Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МыслиАрхив публикаций ]
28 сентября 15:23Распечатать

Ритис Моркунас. ДИКТАТУРА СПОНСОРОВ, ИЛИ КТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРАВИТ В КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ. О роли благотворителей в жизни католиков Восточной Европы размышляет литовский журналист


Реальность возрождения католических структур в странах Восточной Европы такова, что даже в нашей относительно стабильной и католически многочисленной Литве этот процесс по ряду объективных причин немыслим без помощи извне. Гораздо более зависимы от него Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, а также католические приходы центральноазиатских республик.

Помощь дипломатично называют "обменом дарами", подразумевая дары преимущественно материальные в направлении "Запад-Восток" и дары преимущественно духовные в обратном направлении.

Естественно, никто не пытается рассматривать этот процесс в терминах эквивалентности -- говорят скорее о благотворительности, поддержке, солидарности. Однако до сих пор не приходилось слышать о публичных попытках анализа эффективности этой помощи. Я уже писал об этом два года назад в литовском журнале "Науясис жидинис", однако, помимо возмущения спонсоров, эта публикация, названная скандальной, всё-таки не пробудила в Литве сколько-нибудь основательной рефлексии относительно предмета разговора. И я благодарен "Порталу-Credo.Ru" за приглашение к его продолжению – теперь уже в более широком контексте.

Изложенное ниже является плодом многолетних наблюдений автора, который, не отрицая позитивных моментов помощи Запада Востоку (о них написаны тонны книг и статей), считает долгом своей совести обратить внимание читателей на моменты негативные, о которых обычно по понятным причинам умалчивают.

Кстати, в кулуарах различных западных фондов (католических и просто независимых, частных) необходимость подобного анализа подвергается сомнению в контексте евангельского стиха "да не узнает левая рука, что делает правая..."

Однако, в отличие от манны небесной, ресурсы западных католических спонсоров ограничены, особенно в контексте нынешнего экономического кризиса в Западной Европе и многомиллионных исков к американским католическим епархиям.

Очевидно, что ограниченность средств является необходимым и достаточным условием для публичного и честного, действительно христианского обсуждения стратегии и тактики "обмена дарами". Мы далеки от того, чтобы считать деньги в другом кармане, однако проследить механизмы их сбора, аккумулирования и распределения – задача вполне доброкачественная.

Сами благотворители, декларируя свою прозрачность и открытость, далеко не всегда следуют этим принципам и даже обижаются, когда цифры становятся публичными (неприятные минуты в общении с одним из фондов пережил два года назад даже пресс-секретарь Ватикана, когда назвал цифры, на что имел полное право). Поэтому анализ, предложенный в данной статье, будет носить скорее качественный, нежели количественный характер.

Итак, давайте попытаемся рассмотреть этот процесс в первом приближении.

Действующие лица

В эпоху постмодерна и новых информационных технологий некий среднестатистический немецкий католик Ганс Шульц вполне может узнать, что его литовский единоверец Йонас Каваляускас и российский Иван Кузнецов нуждаются в помощи – семью прокормить, детей подлечить, храм отреставрировать, дом для священника построить, в паломничество податься – да мало ли в чем, нужд в посткоммунистических странах хватает. В помощи там нуждаются многие – и католики, и некатолики.

Однако вряд ли Ганс Шульц будет помогать Ивану или Йонасу непосредственно, посылая ему еду, кирпич, цемент или евро, потому что человечество давно уже изобрело посредника между теми, кто нуждается, и теми, кто хочет помочь. Обычно он называется фондом (или акцией, или комиссией, реже – как-то по-другому). Скорее всего, именно фонд и сообщит Гансу Шульцу о насущных нуждах людей на Востоке красноречивым плакатом, рекламой в газете, проповедью специально приглашенного с Востока священника или даже епископа. Тот же фонд примет у Ганса Шульца пожертвования для Ивана Кузнецова и Йонаса Каваляускаса.

Далее в процесс вступают посредники, которые становятся ключевыми фигурами, делая существенные поправки к милосердным интенциям доброго немца.

Что же до нуждающихся, то теоретически в первой шеренге должны стоять католические епископы восточных стран, однако слишком частые исключения из этого правила заставляют усомниться в его действенности.

К сожалению, наиболее весомым аргументом в принятии решений, по нашим многолетним наблюдениям, являются вовсе не реальные нужды епархий и воля епископов, а скорее то, что обычно называют "позиционированием" - умение наладить неформальные связи, "грамотно" составить проект и вовремя его подсунуть на рассмотрение. В этом смысле католические фонды не являются исключением в ряду своих секулярных собратьев.

Ключевым для понимания механизма благотворительной помощь является выяснение того субъекта, которому принадлежит власть "дать или не дать". Власть эта в рассматриваемом процессе принадлежит посреднику, то есть фонду. Вручая ему свои кровные евро, Ганс Шульц таким образом полностью делегировал полномочия поставить запятую во фразе "помочь нельзя отказать".

Совет директоров или попечителей фонда, как правило, принимает решения, которые нетрудно предугадать. Совет крайне редко удивляет своим несогласием готовивших проекты решений менеджеров.

Именно они – менеджеры, кураторы, серые и не заметные на первый взгляд сотрудники – и являются ключевыми фигурами в благотворительной деятельности. Именно их принимают почти с архиерейскими почестями в опекаемых странах, их стараются очаровать и убедить в исключительной значимости своих проектов. Дружба с этими людьми – залог надежного будущего финансирования структур независимо от их реальной пользы для Церкви.

"Серые кардиналы" Церкви на Востоке

Таким образом, ситуация последнего десятилетия – это ситуация "диктатуры благотворителей", которые в силу своего влияния и являются настоящими "архитекторами", "серыми кардиналами" возрождения католических структур в странах Восточной Европы.

Ситуация конфликта интересов правящего епископа и менеджера благотворительного фонда возникает нередко: епископ в Казахстане хочет построить храм, а ему говорят, что важнее другие приоритеты, епископ в России хочет издать молитвенник или миссал, а благодетели без его ведома ввозят в страну плохо переведенные книги, польза которых для местных католиков весьма сомнительна, ординарий в Литве ищет деньги на скромную епархиальную газету, а в это время его ставят перед фактом открытия телестудии, на которую разом потрачено десять годовых бюджетов той же самой газеты...

Фактически задача архиерея и настоятелей приходов – минимизировать возможный ущерб от инициатив спонсоров и по возможности обернуть их на пользу Церкви.

Кроме того, есть проекты и проекты. Самые соблазнительные для фондов – проекты разовые, краткосрочные, размашистые и громкие, по которым можно красиво отчитаться, сделать телеролик, фотовыставку и использовать их для дальнейшего сбора средств от Ганса Шульца, или, выражаясь более модно - фандрайзинга. Обустроить в Литве телецентр, не позаботившись о его дальнейшей судьбе, запустить плавучую церковь по Волге, провести шумный экуменический симпозиум, раздать тысячи пластмассовых статуэток Богородицы или четоки затем оповестить о своей доброте весь мир – это всегда для благотворителей заманчивая перспектива. Выражение лица этих деятелей становится другим, когда их просят покрыть текущие расходы обычного приходского священника и помочь в обыденных нуждах – катехизации, поездках по региону, уходу за больными и нуждающимися, погребении малоимущих и пр. Это – непопулярно и неперспективно. То обстоятельство, что это действительно необходимо и в этом именно проявляется жизнь Церкви, фонды, кажется, не слишком заботит.

Однако Ганс Шульц вряд ли узнает об этой ситуации из глянцевых отчетов благотворительных организаций, а прямых контактов с Иваном Кузнецовым и Йонасом Каваляускасом у него нет.

Так медиатор – благотворительный фонд -- становится фактически диктатором.

Один из старых украинских священников назвал использования власти денег в определении будущего религиозной жизни на Востоке "католическим колониализмом".

Откуп: "берите и володейте"

В очень стесненной ситуации правящим епископам, чтобы спасти основное – храмы и приходы – часто приходится жертвовать второстепенным, фактически отдавая его на откуп третьим лицам. Речь идет об учебных заведениях, средствах массовой информации, издательствах и иных элементах "инфраструктуры" епархии.

Принцип простой: "берите и володейте, если сможете прокормить". Можно было бы провести аналог с аукционом, только крайне редко в странах Востока находится более одного желающего "взять и владеть" чем-то, что заведомо придется поддерживать в течение ближайших десятилетий, потому что говорить о самообеспечении католических структур в условиях малочисленности диаспоры в странах Востока не приходится.

Епископы вздыхают с облегчением, если в качестве нового хозяина колледжа, журнала, детского приюта или больницы выступает монашеский орден или конгрегация. Хорошая репутация преемника снимает с епископа часть ответственности и гарантирует "католическую доброкачественность" будущего. Хуже, если новым хозяином станет молодой фонд, новообразованная община или движение, которые лишь ищут своего места в католической среде и хотят найти побольше адептов в странах Востока. Для этого они стараются проводить независимую от епископа политику, смело выступают в средствах массовой информации, чтобы выделиться из общей массы и затем вернуться в ореоле славы туда, откуда прибыли.

В Литве, Белоруссии, России они – полные хозяева того, что отдано на откуп, ибо, увы, заказывает музыку тот, кто платит...

Экуменические парадоксы

Наибольшее удивление католиков на Востоке вызывает несколько экуменических парадоксов "обмена дарами". В Литве это ощущается в малой степени, но мои коллеги из России свидетельствуют, что парадоксальность бытия они ощущают в своем опыте по полной программе.

Парадокс 1. "Чтобы получить помощь, нам, наверное, надо перейти в православие", -- эта мрачная шутка католических монахинь в одной из стран Востока вполне отражает реальное положение дел, косвенно подтвержденное директором пресс-центра Святого Престола Хоакином Наварро-Валльсом. Он объявил, что только один из германских фондов перечислил Русской Православной Церкви более 17 млн. долларов.

Ганс Шульц, который пожертвовал свои евро для Ивана Кузнецова и Йонаса Каваляускаса, и не подозревает, существенная часть его лепты (по оценкам некоторых экспертов - чуть ли не половина) адресуется представителям иной конфессии.

Парадокс 2. "Православным надо помогать при любых обстоятельствах, как бы они себя ни вели, ибо они пережили гонения и много страдали". Эта милосердная точка зрения, очень распространенная среди католиков стран Западной Европы, существенно влияет и на благотворительную деятельность.

В этом контексте католики в странах Востока выглядят как бельмо на глазу, как досадная заноза, как неприятное облако на безоблачном небе "обмена дарами". Мои российские единоверцы, например, мрачно шутят: нас лучше не кормить – тогда мы быстрее вымрем. И этот процесс вымирания становится все более очевидным. Восточные епископы провели весну и лето в судорожных попытках "залатать дыры", которые образовались из-за неожиданных отказов некоторых фондов продолжать финансирование католических структур.

В этом контексте вдруг возникает фундаментальный вопрос о том, действительно ли западные спонсоры заинтересованы в возрождении католических структур в странах Востока?

Парадокс 3. "... а караван идёт".

Несмотря на продолжающийся кризис в православно-католических отношениях, благотворительные фонды публично заявили о том, что продолжат оказывать материальную поддержку Православной Церкви в России и других странах бывшего СССР. "Экуменизм солидарности" продолжается…

По предположениям католических священников на местах, даже брошюры антикатолической направленности иногда печатаются на деньги западных фондов. То есть на деньги Ганса Шульца.

Как сообщил православный публицист Александр Кырлежев, недавно вышел в свет "Новый противокатолический катехизис" (Москва, Трифонов Печенгский монастырь, "Ковчег" 2003 г., 112 c.), в котором утверждается, что католичество - это антихристианская неоязыческая религия, поклонение в которой ведется папе и богам-идолам, выдуманным католиками (с. 95), и является разновидностью неоиндуизма (с. 69). Специфика этой книжки интересна ещё и тем, что она напечатана в Москве, а благословение получено от Мурманского и Мончегорского архиерея Симона (Гети). По нашим сведениям, Мурманская епархия РПЦ также получает помощь от католических благотворительных фондов, хотя утверждать точно, что именно "Новый противокатолический катехизис" был напечатан на деньги Ганса Шульца, не представляется возможным…

В частной беседе один из благотворителей сказал: "Если мы сейчас прекратим помощь православным, то они подумают, что мы хотели купить их доброе к нам отношение, купить экуменизм". Очень точно в этой фразе передана природа и мотивация сегодняшней помощи православным: как бы они чего не подумали про нас плохое. И действительно - "Что будет говорить Марья Алексеевна?"

Похоже, что благотворителей более всего заботит то, как они выглядят, какими кажутся, нежели то, что они есть.

В контексте межконфессиональной напряженности такое поведение по отношению к нашим единоверцам в России, пережившим десятилетия коммунистического режима, из Литвы кажется по сути предательским, если называть вещи своими именами.

Парадокс 4. "Как и мы прощаем должникам нашим". Интересную историю опять же из жизни российских католиков рассказал мне недавно польский священник, который был проездом в Вильнюсе.

В одном областном центре на Дальнем Востоке рядом с китайской границей католический храм, построенный до революции, позже был передан Русской Православной Церкви. Когда же в начале 90-х годов прошлого века там возродилась католическая община и попросила вернуть им построенное дедами и прадедами, православный архиерей сказал: "Хорошо, только помогите нам возвести новый кафедральный собор, мы туда переедем, и будет у вас ваш храм". Ударили по рукам при посредничестве и свидетельстве местной администрации, которая сочла такое решение проблемы оптимальным. Своих денег у сибирских католиков не было, но один из западноевропейских фондов согласился профинансировать строительство православного кафедрального собора. Когда же его возвели и торжественно освятили, то вдруг выяснилось, что и старый католический храм православным тоже нужен, ибо в городе их много, а католиков – мало… Приход остался без храма, фонд – без денег (естественно, возвращать их никто не собирается), а Ганс Шульц по-прежнему пребывает в сладкой уверенности, что его скромная лепта помогает единоверцам на Востоке, ибо не найдет он этого прецедента в глянцевом ежегодном отчете авторитетного фонда…

История эта – не единичная, но важно здесь не количество, важны не масштабы происходящего, а – суть подхода, принципы деятельность, которые на протяжении последних пятнадцати лет по сути остаются неизменными.

Вся власть – епископам!

На наш взгляд, есть несколько путей исправления сложившейся ситуации.

Первый – де-факто закрепить определяющую волю епископов в распределении помощи Запада. Для этого при рассмотрении в церковных фондах проектов на финансирования должно быть обязательным участие епископов с правом решающего голоса. Такое положение дел пресекло бы произвол "менеджеров" и рассеяло "прикормленных грантополучателей", которые ныне неприкосновенны. Тогда деятельность благотворителей будет на самом деле выстроена в соответствии с Каноническим правом Католической Церкви.

Второй – избегать посредников, игнорировать фонды, устанавливать непосредственные связи между приходами, епархиями, благодетелями и нуждающимися, чтобы были видны плоды "обмена дарами". Чтобы Ганс Шульц встретился с Иваном Кузнецовым и Йонасом Иванаускасом.

Третий – сделать деятельность фондов максимально прозрачной, а процедуры принятия решений – открытыми и гласными в рамках Церкви.

Не составляет особого труда заметить, что первый и третий пункты лежат в компетенции самих фондов, которые вовсе не заинтересованы что-либо менять. Нам остается второй путь – знакомиться, дружить, общаться и помогать друг другу, как это делали первые христиане.

Думаю, что многие литовские приходы почли бы за честь иметь приход-побратим в России или на Украине – молиться друг о друге, ездить в гости и видеть доброкачественные плоды своих пожертвований, что в контексте вышеизложенного весьма немаловажно.

Такое возвращение к истокам, на наш взгляд, будет способствовать оздоровлению благотворительности и мы с полным правом сможем говорить об "обмене дарами".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования