Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
23 декабря 16:51Распечатать

Иван Нелюбов. ИРАК: НЕОДНОЗНАЧНАЯ ПЕРСПЕКТИВА. Прошедшие в стране парламентские выборы отнюдь не означают, что Ирак избежал развала по религиозно-общинному признаку


Прошедшие в Ираке парламентские выборы, которые должны были определить политическую судьбу страны, показали, что перспектива Ирака, в том числе и в религиозно-политическом аспекте, по меньшей мере, неоднозначна. Иракцы, как типичные представители арабской нации, конечно же, ждали и встретили выборы с эмоциональным оптимизмом. Рациональный же анализ проблемы выборов вряд ли бы дал основания для такого позитивного настроя.

Итак, Ирак, с точки зрения религиозного фактора (определяющего в мусульманском мире), разделен на общины суннитов и шиитов, противостояние между которыми, по крайней мере в этой стране, куда более острое, нежели иные формы межрелигиозного противостояния. Три процента христиан уже давно стали здесь величиной, которой можно пренебречь, но, тем не менее, не теряет актуальности вопрос об их возможном исходе за пределы страны.

Разделение на шиитов и суннитов, пусть даже и в пропорции, скажем 60 % к 40 %, не делает ни одну из этих групп абсолютным большинством. Да и соотношение это вряд лидо конца отражает реальность. Дело в том, что еще в последние годы существования саддамовского режима многие иракцы "записывались в шииты", в том числе и для получения гуманитарной помощи, предназначавшейся Западом этой дискриминируемой при Саддаме группе.

Итак, сначала о предварительных, но, видимо, близких к окончательным итогам выборов в 275-местную Национальную ассамблею, которой предстоит назначить президента и двух вице-президентов страны, а первому из них в течение двух недель определиться с кандидатурой главы правительства. Накануне выборов все прогнозы обещали победу шиитам и курдам, а поражение суннитам. С формальной точки зрения все так и произошло. Самое крупное шиитское объединение "Объединенный иракский альянс", имеющий моральную поддержку духовного лидера аятоллы Али-аль-Систани, получило около половины голосов и может рассчитывать на более чем 130 мест в парламенте. Курдский список набрал около 25 % голосов и может расcчитывать более чем на 70 мест. Блок нынешнего премьера-шиита Аяда Алауи, в котором, несмотря на его пестроту, главную роль играют "светские шииты", может получить около 38 мест, а различные суннитские группировки – всего около 10-15 мест.

Ясно, что в таком парламенте ни у кого не будет абсолютного большинства, и все вопросы придется решать путем создания довольно хрупких коалиций. Однако демарш 21 декабря, предпринятый 25 политическими группировками, в числе которых "Иракский национальный список" Алауи, суннитские "Национальный фронт согласия" и "Иракский фронт за национальный диалог" с примкнувшими к ним мелкими партиями, призвавшими Лигу Арабских государств, Евросоюз и ООН еще раз провести ревизию результатов выборов, дал понять, что в новоизбранном парламенте может не быть ни коалиций (жестких или мягких), ни, что гораздо хуже, той самой ответственной деятельности, для которой он, собственно, и был избран.

Самое жесткое противоречие, обнаружившееся после выборов, отнюдь не суннитско-шиитское, а противоречие между сторонниками клерикального и светского направления в политике. Тому свидетельство то, что в одной упряжке оказался светский шиит Алауи, считающийся среди иракцев американской марионеткой, и некоторые суннитские деятели, выступившие в данном случае против "клерикала" аль-Джафари.

Возможное в будущем одностороннее перетягивание политического одеяла на одну, а именно - шиитскую сторону, определяется также следующим. Шииты Ирака, помимо некоего количественного преимущества, в качественном отношении представляют собой наиболее организованную религиозно-политическую силу. У них есть лидеры, обладающие определенной харизматичностью, у них есть религиозно-политическая теория, отчасти воплощенная в соседнем Иране и, конечно же, оружие и нефть. Сунниты же в большей степени секуляризованы, у них нет духовных лидеров такого уровня как у шиитов, да и продолжающееся в общественном сознание ассоциирование этой группы с саддамовским режимом серьезно ослабляет их политический потенциал. Точнее лидер есть, но очень "потенциальный" и явно не вписывающийся в формирующуюся политическую систему Ирака. Это экстремистский вождь местной аль-Каиды Абу Муса аль-Заркауи, которому в этом году начальством было прямо предписано прекратить зря резать головы, а заняться в большей степени религиозно-политической работой, устанавливая связь с местными шейхами суннитских кланов и религиозными авторитетами.

Ну а курды – это, как говорится, кошка, гуляющая сама по себе. Их интересует собственный национальный и одновременно нефтеносный район и секулярный образ жизни с пользованием всеми благами современной цивилизации. Религиозная идентичность для этого народа никогда не была определяющей ни в Ираке, ни в других странах его компактного расселения.

При анализе последствий выборов в Ираке нужно иметь в виду, что это ближневосточная арабская страна. Из этого факта вытекает то, что реальная политика в ней делается не в парламенте, пусть даже спроектированном по самым высоким евростандартам, а на улице, где подлинными лидерами являются мусульманские деятели, которые и ведут за собой народ, используя зажигательные религиозные лозунги. А народ этот сейчас вооружен, причем не только холодным оружием. Все эти характеристики мы можем сегодня наблюдать у шиитской общины Ирака. Добавим сюда также фактор соседнего Ирана с его "горячим" президентом Ахмадинежадом.

Для того, чтобы в современной мусульманской стране установить стабильность как необходимое условие для развития страны, необходим либо сильный управляющий фактор внешнего происхождения, либо национальное государство, основанное на сильной авторитарной власти, причем эта власть должна быть обладателем не только кнута, но и пряника в виде социальных и технократических реформ, проводимых сверху.

Автоматическое перенесение институтов западной демократии на мусульманскую почву явно себя не оправдывает. Тому подтверждение вся новейшая история такой страны как Ливан, где именно демократия "alaFrance" стала в значительной мере причиной двадцатилетнего кровопролитного противостояния, а в послевоенное время держалась буквально на честном слове и сирийском присутствии. Что будет дальше с этой страной, после скандала вокруг убийства бывшего премьера Харири, сказать трудно.

Возвращаясь к Ираку, рискнем предположить, что при нынешнем раскладе ему вряд ли удастся стать сильным единым государством. Будут продолжаться стрельба и взрывы межобщинного характера, интенсивность которых будет зависеть от наличия внешнего сдерживающего фактора (читай – американского военного корпуса). В дальнейшем же не исключено разделение государства на три части, наиболее сильными из которых станут, конечно же, шиитское и курдское, а суннитская часть даже в географическом смысле окажется зажатой между ними. Хотя наиболее вероятным представляется все же вариант рыхлой конфедерации с де-факто независимыми субъектами. Так же как и в вышеупомянутом Ливане, в котором при юридическом единстве страны, на юге существует очень и очень самостоятельное шиитское "государство" – движение "Хезболла".

Возникает вопрос, а что, американцы – такие беспредельные идеалисты, считающие, что немедленное введение демократии по западным лекалам принесет мир и благоденствие в мусульманскую страну? Вполне возможно. Тем более, что президент Буш на первый взгляд иногда даже производит впечатление такого милого протестантского дядюшки-идеалиста, смотрящего на все из окошка своего милого американского домика на техасском ранчо.

Но возможен и другой ответ. Автор этих строк на одной из последних пресс-конференций подслушал мысль, высказанную бывшим главным аналитиком КГБ генералом Николаем Леоновым. Он заметил, что сегодня в интересах политики США и безопасности Израиля – создание на арабо-мусульманском Востоке небольших и слабых в военно-политическом отношении государств. Что ж, может быть, и так, и мы не беремся утверждать, что это априорно плохо. Сейчас, в глобализирующемся мире, вообще наступает эпоха малых стран с ограниченным суверенитетом. Так что прогнозы появления на территории нынешнего Ирака шиитского (и других) новых государственных образований не так уж и беспочвенны.

А окончательные акценты в проблеме религиозно-политического будущего Ирака очень скоро расставят первые шаги новоизбранного парламента. Ждать не так уж долго.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования