Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
07 июня 17:46Распечатать

Сергей Суворов. ДЕНЬ ПОБЕДЫ: ИХ РАДОСТИ И НАШИ ГОРЕСТИ. Культ «Великой Победы» как квазирелигия, участие в которой православных едва ли возможно


Прошедшим Великим Постом один из центральных телеканалов рассказал про нескольких провинциальных священников, готовящих подарок ветеранам ко Дню Победы. Батюшки записывали компакт-диск с военными песнями в собственном исполнении. Видимо, корреспонденту показалось странным сочетание ряс, гитар и микрофонов (все происходило, повторяю, Великим Постом) - но служители культа быстро объяснили, что Великая отечественная была "святая война, война-молитва". А значит, они на своем месте, и делают то, что должны делать. Перед камерой даже была исполнена известная песня: "Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей, не в землю нашу полегли когда-то, а превратились в белых журавлей". Такая вот православная реинкарнация...

Увы, в наше время вообще не принято задумываться над смыслом слов, поступков, символов. Людям проще повторить старую ложь, чем нарушить традицию. Вот и РПЦ МП, которая уже включила день 9 мая в церковный календарь, не перестает твердить про "сплочение всех народов страны перед лицом агрессора", "победу сил света над силами тьмы". Патриарх Алексий IIдаже считает, что простые люди жертвовали собой "за Родину, за ее духовную свободу". Что ж, духовная свобода, конечно, дело святое. Про себя же заметим, что Сталина и советский строй восхваляли совершенно свободные духовно архиереи.

Но сколько бы ни называли Победу святой, культ ее все более походит на псевдорелигию. В ней есть свои "спасители" - Жуков и Сталин. Им прощаются все преступления за то, что без них страна, якобы, не смогла бы победить и вообще существовать. Сакральные тексты этой религии описывают великие чудеса. Одна из московских газет, к примеру, поведала о двух солдатах, которые истребили в бою 120 немцев при помощи ледоруба... Вообще, военная "агиография" весьма богата. Она составлялась еще под руководством политруков, и там весьма часто встречаются вымышленные персонажи (как "28 панфиловцев"). Еще последователи новой "религии" хранят некое подобие святых мощей - останки "Неизвестного солдата" у Кремлевской стены, над которыми, вместо лампады, пылает "вечным огнем" сатанинская пентаграмма.

Проповедь этой религии без Бога весьма незамысловата: "Мы существуем только потому, что победили. А если так, то победа - наша, и война - наша". В этих словах - не просто гордость за чужие труды, в них - подсознательная уверенность в причастности каждого к подвигам предков. Раньше она замечалась у военных (что еще можно объяснить), но теперь быстро распространяется вширь и вглубь. И не важно, что кости победителей до сих пор белеют по лесам, что большинство выживших влачили в старости жалкое существование, что еще 10 лет назад пленные солдаты официально считались преступниками... Живым необходимы положительные эмоции, и юбилейная дата дает множество поводов их получить. Иной в этот день так воодушевится, что, кажется, сейчас побежит в атаку. На Латвию, например. Вернется - хоть орден ему давай! Пожалуй, только так и можно объяснить странную моду на георгиевские ленточки, которыми к празднику люди "украшали" автомашины, одежду, волосы. Но ведь орденская ленточка - знак соответствующей награды, и никак иначе истолкована быть не может. Да что говорить - даже глянцевый плакат убеждал жителей столицы: "Победа деда - моя победа!" О том же, конечно, думали 9 мая и юноши, шагавшие по улицам в полувоенной форме, и школьники из ультрапатриотического молодежного движения "Наши", которым ветераны торжественно передавали "эстафетные палочки" в виде старых винтовочных гильз... Гордые слова "слава России!", произнесенные президентом с трибуны на Красной площади и еще недавно воспринимавшиеся как партийное приветствие РНЕ, конечно, нашли отклик во многих сердцах. Скромность теперь вообще не в моде, тем более - национальная... Повсюду еще восклицали: "Слава нашему народу-победителю!" - как это все знакомо... Только куда делось слово "советскому?" Что поделаешь, кроме 9 мая у советского и современного российского народов действительно нет никаких общих идей, дат, вокруг которых власти могли бы начать объединение общества.

Другой вопрос - возможно ли православным христианам участвовать в подобных празднествах? Ведь стоит только сказать себе: да, это моя война, это моя победа - как сразу возникает ответственность за то, с чего война началась, как продолжалась и чем закончилась. Известно, что не 22 июня Красная армия вступила в бой. Но можно ли сегодня с чистой совестью радоваться итогам "освободительного похода" в Польшу, Бесарабию и на Буковину, "контрудара" по Финляндии? А захват прибалтийских республик? Разве не жесточайший террор, организованный там в 40-м году, заставил население Прибалтики менее чем через год встречать немцев как освободителей? Можем ли мы забыть о боевых делах СМЕРШа, подававшего гитлеровцам пример варварского ведения войны? Можно ли со спокойной душой сесть за один стол с "партизанами", которые по указке партии провоцировали врага на расправы с мирным населением? Чего стоит, наконец, "освобождение" Восточной Европы, где почему-то до сих пор ненавидят "освободителей" больше, чем оккупантов?

Отдельно стоит вопрос о тех, кто решил сражаться с большевизмом любой ценой, даже на стороне Германии. Сотни тысяч этих людей имели возможность лично выяснить, чья же диктатура хуже. "Справимся со Сталиным, а уж с немцами потом разберемся", - говорили тогда. И тянувшиеся на запад колонны беженцев из советского рая (которым, кстати, немцы обычно содействовали) также не свидетельствовали о поголовном желании народа защищать "советскую родину". Кровь всех этих людей, выданных советам на расправу, никогда не отмоется от одежд западных "демократий". Большинство служивших в Вермахте наших соотечественников никогда не были нацистами. Просто для них защита родины, домов и близких означала борьбу против Сталина. Но эту жертву Старый Свет с легкостью принес одному из самых кровавых тиранов всех времен, лишь бы уговорить его ограничить свои завоевания половиной Европы. Сейчас в Ливадии хотят поставить памятник участникам ялтинского сговора, но православные никогда не должны забывать, какой ценой заплатили за него их братья, осмелившиеся противостать безбожному коммунизму.

В этот юбилейный год часто слышатся призывы забыть все плохое и всем вместе радоваться победе над нацистами. Но ведь коммунисты и их наследники ни о чем не забыли и ничего не простили! Поэтому до сих пор участники антибольшевицкого Сопротивления считаются предателями, а те, кто вешал их на железные крючья, - героями. Никто не вспоминает в "юбилейные" дни о расстрелянных белых офицерах и казаках, о детях, которых матери бросали под гусеницы английских танков и в быстрые воды Дравы, чтобы только избавить их от красного ада, о сербских четниках, которыми титовцы в майские дни 45-го наполняли боснийские пропасти... Но мы не можем спокойно пожать руку чекистам, истреблявшим в блокадном Ленинграде тайные общины иосифлян, не можем обняться с "союзниками", опрокинувшими во время выдачи казаков в Лиенце престол походной церкви. Кровь Господня, пролитая тогда из Св. Чаши на землю, никогда не даст нам уверенно сказать, что в 9 мая "силы добра и света победили силы тьмы".

Считается, что в этот день мы должны радоваться избавлению страны и народа от угрозы уничтожения. Утверждение, по меньшей мере, небесспорное. Но спокойно рассуждать об этом можно будет только тогда, когда деяния нацизма и коммунизма будут положены на чаши точных весов, и Фемида снимет с первой случайно попавший туда меч. Во всяком случае, торжество коммунизма означало для России только новое горе и кровь. Страна, как и следовало ожидать, не пришла под водительством большевиков к счастью и процветанию.

Вообще, День Победы - праздник крайне политизированный. Поневоле напрашивается сравнение с Отечественной войной 1812 г. Ведь тогда именно день изгнания Наполеона из России стал государственным праздником. Он был почтен церковной службой и, в отличие от 9 мая, имел христианское содержание: благодарение Господа за избавление от напасти. Тогда было все понятно: супостата побили, а до большой политики и проблем Священного Союза народу дела мало. А теперь пусть кто-нибудь объяснит: что больше волновало советских военачальников, губивших сотни тысяч солдат, бездарно штурмуя Зееловские высоты, Бреслау, обреченный Берлин, - защита отечества, или погоня за почестями и соревнование с союзниками? Немецкую группу армий "Курляндия" последний раз пытались одолеть утром 8 мая. Наступление обошлось дорого, но было отбито, а в 14.00 противник спокойно сдался!

Сегодня же, видя на Красной площади солдат, марширующих под красными тряпками с портретами Лениным и людоедскими лозунгами, поневоле холодеешь. Ведь эти люди считают, что это их война, их победа, и все, с этим связанное, - священно. Но у христиан есть истинные святыни. И пока ложь торжествует, пока "победа" в глазах государственных мужей оправдывает все преступления и все жертвы, нам невозможно просто радоваться в этот день. Ложь сергиевской "Декларации" была построена похожим образом. Если бы от Церкви действительно требовалось только сопереживать своей "гражданской родине" - никто бы, конечно, не заставил ее подписывать никаких изъявлений лояльности. Но на самом деле чекисты хотели, чтобы мы радовались вместе с безбожным государством и грустили с его правительством. Но можем ли мы разделять все их радости и горести? Не оказаться бы перед Господом в одном ряду с гонителями христиан!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования