудов. Очевидно, что на понятие и язык Корана самым непосредственным образом влияли описания и понимание ада, содержавшиеся в текстах Агады, вошедших в Талмуд. Характерно при этом, что арабские наименования рая и ада - "джаннат" и "джаханнам" - очевидно имеют своих источником ивритские слова "Ганэден" и "Геином". При этом, разумеется, не следует нисходить до упрощенной формулы типа "ислам заимствовал понятие о рае и аде из иудаизма". Основополагающие понятия этих двух, сегодня достаточно различных, религиозных культур, а также и христианства, принадлежат к единой семитической монотеистической религиозности, с которой собственно и отождествлял себя ранний ислам, в то время как иудаизм и христианство уже обособились в отдельные культурные традиции, основывающиеся не только на писаниях и устных приданиях, но и на развитом академическом богословии.

Можно согласиться, что акцент на загробную жизнь и посмертное воздаяние в исламской традиции на сегодня делается более четко и рельефно, чем в иудаизме и христианстве. Однако верующий иудей все-таки не в меньшей степени соизмеряет свою жизнь с категориями зла и блага. Так что нельзя согласиться с Валентином Пруссаковым в том, что проблема арабо-израильского конфликта лежит в такой специфической сфере духовной жизни, как загробная участь и подготовка к ней. Проблема эта именно политическая по преимуществу, а религиозная составляющая притянута к ней искусственно и является глубоко вторичной. Современная реальная политика, увы, не определяется религиозными нормами, а наоборот, пытается приспособить эти нормы под политическую конъюнктуру, даже если они ей абсолютно не соответствуют.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования