Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
22 ноября 13:26Распечатать

Людмила Полей. ЧТОБЫ ВСЕГДА ОСТАВАЛАСЬ НАДЕЖДА. В Москве прошел Четвертый Международный театральный форум "Золотой витязь"


Так долго – с 20 октября по 6 ноября "Золотой Витязь" - единственный в России Международный христианский театральный форум - не продолжался еще никогда. Четвертый уже по счету 18-дневный марафон спектаклей, встреч, дискуссий, пролетел, как один день. Тысячи побывавших в театрах зрителей, десятки театров, приехавших из разных стран мира, более 50 показанных спектаклей, участие в Форуме выдающихся мастеров сцены: Ады Роговцевой, Зинаиды Кириенко, Юрия Соломина и многих других.

Замечательной следует назвать идею устроителей Форума (во главе с его бессменным руководителем – Николаем Бурляевым) привлечь к участию в его работе наравне со столичными российскими театрами и коллективы из провинции. Российский провинциальный театр был славен и знаменит и в старой России – достаточно назвать имена Петра Орленева, поразившего своим искусством еще более ста лет назад американскую публику, и Аллы Назимовой – звезды МХТ, позже создавшей свою театральную (а затем и кинематографическую) школу в США. Конечно же, мастеров провинциального театра и сегодня манят огнями рампы мировых столиц. И сегодня иным удается сделать карьеру именно там, вдали от малой родины. Да и стоит ли и удивляться этому, если именно в провинции – в той самой российской "глубинке" – появляются на свет воистину уникальные эксперименты.

Таковым является и первое в истории театральное воплощение "Лета Господня" Ивана Шмелева – одного из самых тонких, нежных и поэтических произведений русской литературы. Спектакль омского театра "На галерке", специализирующегося на произведениях русской и советской классики (Тургенев, А.Н. Толстой, Аверкиев, Шукшин, Вампилов, Крупин и др.), – это уникальный опыт этнографического театра – театра, в котором художественная задача решается, прежде всего, средствами сценической речи, приемами декламации, а не, скажем, сценографическими поисками или игрой света, что так модно сегодня. И действительно, мы не видим декораций Кремля, но мы видим сам Кремль. Перед нами нет куполов и крестов города "сорока сороков", но есть ощущение, как великопостного периода, так и пасхального торжества в первопрестольной. Новаторство? Да. Конечно. Не такое, как у Анатолия Васильева или в спектаклях остромодного фестиваля "NET". Но разве можно не заметить и этот эксперимент маленькой труппы из далекой Сибири, принятый, кстати, на "ура" публикой Большого зала Центрального академического театра российской армии (ЦАТРА)?.. И понятно, что "Галерка" покинула Москву с наградой, увозя в Омск "Бронзового витязя" в номинации "большая форма".

Совсем иной – "Чморик" Владимира Жеребцова, представленный владивостокской труппой Театра Тихоокеанского флота и тоже получивший "Бронзового витязя" уже за "малую форму". История верующего в рядах вооруженных сил еще советской армии. Но даром, что дело происходит на излете советского периода истории - в 89-ом - когда верить в Бога и служить "в рядах" было двумя вещами несовместными. И недаром в прологе спектакля звучит свиридовское "Время, вперед!", звучит предупреждающе, кажется, едва ли и не зловеще, как нельзя более красноречиво напоминая: история развивается по спирали.

"Чморик", также как и "Лето Господне", решен в минималистских декорациях. История очкарика-"ботана", играющего на скрипке и заброшенного по случаю отдания того самого "долга", что причитается отечеству, на далекий Байконур – туда, где ему выпадает доля нести службу…в свинарнике. Кормить их он готов, но резать - не может. Как и в комсомол вступить - тоже не может. Он - верующий. "Мы ракетами небо дырявим, а ты в Бога веришь" - говорят "чморику". Но именно он-то и оказывается вовсе не "человеком, мешающим обществу" или "человеком морально обиженным" - переводы слова "чмо" - одной из самых распространенных и сегодня аббревиатур нашей армии – ибо в финале спектакля, когда его хотят перевести в другую, более спокойную, часть - он отказывается. Он избирает тот путь, который именуется "узким". Трудный путь. Тот самый путь подвига.

Конечно, образ чморика вызывает в памяти и героев Достоевского, и фигуру Авдия из айтматовской "Плахи". Но особенно напоминает главного героя из весьма нашумевшей пьесы Василия Сигарева "Пластилин", идущей и сегодня на московской сцене в постановке культового режиссера Кирилла Сереберенникова. Сигаревского героя тоже "чморят", тоже мучают. И замучают до смерти. Безысходность – рефрен не лишенного "чернухи" "Пластилина". Мы не знаем, выживет ли "чморик", но "чернухи" в пьесе нет, и торжество веры главного героя мы ощущаем явственно.

В то же время, если говорить о представленной на форуме "столичной" его части – то следует выделить знаменитую пьесу К. Хиггинса "Гарольд и Мод", которая в ЦАТРА идет под названием "Школа любви" в блистательном исполнении Людмилы Касаткиной и Анатолия Руденко. А что же в этой-то истории, в центре которой, кажется, заключено лишь страстное любовное чувство стареющей актрисы и молодого ее друга, имеющего отношение к пафосу форума?.. Однако режиссер Андрей Житинкин и актеры совершенно по-новому представляют сюжет про Гарольда и Мод – как гимн самопожертвованию, как обязательный отказ от внутренней самости, как понимание того, что в одну реку нельзя войти дважды, как, наконец, самоотверженное и столь несовременное решение отдание себя промыслу Божию.

Увы, "рыхлым" оказался "Царь Борис" - последняя часть знаменитой трилогии А. К. Толстого, сыгранный мастерами Малого театра. На сцене "главного" драматического театра страны (здесь происходило и открытие "Золотого Витязя") была поставлена, как известно, вся трилогия знаменитого драматурга, вторая часть которой – "Царь Федор Иоаннович" - пользовалась в свое время оглушительным успехом. Но, вероятно, еще 10-20 лет тому назад сыграть великие страсти наших соотечественников - да просто пройти по сцене так, как ходили 500 лет тому назад – было возможно. Сегодня же, кажется, история "смутного времени" даже и старейшей труппе России представляется тоже довольно смутно.

Несколько странным (с чего бы именно здесь?) показалось и представление на закрытии Форума книги маршала Дмитрия Язова, посвященной карибскому кризису. В целом же финал "Золотого Витязя" оказался, хотя и несколько затянутым (пока вручили все награды - кто только не остался без них! - того или иного достоинства), но в то же время трогательным и ярким. Выступал - и даже пел – старейший Зельдин. И как пел!.. Как всегда мудро говорил Петр Фоменко. Подтянутой и молодой выпорхнула на сцену вручать награду Людмила Касаткина. Был оркестр, были фанфары и колокола.

Но главное – было очевидное ощущение чувства, которое сегодня принято называть позитивным. Оно было позитивным не по названию - по существу. Потому что в памяти оставался свет, который (вспомним мудрого Феллини) и должен быть финальной точкой всякого произведения. Чтобы всегда оставалась надежда.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования