Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
07 декабря 21:46Распечатать

Владимир Ойвин. ДУХОВНАЯ МУЗЫКА ОПЕРНЫХ КОМПОЗИТОРОВ. Маленькую торжественную мессу Россини исполнил Московский камерный хор под управлением Владимир Минина


26 ноября, накануне последнего концерта из цикла "Реквием в христианской культуре", проведенного в ноябре римско-католическим Кафедральным собором Непорочного зачатия Пресвятой девы Марии, в котором прозвучал Реквием В.А. Моцарта, в Большом зале Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского состоялся концерт, программа которого также содержала духовную музыку. Московский государственный академический камерный хор под управлением своего художественного руководителя Владимира Минина исполнил Маленькую торжественную мессу (Petitemessesolennella) для солистов, хора, органа и фортепиано Джоакино Россини (1792 – 1868). Солистами были солистка Санкт-Петербургского Мариинского театра, заслуженная артистка России Валерия Стенькина (сопрано) и лауреат международных конкурсов Злата Булычева (меццо-сопрано); солист Большого театра, лауреат Всероссийского конкурса Марат Галиахметов (тенор) и Дмитрий Белосельский (бас). Партия фортепиано – народный артист России Владимир Овчинников, партия органа – Марианна Высоцкая.

Хор В. Минина более всего прославился исполнением русской церковной музыки, а также таких глубоко национальных по духу творчества современных композиторов как Георгий Свиридов, Родион Щедрин и Валерий Гаврилин. Своими трудами В. Минин сделал русскую церковную музыку достоянием слушателей во всем мире и сделал ее неотъемлемой частью мировой музыкальной культуры. Русская православная музыка зазвучала в лучших концертных залах Европы, Северной и Южной Америки, Японии, Китая, Южной Кореи, Японии.

Но в репертуаре Московского камерного хора достаточно много и западной классики. Хор исполнял Си минорную мессу Иоганна Себастьяна Баха и ряд других его произведений, "Мессию" Георга Фридриха Генделя, "Gloria" Антонио Вивальди, "StabatMater" Джованни Перголези, Торжественную мессу Людвига ван Бетховена и "Немецкий реквием" Иоганнеса Брамса, да и много еще чего. Неоднократно хор принимал участие в исполнении Реквиема Моцарта и вообще исполнил почти все духовные хоровые сочинения Моцарта.

Не в первый раз Мининский хор исполнял и "Маленькую торжественную мессу" Дж. Россини. Более того, хор исполнил ее в Италии. Вот как рассказал об этом сам маэстро: "Мне трудно судить о том, что удавалось в исполнении западной музыки, а что нет. Один из примеров – мы повезли в Италию "Маленькую мессу" Россини. Итальянские критики вообще считают, что итальянскую музыку могут петь только итальянцы, а все остальные поют ее плохо. Не скрою, солистов они покритиковали, а некоторые – даже достаточно резко. А про хор, как ни странно, сказали, что он поет хорошо. Конечно, это частный случай и на нем нельзя основываться".

Отнесем последнюю фразу на счет скромности маститого музыканта, но я слышал почти все из перечисленного выше и могу сказать, что эти оратории и мессы были исполнены в высшей мере профессионально. Конечно, исполнение мининского хора, да и любого другого русского хорового коллектива, имеет свой неизбежный национальный колорит, связанный с привычками русской вокализации, определяемыми фонетической спецификой родного языка, весьма отличной как от итальянского, так и немецкого. Но глубина понимания музыкального текста и содержания может полностью компенсировать языково-фонетические отличия, что и происходит в большинстве случаев исполнения хором Минина иноязычных сочинений.

Возвращаясь к конкретному рецензируемому концерту, уместно вспомнить некоторые музыкально-исторические реалии создания "Маленькой торжественной мессы" Россини. Это тем более уместно, что вступительное слово перед концертом изобиловало фактическими ошибками, поскольку его автор, видимо, не удосужилась просмотреть даже аннотации в программке концерта.

Свою всемирную славу, не уменьшающуюся по сей день, Россини заслужил как автор блистательных опер-буфф. В этом качестве еще никто его не превзошел – один "Севильский цирюльник" затмевает все, что написано в этом жанре. Хоть это и многим известно, но не могу не напомнить, что Пушкин охарактеризовал Россини одним, но удивительно точно звучащим по-русски словом – упоительный - и сравнил его с Орфеем. В 37 лет (кстати, в возрасте, в котором погиб на дуэли Пушкин) оперный фонтан Россини неожиданно прекратился. Именно прекратился, а не иссяк, как злословили некоторые завистливые современники. Написав и поставив в 1829 году свою 39 оперу – героического "Вильгельма Телля", - Россини не сочинил больше ни одной новой оперной ноты и сосредоточился на композициях совершенно иного рода – кулинарных, в которых он оказался не менее виртуозным, чем в музыке. Жаль только, что эти композиции неизмеримо менее сохранны, нежели музыкальные – высшее их признание в том, чтобы их как можно быстрее уничтожили, то бишь, съели!

За 39 оставшихся до ухода в вечность лет (напрашивается предположение, что Господь даровал ему по одному году жизни за каждую сочиненную ранее оперу) Россини соорудил несколько pasticcio (на русский язык переводится – паштет, хотя более точно по русски это надо было бы назвать винегрет) – попурри, составленные из отрывков его собственных опер. Из-под его пера за эти годы вышло также несколько фортепианных и камерных пьес.

Но эти годы оперного поста ознаменованы несколькими духовными сочинениями - в том числе, "AveMaria" (1832 г.) и Мелодия Реквиема для контральто и фортепиано (1864 г.), а также монументальными хоровыми творениями. Это оратория "StabatMater" ("Стоит Матерь скорбящая…") (Первая редакция – 1832 г., вторая – 1842 г.), Три хора "Вера, Надежда, Милосердие" (1844) и, наконец, "Маленькая торжественная месса" для солистов, хора, фортепиано и органа, сочиненная в 1863 г. и впервые исполненная 14 марта 1864 г. в особняке графа Пийе-Виля, мецената и банкира. Позже Россини по просьбе друзей оркестровал мессу. В оркестровой редакции Petitemessesolennella прозвучала в 1869 году уже после смерти Россини в парижском "Театре Итальен".

Духовную музыку Россини сочинял и до завершения своей оперной карьеры. В 1808 году он сочинил Тожественную Мессу для мужских голосов, а в 1819 – Торжественную мессу. За год до этого в Неаполе в театре "Сан Карло" состоялась премьера его оперы на библейский сюжет "Моисей в Египте". В 1827 году Россини сделал французскую версию для парижской постановки под названием "Моисей и фараон". Опера повествует об одном из самых героических и чудесных эпизодов из жизни ветхозаветных евреев – исходе из египетского рабства, разверзшемся Чермном море и гибели фараона и его войска.

Маленькой Торжественная месса называется так не из-за своей величины – она написана на полный канонический латинский текст, содержащий 14 номеров (в рецензируемом концерте исполнение длилось около полутора часов), а из-за первоначального аскетического состава сопровождения – фортепиано и органа, вернее гармониума (инструмента, близкого по звучанию фисгармонии). Такое сопровождение, как показалось, было совершенно правильно выбрано автором, поскольку оркестр в большей бы степени подчеркнул оперную природу стиля Россини. Стиль – это человек, и никуда от этого не деться. Что бы ни сочинял Россини, скрыть свою оперную родословную он не в состоянии. Это в полной мере справедливо и по отношению к "Маленькой торжественной мессе", хотя Россини всеми силами пытался уйти от оперных стереотипов и достаточно широко использовал в этой мессе приемы полифонии.

Тем не менее, именно услышанный мною в первый раз первоначальный вариант Маленькой мессы вызвал неожиданную музыкальную ассоциацию: фортепианное вступление и первые вокальные ноты последнего номера "AgnusDei" вызвали в памяти вступление и первые же ноты знаменитой арии короля Филиппа из IVакта первоначальной пятиактной парижской редакции оперы Верди "Дон Карлос" – "Dormiro sol"; ("Сон лишь тогда глаза мои смежит"). Это не могло быть заимствовано Россини даже бессознательно, потому как премьера "Дона Карлоса" состоялась в Париже лишь четыре года спустя после создания им Мессы. Я было решил, что ослышался, но исполненный на бис "AgnusDei" убедил меня в правильности оперной ассоциации. Что ж, музыка, сочиняемая в один временной период разными композиторами, близка по приемам и выразительным средствам.

Что касается исполнения, то хоровую партию Мессы Мининский хор спел великолепно. Как уже упоминалось выше, это в свое время отмечали даже строгие итальянские критики. Порадовал и Владимир Овчинников, которому дирижер по возможности давал максимальную свободу самовыражения. Этой свободой пианист и пользовался в сольных отрывках, исполняя свою партию в ярких романтических тонах. А исполнение сольного фортепианного номера "PreludeReligieuxe" было просто замечательным – в чем-то музыка прелюдии напомнила поздние сонаты Бетховена 28-ю и 29-ю.

Правда, во вступительном слове нам обещали, что в этом номере мы услышим чуть ли не фугу Баха. Но при всем желании услышать фугу в прелюдии, там, где ее и по замыслу быть не могло, невозможно. Правда, от несостоявшегося обещания удовольствие от исполнения В. Овчинникова меньше не стало, а только заставило слушать его с бóльшим вниманием в попытке найти несуществующую фугу. Говорить о качестве исполнения органной партии затруднительно ввиду ее несложности. Даже в клавирной прелюдии органу было отведено всего лишь несколько заключительных аккордов. Да иного и быть не могло, поскольку в оригинале эта партия предназначена для гармониума.

А вот о солистах приходится писать почти то же, что в свое время писали итальянцы – их качество, за одним исключением, не соответствовало качеству хора. Это исключение составила меццо-сопрано Злата Булычева – не случайно для бисирования маэстро выбрал именно номер, в котором она с успехом солировала.

Такому положению вещей слушатели вынуждены уже давно не удивляться – у нас всегда, даже в советские времена, когда лучшим певцам путь на Запад был заказан, ощущался весьма заметный дефицит солистов для ораториальных жанров. Навскидку на память приходят только Зара Долуханова и Нина Дорлиак. При этом Нина Львовна практически могла реализовать эту свою потенцию крайне редко – только в органных концертах Александра Гедике, но голос ее идеально подходил для этого жанра. Остается надеяться, что нынешняя свобода передвижения и творческого общения когда-нибудь принесет свои плоды и отечественные солисты-вокалисты рано или поздно, но освоят такой музыкально сложный жанр как ораториальный. Как говорил апостол Павел, "надежа не постыжает" (Послание к римлянам 5:5).


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования