Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
16 ноября 18:26Распечатать

Борис Касанин. ОСТРОВ ПОКАЯНИЯ В ОКЕАНЕ ДУХLESS. Фильм «Остров» выходит в российский прокат


В до отказа заполненном зале старинного римского дворца Треви 14 ноября открылся кинофестиваль духовного кино "Третье тысячелетие". Открылся фильмом Павла Лунгина "Остров", уже собравшем столь же много журналисткой реакции (преимущественно положительной, если не сказать восторженной – просто слово сие для данного произведения кажется не слишком уместным), сколь и восторгов тех немногих счастливцев, что картину уже посмотрели на всякого рода фестивально-престижных просмотрах.

А вот на предпремьерном – для прессы – показе ленты в кинотеатре "Октябрь" 9 ноября (23 ноября фильм, наконец, выходит в российский прокат) всего лишь за пять дней до римского триумфа, публики было не слишком много. И контраст между лицами присутствовавших в зале служителей пера и лицами монахов неизвестного северного скита на киноэкране был красноречиво очевиден. Что наводило в результате на меланхолическо-философские размышления о множественности миров...

Уголь, чёрный, как грех – этот символ, разумеется, не случайно выбран режиссёром – возникает на экране всё время. Уголь везут на транспорте, захваченном фашистами; в уголь пытается спрятаться от врагов юноша – будущий монах, что всю последующую жизнь свою будет терзаем муками совести за расстрел капитана; монах, что будет возить и возить уголь на тачке в монастырскую котельную, которая служите ему кельей, где он и спит…на том же самом угле…

Пишущие об "Острове" то и дело противопоставляют "юродивого" отца Анатолия (Пётр Мамонов) более "каноничным" отцу Иову (Дмитрий Дюжев) и отцу Филарету (Виктор Сухоруков). Однако, противопоставление такое неглубоко: все насельники анонимной обители движутся по тому пути спасения, который издревле характерен для русского православия – пост, молитва, покаяние. Воистину лишь, что покаяние отца Анатолия искреннее, а главное – напряженнее, чем у братьев – потому-то именно ему и дает Господь те редкие духовные сокровища, что недоступны другим монахам – способность видеть в душах приходящих к нему людей, дарует возможность исцелять, наделяет даже харизмой экзорциста. Замечательно, что плоды даров этих в жанре лицедейства представлены все же целомудренно, без дешевой экзальтации – так, что даже и неверующий может остаться при своих убеждениях, в попытке объяснить чудесное естественными, психологическими, как водится, причинами. Но дай-то Бог, чтобы хоть кто-то из оступившихся барышень, вознамерившихся к аборту, посмотрев этот фильм, нашли все же в сцене беседы батюшки Анатолия с согрешившей девицей, духовную опору для того, чтобы отступить от зла, не нарушить заповедь.

Да только ли о чудесах, что вызывают суетное удивление у тех, кто впервые соприкоснулся с ними в наших монастырях. Не менее важно, что действия отца Анатолия обличают "коренное" недомогание народного сознания – вот они, приходящие к нему женщины готовы в своём выборе отдать предпочтение временным – земным ценностям (работе, хозяйству, имуществу) перед вечными ценностями веры и любви. Отсюда же и "странные" поступки батюшки Анатолия – как по адресу отца Иова, увидев которого издалека, он мажет сажей дверную ручку своей кельи, так и в отношении отца Филарета, у которого он отбирает и уничтожает тёплые вещи, вызывающие негожую для монаха такую к ним "земную" привязанность.

"Остров" не доказывает. Он показывает. Показывает то, что так непонятно современному западному (да только ли нынче одному лишь западному?) миру, живущему в иной "системе ценностей", хотя, кажется, уже и начинающему сознавать, в какие тупики может попасть человечество, отказавшееся от высших ценностей, ограничившее себя "идеалом" всё бульшего потребления. Для представителей человеческого типа ДухLess или для "блондинок в шоколаде", которых так навязчиво рекламируют сегодня пресса и телевидение, герои фильма, наверное, покажутся лишь "православной экзотикой", чем-то вроде этнографической диковины.

Ну да, ведь их путь - путь героев картины - это "вхождение узкими вратами", это ежедневный подвиг, в фильме увенчанный вожделенным прощением, тоже по сути чудесным: капитан (Юрий Кузнецов), которого герой фильма считает погибшим от его руки, оказывается жив, и приходит к нему со словами прощенья. Умирая, отец Анатолий, слышит ангельскую песнь спасения. "Смерть не страшна. Страшно стоять перед Господом на суде" - говорит спасенный монах.

Сам Петр Мамонов, живущий не первый год уже отшельником в российской глубинке, считает, что спасение на самом деле возможно для всех. Однажды бывший рокер, а сегодня спасающийся, сказал: "Господь всех принимает и всех прощает – и убийцу, и самых страшных, только если сердце наше поворачивается не на 20 градусов, а на все 180. В жизни это происходит сплошь и рядом. И со мной это произошло… Поэтому я с такой уверенностью об этом говорю. Я натворил очень много дел всяческих, и мое сердце повернулось ко Христу на 180 градусов, и Господь мне все простил и залил любовью. И я обезоруженный, в изумлении стою".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования