Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
26 октября 17:08Распечатать

Архиепископ Игорь Исиченко. ИCКУШЕНИЕ ПРАГМАТИЗМОМ


Испытания, которые проходит Церковь на посткоммунистическом пространстве, застали многих из нас врасплох. Накопив богатый опыт служения в условиях тоталитарного общества – то использовавшего Церковь в своих интересах как элемент традиционной социальной структуры, то боровшегося с нею как с потенциальной оппозицией существующей идеологии, - Церковь оказалась не готовой к вызовам постиндустриальной цивилизации, даже в той ее диковатой форме, которая утвердилась в так называемом "СНГ".

Нарочитая простоватость и изворотливость православного батюшки в прошлом часто оказывалась естественной защитной реакцией на жесткую политику правящих элит. Исповедничество священномученика Арсения Мациевича и его духовных соратников в противостоянии авторитаризму элит дополнялось и оттенялось пассивным сопротивлением тысяч обычных сельских священников и миллионов рядовых православных верующих попыткам эксплуатации их религиозных чувствв конкретных политических интересах. Хотя стоит признать, что в Церкви всегда хватало и лиц, склонных к коллаборантству с политическим режимом, которые давали повод антиклерикальным движениям отождествлять с этим режимом всю Церковь.

Общим для восточноевропейских стран – может быть, за исключением балтийских, - является то, что руководство ими после падения СССР перешло к политическим деятелям с опытом работы в КПСС или ВЛКСМ и в КГБ. Ментальность этих кругов формируется традиционным для большевиков "грабь награбленное", ленинским тезисом о взаимоотношении базиса и надстройки, а также общим для партийных и комсомольских лидеров времён застоя цинизмом в отношении декларируемых идей. В параметрах этого сознания Церковь присутствует как элемент идеологической надстройки, адекватный бывшим отделам идеологии парткомов разных уровней, парторгам и воспитателям. И в создаваемой государственной структуре Церкви отводится соответствующее место.

В общем-то, ничего нового не произошло. Вызовы подобного характера обращаются к Церкви ещё со времён равноапостольного Константина Великого. И всегда в них слышится до боли знакомое: "Сия вся Тебе дам, аще пад поклониши ми ся" (Мт. 4:9).

В годы моего отрочества весьма популярным было словечко "волюнтаризм". Мало кто представлял, что оно значит по-настоящему. Но все твёрдо усвоили: коль говорится о волюнтаризме, значит о Хрущёве с его кукурузными экспериментами, совнархозами и туфлей на трибуне ООН. В действительности же волюнтаризм – базовое понятие для советской системы! Она ведь и зарождалась как попытка заставить утопический коммунизм Маркса вопреки представлениям самого основоположника победить в отдельно взятой стране и заставить народ поверить в то, что он уже коль не живёт, то будет жить при коммунизме! Лозунгом этой системы стали памятные моему поколению слова: "Мы не можем ждать милостей у природы, взять их у неё – наша задача!" Пятилетки качества, продовольственные программы, соцсоревнования – что это, как не воинствующий волюнтаризм?

Своего рода эвфемизмом для замены непопулярного понятия стал распространённый в последние годы термин "прагматизм". Его широкое употребление может быть предметом научного интереса социолингвистики; нам же представляется, что прагматизмом стали называть готовность использовать любые средства для достижения практически выгодной цели, не обременяя себя укорами морали и рамками официально провозглашаемой идеологии. В прагматическом дискурсе Украины 90-х годов "духовным возрождением" называется процесс фактического кризиса национальной культуры и бегства научных элит за границу, а "объединением в единую Поместную Церковь" политики именуют попытки формирования государственной религиозной организации, готовой взять на себя идеологическую поддержку режима в обмен на протекционистский подход.

Первые эксперименты с использованием Церкви в политических интересах приходятся в независимой Украине на годы президентства Леонида Кравчука (1991-1994). 1 декабря 1991 г. в Украине проходил не только общенациональный референдум, но и первые президентские выборы, на которых двумя главными кандидатами были председатель Верховной Рады Леонид Кравчук и лидер Народного Руха Украины Вячеслав Чорновил. Абсолютным большинством голосов народ высказался за выход из СССР и государственный суверенитет. Но эта победа обесценивалась избранием на президентскую должность Леонида Кравчука, который успел зарекомендовать себя как мастер компромиссов и уклонения от прямых ответов.

За несколько дней до выборов, 20-21 ноября 1991 г. в зале Академии наук Украины на Владимирской улице Киева прошел Межрелигиозный всеукраинский форум. На нем было представлено 16 конфессий, которые действовали в Украине к тому времени. Принимали участие в заседаниях 211 делегатов. Наибольшее число представителей направила Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (УПЦ МП).

Центральное место на форуме заняло выступление Леонида Кравчука, варьировавшее тезис: "Независимому государству – независимую Церковь". Выступали также глава УПЦ Филарет Денисенко, управляющий делами Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ) архиєпископ Антоний Масендич и др. В день окончания форума прошла первая официальная встреча митрополита Филарета и архиепископа Антония.

Леонид Кравчук не был новичком в церковной политике. Во время работы в ЦК Компартии Украины он специализировался на атеистической пропаганде. Он знал проблемы и потребности Церкви, умел использовать карьеристические и меркантильные стремления епископата. Православной Церкви предлагались защита и помощь взамен за ее поддержку кандидатуры Кравчука на выборах. Храмы УПЦ МП наполнили предвыборные листовки под лозунгом: "Свободная Церковь в свободном государстве".

Для церковной политики Леонида Кравчука был присущ жестко авторитарный стиль с широким применением псевдопатриотической патетики. Религиозная политика формировалась в духе волюнтаризма под влиянием идеи единой государственной Православной Церкви, способной идеологически поддерживать господствующий режим. С этой целью в 1992 г. было провозглашено объединение УПЦ МП и УАПЦ в единую "Украинскую Православную Церковь – Киевский Патриархат" (УПЦ КП).

25 июня 1992 г. в резиденции митрополита Филарета прошло собрание духовенства и мирян, провозглашенное "Всеукраинским православным собором". Перед этим состоялась встреча управляющего делами Патриархии УАПЦ митрополита Антония Масендича с митрополитом Филаретом. Были достигнуты договоренности об объединении. В Патриархии УАПЦ появляются народные депутаты Дмитрий Павлычко, Василий Червоний, Лариса Скорик, Николай Поровский, Богдан Тернопольский, а также начальник управления "Т" Службы безопасности Украины. От митрополита Антония потребовали проведения объединительного собора.

От УПЦ МП на собрании присутствовали митрополит Филарет и епископ Яков Панчук, а также два рукоположенных ими после запрета в священнослужении епископа и несколько священников. От УАПЦ были собраны телеграммами некоторые влиятельные священники и миряне из братства. Епископат представляли владыки Антоний Масендич, Владимир Романюк, Роман Балащук, Софроний Власов, Роман Попенко, Михаил Дуткевич, - не более трети епископов. Всего собралось 104 человек. Никто из них не был избран согласно устава. Патриарх Мстислав не был поставлен в известность об этом собрании.

Собрание постановило:

"1. Объединить УПЦ и УАПЦ в единую Украинскую Православную Церковь – Киевский Патриархат.

2. УПЦ КП является правопреемницей УПЦ и УАПЦ, всех соглашений, заключенных ими к сегодняшнему дню, и всех их средств, имущества движимого и недвижимого, включая храмы, монастыри, учебные заведения и т.п. Все банковские счета УПЦ и УАПЦ становятся счетами УПЦ КП.

3. До принятия нового устава УПЦ КП руководствоваться уставом УАПЦ. Использовать печати и штампы УПЦ и УАПЦ.

4. Собор заявляет, что главой УПЦ КП считает патриарха Мстислава.

5. В связи с насущной необходимостью укрепления руководства УПЦ КП, учитывая пребывание патриарха Мстислава вне границ Украины, а также его возраст (94 года), что усложняет руководство Церковью, ввести должность заместителя патриарха Киевского Патриаршего Престола.

6. Утвердить заместителем Патриарха Блаженнейшего Филарета, митрополита Киевского и всея Украины.

7. Утвердить управляющим делами Киевской Патриархии митрополита Переяславского и Сичеславского Антония.

8. Создать Священный Синод УПЦ в составе: митрополит Филарет, митрополит Антоний, архиепископ Роман, епископ Иаков, епископ Петр.

9. Создать Высший Церковный Совет в составе членов Священного Синода и протопресвитера Владимира Яремы, протоиерея Бориса Табачека, протоиерея Александра Швеца, протоиерея Владимира Черпака, Василия Червония, Олеся Шевченко, Николая Поровского."

Таким образом на одной столичной кафедре оказывалось двое архиереев с одним титулом: "Киевский и всея Украины", а также с титулами предстоятелей Церкви: "Святейший" и "Блаженнейший". Вводилась чуждая православному каноническому праву должность заместителя патриарха. Присутствующие работники государственной администрации и народные депутаты уверили во всесторонней государственной поддержке УПЦ КП и гарантиях её канонического признания Вселенской Патриархией. Во всех документах собрания и методах его проведения чувствовалась школа КПСС и опыт объединения "большевиков" с "меньшевиками".

Идеология УПЦ КП на протяжении первых трех лет базировалась на утверждении наследственности традиций УАПЦ и новообразованной Церкви. Символом этого стало признание патриарха Мстислава предстоятелем УПЦ КП. Правда, сам патриарх Мстислав не признал каноничности решений собора 25 июня и указами от 17 октября 1992 г. вывел вне штата УАПЦ митрополита Антония и архиепископа Владимира как виновников объединения с митрополитом Филаретом Денисенко. Фактическое руководство УПЦ КП изначально принадлежало митрополиту Филарету.

Регистрацией документов нового религиозного объединения занимался непосредственно Совет Министров Украины. Инструментом осуществления президентской религиозной политики стал постоянный Совет по делам религий при Кабинете Министров, возглавленный вскоре после 25 июня пылким приверженцем УПЦ КП Арсением Зинченко. Совет по делам религий обеспечивал разностороннюю поддержку УПЦ-КП и осуществлял давление на её оппонентов.

С приходом к власти президента Леонида Кучмы (1994-2004), чья избирательная кампания проводилась под пророссийскими лозунгами и идеями интеграции Украины в "евразийское пространство", господствующее положение УПЦ МП целиком восстановилось. Уже через неделю после избрания нового президента первая программа Украинского телевидения транслировала выступление Блаженнейшего митрополита Владимира Сабодана с призывом поддержать Леонида Кучму. По примеру России в протокол президентских поездок по стране вводятся обязательные встречи с архиереями УПЦ-МП, посещение русских храмов. У себя на родине президент основывает храм УПЦ МП.

Происходит слияние УПЦ МП с господствующим режимом. В большинстве областей УПЦ МП получает исключительное право на использование государственных средств информации, на пастырскую опеку солдат срочной службы, заключённых. В 1999 г. УПЦ МП заключает соглашения с рядом силовых министерств и ведомств – комитета по охране границы, Министерства внутренних дел – об их религиозной опеке. Во главе комиссии ставится архиепископ Августин (Маркевич), близкий к Отделу внешних церковных сношений РПЦ и к силовым министерствам России. Десятки государственных деятелей награждаются церковными орденами, а государственные ордена присваиваются священнослужителям УПЦ МП.

Некоторые политики христианско-демократического направления старались добиться ликвидации Совета по делам религий при Кабинете Министров Украины и передачи его полномочий Министерству юстиции Украины. Над этим атавизмом сталинского режима нависла угроза. Вскоре после прихода к власти Леонида Кучмы Совет в делах религий присоединили к Министерству по делам национальностей и миграции, превращенному в Министерство по делам национальностей, миграции и культов. Но события "черного вторника" (разгон похорон патриарха УПЦ КП Владимира 18 июля 1995 г.) были удачно использованы для достижения аппаратных целей ведомства по делам религии. Совет по делам религий возрождается в 1995 г. как Государственный комитет по делам религий. Политика протекционизма по отношению к УПЦ-КП прекращается. В отместку за дискредитировавшие режим события "черного вторника" начинается давление на руководство УПЦ-КП с целью предотвратить формальное избрание митрополита Филарета патриархом.

Среди первых масштабных "объединительных" проектов аппарата нового президента стало создание на основах политической лояльности господствующему режиму "Украинской Автокефальной Православной Церковью Киевского Патриархату", которым занимался не только воссозданный Госкомрелигий, но и непосредственно Совет по национальной безопасности и обороне (секретарь Александр Разумков). Сперва 10 августа 1995 г. в г. Рогатине был собран собор благочинных епархий УПЦ КП Западной Украины, который обратился к митрополиту Филарету с требованием снять его кандидатуру на патриарший престол и "завершить диалог между УПЦ КП и УАПЦ, активизировать диалог с УПЦ Московского Патриархату с целью определения средств и решения всех вопросов для объединения трех ветвей Православия в Украине в единую Поместную Украинскую Православную Церковь Киевского Патриархата" (стиль оригинала). Неожиданно в соборе приняли участие и поставили свои подписи на документе 17 влиятельных священников Львовской епархии УАПЦ. Этого не могло произойти без команды сверху.

12 октября 1995 г., за неделю до проведения Поместного собора УПЦ КП, в Львове был проведен расширенный Архиерейський собор УАПЦ, на который было приглашено лишь трое из четырех епископов: возможных оппонентов идеи "УАПЦ КП" о соборе не поинформировали. На всякий случай в консистории Харьковско-Полтавской епархии даже временно отключили оба телефона. Собор одобрил заявление о необходимости объединения Церквей и о том, что препятствует объединению фигура митрополита Филарета.

19 октября под охраной милиции делегации епархий были автобусами свезены в Феодосиевский монастырь УПЦ-КП в Киеве. Там состоялась встреча части архиереев УАПЦ и УПЦ КП, итоги которой были оформлены 20 октября как "Акт объединения Церквей Украинской Православной Церкви Киевского Патриархату и Украинской Автокефальной Православной Церкви". Провозглашалось объединение Церквей по образцу объединения УАПЦ и УПЦ 25 июня 1992 г. на основе устава УАПЦ. Накануне патриарха Димитрия вынудили подписать заявление об отречении на ближайшем Поместном Соборе объединенной Церкви. Новопровозглашенная Церковь приняла синодально-авторитарный стиль управления, конформизм в отношениях с властью, враждебность относительно других конфессий. Были прерваны отношения с центром УАПЦ в диаспоре, вместе с тем установлены скрытые контакты с РПЦ.

Но странный по своему претенциозному стилю "Акт объединения Церквей" от 20 октября 1995 г. не имел канонической силы ни для УАПЦ, ни для УПЦ КП. Ведь соответственно уставам этих Церквей единым полномочным органом, способным осуществлять такие радикальные изменения в церковном устройстве, был Поместный Собор. Именно Поместные Соборы обоих Церквей должны были одобрить решения об их самоликвидации и созыве объединительного съезда. Раскол исчерпался к лету 1997 года.

29 декабря 1998 – 4 января 1999 г. состоялась поездка Патриарха Димитрия в Саут Баунд Брук, прошли первые встречи с епископатом УПЦ в США. Было достигнута договоренность о начале общих действий для восстановления канонического единства Церквей в Украине и США в евхаристическом единении с Вселенским патриархом. Во исполнение достигнутых договоренностей Архиерейский собор УАПЦ 4 октября 1999 г. принял обращение к митрополиту Константина и епископата УАПЦ в эмиграции, в котором заявлялось о "сохранении в православной общине Украины осознания себя единой Поместной Церковью с Украинской Автокефальной Православной Церковью в эмиграции". Архиерейский собор постановил:

"1. Восстановить единство Украинской Автокефальной Православной Церкви в Украине и диаспоре с одним предстоятелем и общим Архиерейским собором.

2. Ходатайствовать перед Всесвятейшим Вселенским Патриархом Варфоломеем о каноническом признании Поместного статуса единой Украинской Автокефальной Православной Церкви.

3. Обратиться к епископату, священству и мирянам других православных юрисдикций в Украине и в украинском сообществе за границей с призывом присоединиться к процессу создания единой Украинской Поместной Православной Церкви".

На этой канонической основе, предчувствуя близкую смерть, патриарх Димитрий 1 декабря 1999 г. написал завещание, в котором просил не избирать его преемника в Украине, а признать единым каноническим главой УАПЦ ив Украине, и в эмиграции блаженнейшого митрополита Константина, который после смерти Патриарха Мстислава с 1993 года возглавил УПЦ в США и УАПЦ в эмиграции. И со дня упокоения патриарха Димитрия (25 февраля 2000 г.) в храмах УАПЦ начинает поминаться как глава Церкви митрополит Константин, который с 1995 года пребывает под омофором Вселенского Патриарха. Возглавил похороны патриарха Димитрия и прочёл разрешительную молитву архиепископ УПЦ в США Всеволод.

Но уже на следующий день после похорон Патриарха Димитрия, 1 марта 2000 г., под давлением председателя Госкомрелигий Украины и работников Службы безопасности Украины большинство епископов УАПЦ фактически отреклись от завещания Патриарха Димитрия, избрав местоблюстителя Патриаршего престола без благословения митрополита Константина, только что признанного главой УАПЦ. Как утверждалось, лично президент Украины дал распоряжение не допустить к руководству УАПЦ гражданина США. Позже это было подтверждено известными записями разговоров президента Кучмы, сделанными майором Мельниченко.

Митрополит Константин возглавил Поместный Собор УАПЦ, который состоялся в Киеве 14-15 сентября 2000 г. В первом же постановлении Собора "Каноническая жизнь Украинской Автокефальной Православной Церкви в Украине на протяжение 1989-1999 гг. и путь ее упорядочения" признавался неканоническим период пребывания Киевской митрополии под юрисдикцией Патриарха и Святейшего Синода Русской Православной Церкви с 1686 года. Собор принес чистосердечное покаяние Вселенскому Патриарху за самовольный отход Киевской митрополии от Матери-Константинопольской Патриархии во времена гетмана Ивана Самойловича, когда собором 8 июля 1685 г. был избран без патриаршего благословения и направлен для интронизации в Москву митрополит Гедеон Святополк-Четвертинский. Собор напомнил, что уже преемники гетмана Ивана Самойловича Иван Мазепа и Филипп Орлик старались вернуть былой статус Украинской Поместной Церкви как митрополии Вселенской Патриархии, что было отображено в Конституции Украины 10 апреля 1710 г. Отвергая путь раскола, Собор признал путем восстановления поместного устройства Украинской Православной Церкви освобождение от неканонической юрисдикции Московской Патриархии над украинскими православными общинами и правовое оформление этих общин в единую Поместную Церковь под благословением Константинопольской Церкви-Матери. Собор постановил:

"1. Продолжать работу над созданием Единой Поместной Украинской Православной Церкви совместно с украинскими православными общинами других юрисдикций в Украине и в рассеянии под благословением Всесвятейшего Вселенского Константинопольского Патриарха.

2. Просить Его Всесвятейшество Патриарха Варфоломея как главу Константинопольской Церкви-Матери возглавить процесс консолидации украинских православных общин мирав единую Поместную Церковь с перспективой предоставления ей автокефального устройства и патриаршего управления.

3. Просить Его Всесвятейшество Патриарха Варфоломея благословить возглавить движение Украинской Автокефальной Православной Церкви в Украине к каноническому упорядочению своей жизни и созданию Единой Поместной Церкви в Украине предстоятеля УПЦ в США и УАПЦ в диаспоре блаженнейшего митрополита Константина".

Но принятая Собором стратегия развития Церкви не совпадала с государственной программой объединения православных общин вокруг УПЦ МП с расширением автономии УПЦ МП. В Тернопольской и Ивано-Франковской епархиях прекращают поминание митрополита Константина. Именно в этих областях епископы УАПЦ были наиболее близки к правящему политическому блоку, а среди священников весьма высок процент выходцев из Русской Православной Церкви (на востоке Украины клир УАПЦ формировался заново воспитанниками духовных школ УАПЦ). Нарастают амбиции предстоятеля УАПЦ – ставленнику государства, избранному на соборе вопреки завещанию Патриарха Димитрия. Административный ресурс государственного аппарата используется для усиления власти предстоятеля и вытеснения митрополита Константина из украинской церковной жизни. Лишь Харьковско-Полтавская епархия, несколько приходов других епархий и Всеукраинское братство апостола Андрея Первозваного сохранили верность каноническим документам 1990-2000 годов.

Провозглашенная президентом поддержка объединения Православных Церквей в единую Поместную Церковь в очередной раз завершилась усилением раскола. И хотя в выигрышном положении по внешним параметрам (количество приходов, сооружение храмов и т.д.) оказываются, казалось бы, религиозные организации, пошедшие на активное сотрудничество с властями, не только опыт далекого прошлого, но и ситуация последних лет в Украине свидетельствует об эфемерности любых проектов решения церковных проблем волюнтаристскими методами исходя из прагматических целей государства или политико-экономических кланов. "Царство мое несть от мира сего" (Ин. 18:36), - единственный корректный ответ христианина на вызовы государственнического прагматизма независимо от времени и субъекта этих вызовов. Кризис в церковной жизни наступает там, где вместо такого ответа приходит инкорпорация церковных структур мирскими учреждениями и предпринимаются попытки решать религиозные проблемы волевыми методами государственной власти. В этом, в частности, убеждает украинский опыт.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования