Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
23 июля 18:16Распечатать

Ольга Рафи. В КОГО ВЕРИТ РЕЖИССЕР. В рамках серии «Кино без границ» московские кинотеатры «Фитиль», «35мм» и «Пять звезд на Новокузнецкой» показывают фильм «Реквием» Ханса-Кристиана Шмида (Германия, 2006)


Когда-то слово "requiem" звучало привычно: им открывалась заупокойная католическая месса. А потому было вполне понятно, чего ожидать от одноименных произведений, скажем, Вольфганга Амадея Моцарта или Джузеппе Верди. Сегодня же, увидев латынь в названии опуса немецкого режиссера Ханса-Кристиана Шмида, представитель века информации, прежде чем посетить кинотеатр, придирчиво проанализирует все имеющиеся данные. А таковых найдется предостаточно – хотя бы потому, что в 2006 году фильм участвовал в 56-м Берлиннале. Любопытный узнает, что итогами этого участия стали приз Международной федерации кинопрессы (FIPRESSI) режиссеру и "Серебряный медведь" исполнительнице главной роли Сандре Хюллер; прочитает, что лучшей актрисой ее признали также компания BavarianFilmAward, Ассоциация кинокритиков Германии (отметившая и режиссера), жюри Международного фестиваля в Сиджесе (здесь "Реквиему" присвоено звание "лучшего фильма"), и что Ханс-Кристиан Шмид получил награду на прошлогоднем Международном фестивале в Чикаго.

Раскроется и множество других подробностей. К примеру, Антон Мазуров уточняет, что фильм "основан на тех же реальных событиях, которые взволновали хоррор-мейкера Скотта Дерриксона в его "Шести демонах Эмили Роуз". Но картина Шмида – об ужасах другого рода. Это кристальная трагедия девушки из маленького городка, воспитанной по аскетичным религиозным правилам, вбитым в нее родителями с самого раннего возраста. Первые же радостные столкновения с реальной жизнью – переезд в другой город, учеба в университете, влюбленность – разрушают эту стеклянную искусственную основу воспитания. Не имея никакой иной сущности внутри себя, Михаэла считает, что в нее вселился дьявол, а взволнованные родственники приступают к его изгнанию".

Сравнение с "Шестью демонами…" есть и в статье Ларисы Малюковой. Обозреватель "Новой газеты" считает, что "Реквием" – это "не столько "экранизация" опыта экзорцизма, сколько диспут с предыдущим триллером. Картина об Эмили Роуз пропитана мистикой, демоны, посланные дьяволом мучить безвинную жертву, не ставятся авторами под сомнение. "Реквием" – печальная, очень житейская история бытия слишком религиозного семейства, возглавляемого тоталитарной мамашей, доведшей девушку, страдающую от приступов эпилепсии, до сумасшествия…".

Киевский кинокритик Ольга Брюховецкая вспоминает "Экзорциста" Уильяма Фридкина. "Как всякий новаторский фильм, – пишет она, – "Экзорцист" заложил канон жанра "сатанинского кино", у которого до сих пор есть многочисленные последователи. Ханс-Кристиан Шмидт предлагает противоположную версию – психологическую. Так называемая одержимость Михаэлы изображается как психотический выход из глубокого конфликта дочки с матерью". Вместе с тем, по мнению журналиста, полностью избежать влияния Шмиду не удалось: персонажи его фильма соответствуют образам, созданным Фридкиным, походя на них даже внешне.

Если же вы придете на просмотр, сознательно отказавшись от знакомства с какой бы то ни было "сопроводительной информацией", то перед кассой театра все же бросите взгляд на репертуар, где рядом с "Реквиемом" значится: драма/триллер, ужасы. Здесь же трудно будет удержаться и не вынуть из кармашка с рекламными материалами глянцевый листок, украшенный яркими кадрами и запоминающимся слоганом: "Подлинная история экзорцизма".

Приняв к сведению все вышеперечисленное, публика вправе с замиранием сердцаожидать града спецэффектов, художественно воплощающих страшный потусторонний мир. На деле же оказывается, что главное в определении "Реквиема" – драма, причем психологическая. Ханс-Кристиан Шмид (интервью с ним тоже доступно в Интернете) характеризует свой фильм как исследование психики молодой девушки, оказавшейся в сложной ситуации. Режиссера вдохновила статья о паломниках в провинциальный немецкий городок Клингенберг, где в 1976 году в результате недоедания и истощения после многочисленных сеансов изгнания нечистой силы скончалась католическая студентка Аннелиз Михель. И хотя сценарист Бернд Ланге подчеркивает, что "Реквием" – это не документальный фильм и не биография Аннелиз Михель, а показ предваряется предупреждением, что события фильма вымышлены, все же чувствуется пристрастие создателей к документальному жанру. Об этом свидетельствует уже обращение к сенсационной теме, словно позаимствованной с первых полос газет. А кроме того, режиссер (в прошлом, кстати, как раз документалист) признается, что во время съемок при нем были "фильмы, передающие чувства и настроения 70-х; независимо от того, были ли это художественные, музыкальные и документальные фильмы или даже пленки с новостями". Более того, "чтобы лучше понять суть эпилептических припадков", создатели просмотрели множество документальных лент, отснятых в неврологическом центре загородного берлинского госпиталя.

"Мы намеренно не указываем дату происходящего, чтобы подчеркнуть главную идею этой истории", – такое заявление режиссера выглядит не совсем логичным, ведь главная идея сформулирована им же самим: "Экзорцизм – не лучший способ излечения душевнобольных людей". И, дабы зритель проникся мыслью о том, к каким чудовищным последствиям приводят средневековые обряды, которые дожили почти до нашего времени, важно это самое время вывести на первый план. Но не будем упрекать автора: противоречие остается только на словах, а в самом фильме эпоха воссоздана и узнаваема (вероятно, сработала документалистская "закалка"). Михаэла и ее университетские друзья Хана и Штефан живут в атмосфере молодежного увлечения культовыми песнями 70-х (в картине используется не специально сочиненная музыка, а готовые композиции ансамблей "Doors" и "DeepPurple", – это ли не признак документальности?). В каком-то смысле "Реквием" продолжает линию предшествующих опусов Шмида: фильм "23" (1998) через образ молодого человека поколения 80-х рассказывает о страхе перед ядерной войной, "Дальний свет" (2003) – о подростках рубежа XX–XXI столетий, которые стремятся вырваться из своих семей и для этого незаконно переходят границу Германии и Польши. По весьма точному определению Михаила Трофименкова, "Шмид пишет историю Германии… как историю неврозов, обуревавших юных немцев".

21-летнюю немку Михаэлу Клингер в "Реквиеме" сыграла театральная актриса Сандра Хюллер, и ее дебют в кино отметило не только жюри, но и пресса. Так, автор одной из рецензий пишет об исполнителях главных ролей в немецких фильмах – участниках 56-го Берлинского фестиваля, что они "продемонстрировали наивысший класс". Но добавляет: "вопреки слабой режиссуре". И если оценка актеров не вызывает сомнений, то второе заявление, оставшись без комментария, отдает снобизмом. Действительно, Ханса-Кристиана Шмида в фильме "не видно", да и пресловутые "режиссерские находки" не бросаются в глаза. "Зритель должен сопереживать героям и не замечать, каким способом режиссер добивается этого сопереживания", – заметил однажды Георгий Данелия о своем творчестве. Картина Шмида, судя по всему, тоже ориентирована на зрительское сопереживание и, несомненно, вызывает мощную эмоциональную реакцию. В первую очередь это происходит благодаря актерам. Хочется сказать, что они не играют роли и даже не вживаются в них, а именно живут повседневной жизнью под присмотром камеры. Но ведь подобное доверие исполнителям (тем более что у Сандры Хюллер не было опыта работы в кино), пожалуй, и есть ни что иное, как проявление силы режиссера. И, скажем больше, – порядочности: не каждый создатель готов скромно отодвинуть в тень собственную персону…

К категории фильмов, куда можно отнести "Реквием", вряд ли стоит подходить с мерками игрового кино. Задача режиссера здесь – рассказать историю, в которой есть над чем задуматься. И Шмид делает это тактично. Он не навязывает своей позиции, хотя выражает ее весьма отчетливо и эффектно в короткой фразе-эпилоге: "Через несколько месяцев изгнания демонов Михаэла умерла от истощения в доме своих родителей". В нескольких заключительных словах сконцентрировано отношение режиссера к произошедшему: и беспомощность молодого священника, решившего "реабилитировать" процедуру экзорцизма, и истинные (по мнению Шмида) причины гибели юного существа – обделенность всем тем, что должны давать дочери родители.

"Я не верю в существование демонической одержимости, – говорит режиссер. – Тем не менее, с особой серьезностью воспринимаю героиню и ее ощущение мира. Я стараюсь четко нарисовать в своем воображении ее портрет: сильно напуганную, страдающую расстройством психики, терзаемую манией преследования и галлюцинациями".

Героиня Сандры Хюллер, по словам актрисы, – искусственный образ, собранный из различных элементов. Но при этом Михаэла производит впечатление реально существующей девушки, попавшей в реальную ситуацию. Она ищет избавления от одиночества, которое в ее возрасте переживается особенно остро. Этим можно объяснить и романтическое увлечение образом святой Катарины, и дерзости, которыми она засыпает пожилого священника, когда тот отказывается верить в терзающие ее голоса и видения, и, наконец, шокирующе резкое поведение с родными после разочарования в религиозных догматах, проку от коих оказывается не больше, чем от врачей, тщетно борющихся с приступами непонятной болезни.

Шмид уважительно относится и к зрителю, не разделяющему его материалистического подхода. Он неназойливо предлагает ему пищу для размышлений – например, о разнице между верой как искренним порывом души и религией как закосневшим набором догм и обрядов, которые нужно соблюдать из соображений дисциплины. И тот, кто следит за новинками кинопроката, вполне может вспомнить "Признаки Гойи" Милоша Формана. Там католицизм косит жизни сотен людей. В "Реквиеме" – калечит психику Михаэлы. Но от числа исковерканных личностей суть жертвы не меняется…

Впрочем, это – тоже лишь одна из возможных трактовок. Шмид оставляет место для любой другой версии, и каждый вправе придумать ту, в которую ему хочется верить.

Кадры из фильма здесь: http://www.arthouse.ru/movie.asp?Code=REQUIEM


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования